В начало<-Назад Продолжение->
Арктический Научно-Исследовательский Институт
Главного Управления Северного Морского Пути
Министерства Морского Флота СССР

История открытия и освоения Северного морского пути


том первый
Издательство "Морской Транспорт" Москва 1956

М.И.БЕЛОВ
Арктическое мореплавание с древнейших времен до середины XIX века


Под редакцией: Я.Я.Гаккеля, А.П.Окладникова, М.Б.Черненко
Издательство "Морской Транспорт" Москва" 1956
Оцифровка и корректура: Игорь В.Капустин



ВВЕДЕНИЕ

В географическом познании Земли выдающаяся роль принадлежит народам Советского Союза. Имена русских землепроходцев и мореходов, путешественников и ученых - первооткрывателей и первоисследователей новых земель сохраняются на картах самых отдаленных уголков во всех частях света. Эти открытия и исследования начались знаменательным "хожением" тверского купца Афанасия Никитина "за три моря" и продолжаются в наше время в Центральной Арктике и Антарктике.
Русские не только первыми из европейцев достигли Индии, они обследовали и нанесли на карты Сибирь со всем ее морским побережьем, исследовали многие недоступные районы Центральной Азии, открыли Камчатку, Северо-Западную Америку и многочисленные острова в Тихом океане, доказали раздельное существование Евразийского и Американского континентов, побывали в глубине девственных лесов Латинской Америки и тропической Африки. Отважные русские мореплаватели Беллинсгаузен и Лазарев открыли шестой материк - Антарктиду.
В цепи этих выдающихся событий всемирной истории немалое значение имеет открытие и освоение Северного морского пути.
Среди мировых океанских путей Северный морской путь занимает особое место. Он намного короче морского пути из Европы в Индию и Китай вокруг Африки или пути из Атлантического океана в Тихий вокруг мыса Горн или по Панамскому каналу, но освоение его всегда представляло и поныне представляет значительные трудности, так как Северный морской путь проходит по ледовитым морям.
Даже в летнее, навигационное, время льды встречаются в каждом из пяти арктических морей, через которые Северный морской путь соединяет порты Европы с портами Дальнего Востока. Для преодоления этих ледовых препятствий требуются мощные ледоколы и хорошо приспособленные для плавания во льдах транспортные суда с прочным корпусом и сильными двигателями. Однако и этот технически совершенный арктический флот не всегда может обеспечить уверенное преодоление льдов. На помощь судоводителям в Арктике приходят систематическая авиационная ледовая разведка и служба погоды и льда, которая изучает процессы атмосферной циркуляции и закономерности формирования, накопления, дрейфа и разрушения плавучих морских льдов.
По мере роста наших знаний о природе Арктики научные работники, обслуживающие арктические навигации, лучше познают характер протекающих в природе процессов и, следя за ними, на основе научных обобщений предсказывают (прогнозируют), как и в каком направлении будут дальше развиваться эти процессы, каковы будут условия погоды и ледовой обстановки в том или ином районе в ближайшее время и в более отдаленной перспективе. Разветвленная сеть научных станций повседневно собирает материалы, освещающие атмосферные условия на трассе Северного морского пути и далеко за ее пределами - и не только в приземном слое над материками и океанами, но и на больших высотах. На формирование ледовой обстановки оказывают воздействие не только атмосферные процессы, но и динамика морских вод, из которых лед образуется и влиянию которых подвержен все время. Поэтому ученые, обслуживающие навигацию, систематически ведут наблюдения и за водами океана по всей его толще, особенно на поверхности, так как дрейф льдов определяется совместным действием ветров и поверхностных течений.
Таким образом, арктическое мореплавание в наше время обеспечивают сложные, специально созданные Советским государством службы, включающие ледоколы, авиацию, сеть радиостанций, морских обсерваторий, полярных станций, бюро погоды.
К Северному морскому пути тяготеет в транспортно-зкономическом отношении громадная территория Советского Союза, которую прорезают, устремляясь в океан, мощные реки: Северная Двина, Печора, Обь, Енисей, Лена, Яна, Индигирка, Колыма. Благодаря Северному морскому пути эти речные магистрали составляют единую систему водных путей, соединенных на севере морской трассой. В устьях этих рек, а также там, где необходимо осуществлять погрузочно-разгрузочные работы, формирование караванов и бункеровку судов, имеются порты и причалы. Безопасность плавания по морям и рекам обеспечивают гидрографические базы и лоцмейстерства. Весь этот сложный водно-транспортный комплекс и представляет современный Северный морской путь, неотъемлемую часть транспортной системы Советского Союза.
Ни один из других океанских мировых путей не требует организации, подобной Северному морскому пути. Вот почему можно утверждать, что другого такого пути нет в мире.
Такая транспортно-экономическая организация сложилась сравнительно недавно, когда в результате упорного и последовательного труда тысяч ученых, моряков и полярников стали возможны регулярные плавания судов по всему великому северному пути. Северный морской путь создан советским народом. Это крупнейшее достижение советского социалистического государства.
Вместе с тем географическое представление о Северном морском пути как о трассе, по которой возможно мореплавание вдоль побережья Европейского Севера и Сибири стало складываться еще в очень отдаленные времена. Чаще всего его называли Северо-восточным проходом в отличие от Северо-западного прохода, ведущего из Атлантического океана в Тихий вдоль северо-американского побережья.
В самом общем виде вопрос о морском проходе Северным Ледовитым океаном из Европы в Китай был поставлен на исходе XV - в начале XVI века. Впервые мысль о возможности использовать этот путь для плавания в Китай высказал один из образованнейших русских людей начала XVI века Дмитрий Герасимов. На Руси тогда было известно, что из Белого моря имеется морской путь к устью реки Оби и что путь этот более или менее доступен. Такие сведения сразу привлекли внимание западноевропейских ученых и мореплавателей. Следуя по этому пути, они рассчитывали проникнуть к истокам Оби, где якобы располагалась столица Китая - Кумбалик (Пекин). Это неверное представление продержалось недолго. Оно рассеялось в результате географических открытий русских землепроходцев за Уралом, на севере Западной Сибири и после неоднократных поездок московских купцов в Монголию и Китай. Выяснилось, что северный берег Сибири имеет гораздо большую протяженность, чем предполагали раньше, и что столица Китая находится вдалеке от истоков Оби. Да и сама река Обь в верхнем течении оказалась несудоходной. Тем самым потеряли смысл поиски этого пути для прохода в Китай.
Со временем географические представления о Северном морском пути подверглись существенным изменениям. Русские люди в XVII - XVIII веках представляли уже великий северный водный путь на всем его огромном протяжении от берегов Европы до Камчатки и Китая, хотя на картах западноевропейского происхождения его попрежнему изображали значительно менее протяженным, чем в действительности (Именно так Северный морской путь изображен на картах Е. Реслина (1611г.), Иодока Гонзиуса (1633 г.), Самсона д'Аббевиля (1654 г.) и на французских картах середины XVIII века.).
В результате русских географических открытий совершенно изменились представления о северной части Сибири, примыкающей к Северному Ледовитому океану. Вместо фантастических полуостровов, изображавшихся на картах XVI-XVII веков, стали известны подлинные очертания береговой линии Сибири с мысами, островами, полуостровами, заливами и губами. Постепенно рассеялось средневековое представление о Севере, как стране вечного мрака, населенной полулюдьми-полузверями.
Проблема Северного морского пути встала перед русскими исследователями XVIII века в новом свете. Вся береговая линия севера Сибири была положена на карты трудами участников Великой Северной экспедиции 1733-1743 годов. В дальнейшем М. В. Ломоносов выдвинул и обосновал мысль о необходимости комплексного изучения полярных морей и стран для развития торгового мореплавания и обеспечения безопасности русских владений на Дальнем Востоке. Ломоносов отметил ряд важных особенностей арктической природы и вскрыл некоторые закономерности ледообразования, дрейфа льдов, перемещения вод в Северном Ледовитом океане. Ломоносову принадлежит план изыскания высокоширотного варианта Северного морского пути.
Благодаря трудам Ломоносова и научным арктическим экспедициям его времени весьма неясная мысль о Северном морском пути значительно обогатилась и приобрела конкретность.
В XIX веке процесс освоения Северного морского пути развивался дальше, но решить проблему арктического мореплавания оказал ось не по силам русскому капитализму, деятельность которого на Севере свелась к организации эпизодических морских плаваний от берегов Европы к устьям западносибирских рек - Оби и Енисея, откуда предполагалось организовать вывоз на мировой рынок ценных видов сибирского сырья.
Только в 1878-1879 годах шведско-русская экспедиция А. Э. Норденшельда на судне "Вега", после зимовки у берегов Чукотки, прошла в конце концов Северный морской путь на всем его протяжении, подтвердив, что такой путь реально существует и что он проходим.
Так на протяжении нескольких веков складывались географические представления о Северном морском пути.
Параллельно протекал процесс освоения отдельных участков этого пути.
Начало освоению морских и речных путей Севера было положено в ранние периоды человеческой истории, намного раньше, чем появилась мысль о возможности регулярного плавания по Северному Ледовитому океану. Первые арктические походы, несомненно, совершали древнейшие племена, первые обитатели Севера. Но в условиях первобытно-общинного строя это мореплавание не могло получить развития. Древние охотники и рыболовы в лучшем случае были заинтересованы в прибрежном промысловом плавании в непосредственной близости от своих поселений.
Только возникшие на развалинах первобытно-общинного строя государственные объединения могли сделать следующий шаг. Но по-настоящему приступило к освоению морских путей в Арктике только русское государство, обеспечившее хозяйственное освоение прилегающих к Северному Ледовитому океану территорий.
В силу каких же причин господствующей державой на морских путях Арктики стала наша страна? Одной из причин является, конечно, географическое положение России на Севере. Но это еще не все и это не главное.
Ответ на поставленный вопрос надо искать в исторических путях развития государственных объединений, складывавшихся на севере Европы. Еще в IX-X 'веках на Скандинавском полуострове возник ряд мелких государств норманнов, которым принадлежали небольшие кусочки морского побережья. Норманны предпринимали смелые морские походы, в том числе и. в арктические страны (Исландия, Гренландия). Однако арктические завоевания норманнов оказались столь же непрочными, как и сами их государственные объединения.
В IX веке в силу внутренних процессов развития первобытно-общинного строя у восточных славян, возникновения классов и частной собственности в Приднепровье образовалось мощное феодальное государство во главе с Киевом. Оно и явилось первым на севере Европы государством, которое объединило под своей властью земли по побережью Белого и Баренцова морей.
В дальнейшем северные земли сохранила за собой Новгородская феодальная республика (XII-XV века), приступившая к их хозяйственному освоению. Новгородцы совершали походы в Сибирь, они проложили путь на Новую Землю.
Еще до ликвидации Новгородской республики дальние северные земли вошли в состав Русского централизованного государства во главе с Москвой, экономическое влияние и политическая власть которой постепенно распространились не только на Европейский, но и на Азиатский Север, от Колы на западе до Берингова пролива и Амура на востоке.
С этого времени ведущая роль в развитии арктического мореплавания закрепилась за Русью. Уровень и характер арктического мореплавания постепенно изменялись в зависимости от возможностей господствовавшего в нашей стране социально-экономического строя и достигнутого уровня развития производительных сил.
Бесспорно, что освоение Арктики при феодализме проходило крайне медленно и неравномерно. Решение проблемы Северного морского пути, как и проблемы освоения Севера, было не по плечу обществу, основанному на примитивном присвоении результатов труда закрепощенных крестьян. В рамках феодально-крепостнической системы освоение морских и речных путей Севера не могло быть успешно осуществлено вследствие недостаточного развития производительных сил, низкого уровня судостроения, слабого развития крепостной промышленности.
При капитализме освоение Севера и Северного морского пути тормозилось наличием в России острых и неразрешимых классовых противоречий, хотя капитализм создал важные технике-экономические предпосылки освоения Северного морского пути (ледокол, самолет, радио). Русские и европейские капиталисты освоение Северного морского пути считали делом нерентабельным, убыточным и не решались вкладывать средства в это предприятие, не сулившее сколько-нибудь значительных и быстрых прибылей.
Индустриализация Крайнего Севера, а следовательно, создание обслуживающей ее мощной хозяйственной водно-транспортной магистрали - Северного морского пути - стала возможной только при советской власти, при плановом ведении хозяйства всей страны и размещении производительных сил в соответствии с требованиями основного экономического закона социализма. Показательно, что Советское государство с первых дней своего существования признало Северный морской путь не только вполне реальным, но и призванным сыграть решающую роль в подъеме производительных сил севера нашей страны.
Успехи Советского государства в деле превращения Северного морского пути в нормально действующую водную магистраль вызывают большой интерес не только в СССР, но и за рубежом (Об этом см. J. Malaurie. La route maritime du Nord Sovietique le Glavsev-morput. Annales de geographie, 1954, № 340, pp. 461-468, а также Т. Е. Агmstrong. The Soviet Northern Sea Route. The Geographical Journal, vol. CXX1, parmt 2 June 1955, pp. 136-148.).
Советская историко-географическая наука не отрицает вместе с тем известной роли в изучении и открытии Северного морского пути иностранных полярных экспедиций, однако эта роль не была решающей, главной. Морские западноевропейские державы (Англия, Голландия, Дания и др.) никогда не имели на евразийском севере столь значительных народнохозяйственных интересов, какие всегда были там у России. Отдаленные от исходных пунктов Северного морского пути на большие расстояния, они ограничились посылкой в Русскую Арктику лишь эпизодических экспедиций. Организаторам этих экспедиций арктический путь в Китай и Индию представлялся сравнительно легким, не требующим хозяйственного освоения прилегающих к нему территорий, затраты больших средств, специального навигационного обеспечения и специального флота. Поэтому в северные моря в XVI - XVIII веках западноевропейские державы посылали обычные суда, применявшиеся на южных трассах. Неудивительно, что такие экспедиции нередко оканчивались трагически.

* * *
В истории освоения Северного морского пути можно грубо выделить три периода: открытие и освоение Севера и арктического мореплавания в период феодализма; освоение Севера и попытки торговой эксплуатации Северного морского пути при капитализме; освоение Севера и создание комплексной хозяйственной водно-транспортной магистрали-Северного морского пути - при социализме. Разумеется, внутри этих периодов необходима дополнительная периодизация.
Первый том "Истории открытия и освоения Северного морского пути" посвящен начальному периоду - хронологические рамки его определяются периодом от древнейших времен до отмены крепостного права в России, т. е. в основном совпадают с периодом становления, развития и гибели феодально-крепостной системы на Руси. Настоящее исследование призвано показать, как проходило хозяйственное освоение северных окраин России в рамках русского феодализма и прежде всего развитие арктического мореплавания, транспортных путей в Арктике.
Для рассматриваемого периода характерно сравнительно быстрое продвижение русских людей по громадной территории Сибири и столь же быстрое проникновение их в самые отдаленные районы, лежащие на морском побережье. Основную массу перешедших за Урал крестьян составляли выходцы из северных областей России. Мощное землепроходческое движение крестьянских масс предопределило земледельческий и торгово-промышленный характер освоения и заселения Сибири.
В решающей своей стадии это движение осуществлялось при непосредственном участии и под руководством русского феодального государства. С особой силой оно развернулось в XVII веке, когда в недрах феодального хозяйства стал заметен рост товарного производста, приведший к образованию всероссийского рынка.
В. И. Ленин указывал, что примерно с XVII века начался "новый период русской истории", характеризующийся слиянием ранее разобщенных областей в одно целое. "Слияние это вызвано было... усиливающимся обменом между областями, постепенно растущим товарным обращением, концентрированием небольших местных рынков в один всероссийский рынок" Ч
В XVII веке образовался всероссийский рынок как известная система местных рынков во главе с московским рынком; в XVIII веке продолжалось его территориальное расширение и укрепление. Влияние этого важнейшего явления русской феодальной экономики на развитие хозяйства Севера и арктического мореплавания оказывалось в ряде случаев решающим.
Возникновение и установление в недрах феодально-крепостной системы капиталистических отношений не могло не оказать воздействия на развитие экономики Севера. Этот процесс прослеживается на Севере со второй половины XVIII века, в особенности с последней его четверти. Необходимо иметь в виду, что север России не знал крепостного права. Это обстоятельство известным образом способствовало развитию буржуазных отношений. В первой половине XIX века на Европейском Севере и в Сибири появилась влиятельная прослойка торгово-промышленного люда, купцов и предпринимателей, которые активно ратовали за развитие арктического мореплавания и освоение природных богатств Севера и Сибири. Другим важным моментом, оказавшим существенное влияние на развитие Севера, являлся рост политического и стратегического значения северных и восточных окраин Русского государства и, следовательно, морских путей, ведущих к ним. Следует особо отметить героическую борьбу русского народа за северные территории. В результате этой борьбы Россия закрепила за собой земли на Севере и Востоке и укрепилась как арктическая держава.
И, наконец, третьим обстоятельством, оказавшим непосредственное влияние на изучение Севера, на организацию научных исследований, являлся значительный подъем научных знаний в России в XVIII - первой половине XIX века.
Создание военно-морского флота, Морской Академии и Академии наук, ставших кузницей кадров отечественных мореплавателей и ученых, оказало большое влияние на самый характер арктических исследований. В XVIII и первой половине XIX века был снаряжен ряд крупнейших экспедиций, внесших огромный вклад в изучение Севера. Среди них Первая Камчатская экспедиция (глава 15), Великая Северная (глава 16), В. Я. Чичагова по проекту М. В. Ломоносова (глава 18), Ф. Роcмыслова (глава 19), С. Андреева, И. Леонтьева, И. Синдта, И. Биллингса (глава 21), Г. Поспелова, А. Лазарева, Ф. Литке, П. Пахтусова, А. Цивольки, К. Бэра, М. Геденштрома, П. Анжу, Ф. Врангеля и А. Миддендорфа (глава 22).
Несколько слов необходимо сказать об источниках и литературе, на которых основана настоящая работа.
Как известно, специальных сочинений по истории Северного морского пути немного. Более или менее удачно освещают ход открытия и изучения Северо-восточного прохода такие, увидевшие свет еще до Великой Октябрьской социалистической революции и основанные на концепциях, далеких от марксизма, книги, мак "История открытия морского пути из Европы в сибирские реки и до Берингова пролива" Ф. Студитского (1883) и "Морской путь в Сибирь" Ю. Шокальского (1893). В советское время изданы "Великий Северный морской путь" М. С. Боднарского (1926), "История экспедиций в полярные страны" М. А. Дьяконова (1938), труды В. Ю. Визе "Северный морской путь" (1940) и "Моря Советской Арктики" (последнее издание 1948) и некоторые другие.
Авторы большинства указанных сочинений ограничиваются хронологическим описанием полярных экспедиций. Исключение составляет книга В. Ю. Визе "Моря Советской Арктики", в которой в ряде случаев автор рассматривает также социально-экономические и политические предпосылки снаряжения экспедиций в Северный Ледовитый океан.
Наконец, большинство этих работ опирается на уже опубликованный и достаточно известный в литературе материал, т. е. носит компилятивный характер.
В последние годы большой интерес к истории Северного морского пути проявляют американские и английские авторы. Среди наиболее заметных книг, посвященных данной теме, следует отметить работы Т. Армстронга "Северный морской путь" (The Northern Sea Route, Soviet exploitation of the North East Passage. London, 1952 ) и К. Криптона "Северный морской путь, его место в русской экономической истории до 1917 г.". (The Northern Sea Route, its place in Russian economic history before 1917. New-York, 1953).
В странах народной демократии, в частности в Польше, также налицо большой интерес к истории советских работ в Арктике. В Варшаве недавно издана большая работа "Покорение Арктики", написанная в основном по советским литературным источникам. Авторы ее Алина и Чеслав Центкевич ранее неоднократно выступали в польской печати с обзорами советских арктических исследований и экспедиций.
Общий недостаток сводных исследовательских работ по истории изучения и освоения Северного морского пути восполняется довольно значительным количеством специальных историко-географических исследований и публикаций об отдельных полярных экспедициях и исследованиях Арктики. Среди дореволюционных работ такого рода наибольшую ценность представляют работы морского историка А. П. Соколова, историка-моряка А. Сгибнева, сотрудника Московского архива Министерства юстиции Н. Н. Оглоблина, известных русских полярных исследователей Ф. П. Литке, Ф. П. Врангеля и др.
За последние годы в этой области плодотворно работали многие советские ученые. Историко-географические работы академика Л. С. Берга, членов-корреспондентов Академии наук СССР А. В. Ефимова и С. В. Бахрушина, докторов наук А. И. Андреева, М. С. Боднарского, Н. Н. Зубова, Д. М. Лебедева, А. П. Окладникова и других, основанные на большом фактическом материале, с новых позиций освещают ряд важных и недостаточно ясных вопросов в истории Северного морского пути. Издано несколько ценных сборников архивных документов, в том числе сборник документов Центрального государственного архива древних актов о деятельности Великой Северной экспедиции (под редакцией А. А. Покровского), два сборника документов, посвященных русским открытиям в Тихом океане и Северной Америке (под редакцией А. И. Андреева), труды М. В. Ломоносова об Арктике, прокомментированные В. А. Переваловым, сборники документов о русских полярных мореходах и землепроходцах XVII века, подготовленные Центральным государственным архивом древних актов (под редакцией члена-корреспондента Академии наук СССР А. В. Ефимова) и Арктическим научно-исследовательским институтом (составитель М. И. Белов).
Важным мероприятием является переиздание ставших библиографической редкостью трудов выдающихся мореплавателей и путешественников XVIII-XIX веков. К числу их относятся произведения Ф. Ф. Беллинсгаузена, С. Вакселя, Ф. П. Врангеля, В. М. Головкина, О. Е. Коцебу, С. П. Крашенинникова, И. Ф. Крузенштерна, А. П. Лазарева, Ю. Ф. Лисянского, Ф. П. Литке, Г. А. Сарычева и др.
При всем этом необходимо отметить, что многие проблемы истории Северного морского пути еще не затронуты специальным изучением.
В наших архивах сохраняется большое количество документов, которые раньше совсем не использовались или использовались исследователями только отчасти. На изучение архивных документов автором было обращено особое внимание.
Официальные документы полярных экспедиций: отписки и челобитные казаков и промышленных людей XVII века, инструкции, рапорты, карты и отчеты мореплавателей XVIII-XIX веков, судовые журналы, финансово-отчетные документы, официальные распоряжения государственных учреждений и другие материалы сосредоточены в основном в архивах Ленинграда и Москвы.
В архиве Института истории Академии наук СССР в Ленинграде (ЛОИИ) нами было просмотрено богатое собрание якутских актов, представляющее собой документы Якутской приказной избы XVII века, насчитывающие 1116 столбцов. В этом собрании сосредоточены важнейшие материалы по истории русского полярного мореплавания на северо-востоке и востоке Сибири и русских открытий на протяжении значительной части XVII века. Вместе с тем в фонде Якутской приказной избы содержатся документы, освещающие самые разнообразные стороны освоения Севера. Здесь хранятся судовые дела, раскрывающие организацию ленского речного и морского судостроения, таможенные документы-"вьшиси", "росписи" таможенных голов и целовальников, "отписки", а также копии многочисленных проезжих грамот, выдаваемых при поездках из Якутска "на низ Лены и морем" на Яну, Индигирку, Алазею, Колыму и Анадырь, "отписки" служилых и промышленных людей в Якутск с "заморских рек". По этим документам удалось установить начальные и конечные даты многих морских плаваний, уточнить состав участников этих плаваний, выявить перечень товаров и "мяхкой рухляди". Наибольшую ценность представляют жиганские проезжие грамоты, так как в XVII веке Жиганск был единственной в низовьях Лены пристанью для морских судов.
В том же архиве просмотрены фонды: Архангельская губернская канцелярия (от начала XVIII века до 1725 года), Поуездное собрание актов (XVI-XVII века), Собрания Николо-Корельского, Антониево-Сийского и Архангельского монастырей (часть этих монастырских фондов хранится в Архангельском областном архиве), Холмогорская таможенная изба (часть документов хранится в Центральном государственном архиве древних актов), Акты Холмогорской епархии, Холмогорского собора (1703-1758 гг.) (
Некоторые документы поморских архивов изданы А. И. Андреевым в сборнике "Материалы по истории Кольского полуострова в XVI-XVII вв.". Л., 1930.), Иркутские акты (приказные избы XVII века), Голландские резиденты, Рукописи Археографической комиссии, Архив Воронцовых, Рукописи академика Гамеля, Собрание рукописных книг ЛОИИ, Акты до 1613 года и др.
При просмотре материалов поморских таможен удалось выявить ряд указаний на новоземельские и шпицбергенские походы поморов. Учитывая отсутствие других материалов, можно утверждать, что эти, хотя и недостаточные данные, все же позволяют расширить наши представления о старинных походах русских на отдаленные морские острова, о промысловой деятельности поморов и организации полярного судостроения.
Исключительное значение для изучения истории Арктики XVIII и первой половины XIX века имеют фонды другого ленинградского хранилища - Центрального государственного архива Военно-морского флота СССР (ЦГАВМФ)(См. описание фондов архива, составленное Ф. Веселаго,-"Описание дел Морского министерства за время с половины XVII до начала XIX столетия", тт. 1-10, 1877-1906.). Здесь хранятся документы с первых дней организации при Петре I военно-морского флота. По мере роста морского могущества страны развивалась сеть военно-морских учреждений, в том числе и центральных (Адмиралтейств-коллегия), сыгравших решаюшую роль в организации многих полярных экспедиций. Кроме фондов самой Адмиралтейств-коллегий (дела ее расположены по годам), большой интерес представили материалы фондов президентов коллегии, в том числе генерал-адмирала Апраксина, адмирала Н. Ф. Головина, графа Чернышева, а также фонды капитан-командора В. Беринга, капитана И. Биллингса, Ф. П. Литке, руководителей экспедиций в Тихий и Ледовитый океаны. По богатству документов, связанных с историей Северного морского пути, наиболее обширным является фонд Гидрографического управления, в котором сосредоточены судовые журналы почти всех северных морских экспедиций XVIII века (некоторые из них хранятся в фонде вахтенных и шканечных журналов), в том числе журналы кораблей Великой Северной экспедиции (Издание шканечных журналов началось сравнительно недавно. Кроме ранее изданных путевых журналов П. Чаплина и А. Чирикова, веденных во время работы Первой Камчатской экспедиции, а также журналов В. Беринга и С. Вакселя, в последнее время Д. М. Лебедев опубликовал судовой журнал плавания А. И. Чирикова в 1741 году к берегам Америки (Д. М. Лебедев. Плавание А. И. Чирикова на пакетботе "Св. Павел" к берегам Западной Америки. М.-Л., 1951).).
Среди просмотренных фондов ЦГАВМФ весьма полезными оказались также Дела приказа военного флота (с 1705 г.), Дела, хранящиеся в Адмиралтейств-совете (с 1659 г.), Указы, поступившие в Адмирал-тейств-коллегию, Высочайшие повеления, Дела графа Кушелева (об экспедициях И. Биллингса и Русско-американской компании), Дела адмирала Мордвинова, Дела канцелярии контр-адмирала Хметевского, Бумаги, переданные из кабинета Екатерины II, Сборный фонд, Дела комиссии Российского флота и адмиралтейского правления, Фонд Архангельского порта (с 1733 по 1862 г.) и ряд других.
Документы ЦГАВМФ довольно полно освещают деятельность правительственных экспедиций на арктической суше и морях. Из этих документов следует отметить инструкции, рапорты, отчеты и записки руководителей отдельных экспедиций, а также судовые журналы, инструкции, отчеты, дела о посылке судов. Авторами их были люди с широким кругозором, моряки и ученые, воспитанники Морской Академии, сотрудники Академии наук, университетов и других научных и учебных учреждений России. Эти документы свидетельствуют о высоком уровне русской географической науки. Так, рапорты и записки участников Великой Северной экспедиции (записки X. Лаптева, Д. Лаптева, А. Чирикова, С. Вакселя, И. Кошелева и др.), взятые в совокупности, представляют собой ценнейший научный труд по многим разделам землеведения и мореплавания, равного которому не знала ни одна западноевропейская страна. То же самое можно сказать о рапортах, записках, словарях, альбомах и других материалах Северо-восточной географической и астрономической экспедиции, хранящихся в фонде И. Биллингса.
К документам ЦГАВМФ примыкают рукописные гидрографические карты Северного Ледовитого океана, ныне хранящиеся в различных собраниях Москвы и Ленинграда. Часть карт сосредоточена в Военно-ученом архиве Центрального Исторического архива в Москве, часть - в рукописных отделениях Библиотеки Академии наук СССР и Государственной публичной библиотеки имени Салтыкова-Щедрина в Ленинграде. Основная масса их сохраняется в архиве 6. Депо карт Гидрографического управления (ныне Архив древних карт Гидрографического управления ВМС (См. Б. Эвальд. Указатель картографических материалов Северного Ледовитого океана Птгр., 1917. Это описание уже не соответствует нынешнему состоянию архива.)). Ценные собрания печатных карт XVIII века имеются в картографических отделах Публичной библиотеки имени Салтыкова-Щедрина и в Библиотеке Академии наук СССР (См. В. Ф. Гнучева. Географический департамент Академии Наук XVIII в. М.-Л., 1946.).
К сожалению, это обширное картографическое наследство далеко еще не изучено. Между тем русские карты XVIII века дают исходный материал для широких и важных обобщений, изучение их позволяет установить основные этапы развития географических представлений о Севере. При этом следует иметь в виду существование нескольких школ или направлений в русской картографии (Ряд рукописных и печатных карт принадлежит академической картографической школе, представленной работами акад. Миллера, адъюнктов П. Трускота. Я. Шмидта и др. Другое направление русской картографии XVIII века связано с деятельностью военных моряков и прежде всего Морской Академии. Истоки ряда карт ведут к чертежам XVII и начала XVIII века, причем последние работы этого направления восприняли многое и от морских карт и от карт академической школы (см., например, карты сержанта Андреева и Николая Дауркина). Для всех русских карт, вне зависимости от принадлежности к той или иной школе, характерен высот для своего времени научный уровень.).
Помимо указанных архивов, изучались также фонды Центрального государственного исторического архива (ЦГИАЛ), архива Академии наук СССР (ААН) и архива Географического общества СССР.
Документы, сохраняющиеся в фондах ЦГИАЛ, позволили составить краткую характеристику торгово-промышленной жизни Севера и Сибири во второй половине XVIII века. Документы большой ценности сосредоточены здесь в фонде Секретной экспедиции Сената. Помимо этого фонда, просмотрены фонды Государственной Коммерц-коллегии (См. Систематический каталог делам Государственной Коммерц-коллегии. Сост. Н. Кайданов, СПб., 1884.), Комиссии о коммерции (См. Систематический каталог делам Комиссии о коммерции. Сост. Н. Кайданов, СПб., 1887.), Мануфактур-коллегии, Департамента внешней торговли, Сибирского приказа, Крммерц-конторы, Камор-коллегий, Сенатской межевой конторы, Московского комиссариата и др. Дела о рыбных и зверобойных морских промыслах иа севере Европейской России, об организации китоловных и других компаний в Поморье в значительной степени были исследованы З.Веберманом при подготовке его труда "Китобойный промысел в России". Однако и в этих делах удалось выявить некоторые новые и полезные сведения.
В архиве Академии наук СССР основное внимание было обращено на так называемые портфели Г. Ф. Миллера (фонд 21), образовавшиеся в 30-х годах XVIII века в результате работ академического отряда Великой Северной экспедиции, имевшего задание, кроме всего прочего, ознакомиться с сибирскими архивами и отобрать в них все важное по истории, быту и языку народов Сибири. Этот фонд (большая часть его сосредоточена в Москве, в ЦГАДА) представляет исключительный интерес. Силами прикомандированных к этому отряду студентов Академии наук, а также местных писцов под наблюдением академика Г. Ф. Миллера были сняты копии с наиболее важных документов сибирских приказных изб XVII века - Верхотурской, Березовской, Мангазейской, Тобольской, Томской, Енисейской, Илимской, Якутской и др. Кроме того, Г. Ф. Миллер собрал много подлинных документов XVIII века, особенно по истории Сибири.
В архиве Географического общества СССР просмотрены разряды: Рукописи XVI-XVII веков, Сибирь, Полярные страны.
В рукописных отделах Библиотеки Академии наук и Государственной публичной библиотеки им. Салтыкова-Щедрина, помимо старинных карт Севера, нам удалось ознакомиться с рукописями XVI - XIX веков, в том числе с рукописями северных монастырей.
В Москве в ЦГАДА были просмотрены имеющие отношение к Северу фонды: Якутской приказной избы, Посольского приказа, Сибирского приказа, Приказа Новой четверти, Сената, Соловецкого монастыря и др. Фонд "Якутская приказная изба" является частью хранящегося в ЛОИИ собрания "Якутские акты", о котором говорилось выше.
При работе в ЦГАДА много ценных сведений получено при изучении фонда Сибирского приказа. Благодаря работе Н. Н. Оглоблина (Н.Н.Оглоблин. Обозрение столбцов и книг Сибирского приказа (1592- 1767 гг.), части I, II, III и IV, М., 1898-1901.) для изучения доступны многочисленные документы этого приказа, рисующие общую картину деятельности русского торгово-промыслового и служилого населения Сибири за первые полтораста лет после присоединения Сибири к Русскому централизованному государству. Так же как в фонде "Якутская приказная изба", здесь находятся отписки, челобитные, наказные памяти, "скаски" и таможенные дела, но в Сибирском приказе их несравненно больше и они охватывают всю территорию Сибири. Большой интерес представляют таможенные книги -o "пошлинные", "оброчные", "перекупные"-и другие таможенные материалы северных острожков и зимовий - Туруханского, Хетского, Анабарского, Оленекского, Янского, Индигирского, Колымских и Анадырского. Изучение их позволило охарактеризовать социальный облик тех людских масс, которые, стремительно продвигаясь в XVI - XVII веках с запада на восток по северному берегу азиатского материка, совершали великие географические открытия. Вместе с тем таможенные книги служат ныне единственным источником для восстановления картины первоначального этапа освоения Сибири, расселения сибирских племен и народностей и их роли в освоении арктических областей. Богатый географический материал рассеян по многочисленным "наказным памятям". В них, как правило, перечисляется обширная номенклатура - станы, города, реки, озера, волоки, горные перевалы, через которые должен был пролегать путь того, кто получал наказную память. Зачастую в наказной памяти подводился итог географической изученности того или иного района. К наказным памятям Сибирского приказа по содержанию близки старинные русские землеописания - "Росписи землиц и рек", "чертежи", "ведомости" и "скаски". Громадный по объему архив Сибирского приказа, разумеется, не мог быть просмотрен целиком. Несомненно, когда все многочисленные столбцы этого богатейшего фонда будут рассмотрены исследователями, перед нами в полном объеме предстанет громадный вклад русского народа в освоение Севера, в развитие судостроения и организацию мореплавания.
В ЦГАДА выборочно просмотрены также некоторые фонды Сената, в особенности его 5-го департамента, ведавшего снаряжением экспедиций. Здесь, в частности, обнаружено дело о полярной экспедиции Н. Шалаурова и его товарищей.
В Государственном историческом музее в Москве нами изучались некоторые рукописи по истории полярных экспедиций XVII -XIX веков.
В Архангельском областном архиве просмотрен довольно значительный фонд Архангельской губернской канцелярии (с 1725 г.) и фонд Архангельского порта.
Такова работа, проделанная в архивах в связи с разработкой вопросов истории Северного морского пути за период с XV по середину XIX века.
Несмотря на значительный объем этих архивных розысканий, необследованными остались многие фонды, в частности фонды кабинетов Петра I и Екатерины П.

Октябрь 1955 г. М. Белов.

В начало <-Назад Продолжение->