Анджей Урбанчик
"В ОДИНОЧКУ ЧЕРЕЗ ОКЕАН"
Сто лет одиночного мореплавания
Перевод с польского Л. В. Васильева
ИЗДАТЕЛЬСТВО <ПРОГРЕСС> МОСКВА 1974
Оцифровка и корректура: И.В.Капустин

ПЕРВОЕ СОСТЯЗАНИЕ
Джошиа Лоулор - <Морской змей>
Уильям Эндрюс - <Сирена>

Атлантический и Тихий океаны побеждены. Преодоление безграничных океанских просторов в миниатюрной дори оказалось вполне реальным. За какую нелегкую задачу еще возьмется человек в одиночку?
В 1891 году два американца - Лоулор и Эндрюс - пришли к выводу, что одно лишь покорение просторов океана не может принести удовлетворения. Они решили состязаться.
Спустя семьдесят лет состоятся <первые трансокеанские гонки одиночек>, во время которых пять яхтсменов, снабженных радиопеленгаторами и пневматическими спасательными плотами, располагая метеорологическими прогнозами, составленными электронно-вычислительными машинами, выйдут в океан, несмотря на скептицизм знатоков. Наименьшая из пяти яхт (<Мыс Горн> Жана Ла-комба) будет на метр длиннее <Сирены> Эндрюса. К счастью... ни Лоулор, ни Эндрюс не дожили до 1960 года.
Трасса соперников: Бостон (США) - Британские острова или побережье Европейского континента. Протяженность - 3000 миль.
Оба соперника были закаленными морскими волками. Лоулор в июне 1889 года уже пересек Атлантику за сорок восемь дней на яхте <Непотопляемая> (12 метров длины, 3,8 метра ширины) с экипажем из двух человек.
Специально для гонок отец Лоулора - старый корабел - построил дори <Морской змей> длиной 4,6 метра, шириной 1,5 метра, со шпринтовым гротом, а также кливером на бушприте.
Эндрюс также был искусным моряком. В 1878 году он проплыл от Бостона до Британских островов тоже за сорок восемь дней на лодке <Наутилус> (5,8 X 1,8 X 0,5 метра) с латинским парусом площадью 12 квадратных метров. Для состязания Эндрюс подготовил дори <Сирена> 5,8 метра длины, имеющую гафельное вооружениес металлическим швертом.
17 июня 1891 года в бостонском порту собралась толпа, чтобы наблюдать старт необычных состязаний. В 18 часов 20 минут <Морской змей> и <Сирена> двинулись на восток.
<Не струсили>,- отметила пресса, а через день-два событие начало постепенно забываться.
Тем временем оба моряка все больше удалялись от берегов Северной Америки. Пути обеих дори разошлись. Ведомая Эндрюсом <Сирена> направилась по южной трассе, через Азоры к Испании. Но на этой трассе, более удобной и безопасной, в теплых широтах дули слабые ветры, поэтому нельзя было рассчитывать на хорошую скорость. В течение тридцати пяти дней Эндрюсу действительно сопутствовала отличная погода. Совсем в других условиях проходило плавание у Лоулора - его <Морской змей> двинулся трудным, но быстрым путем к Британским островам в бурных умеренных широтах.
18 июля, на двадцать восьмой день рейса, в условиях плохой погоды Лоулор, на котором были надеты три куртки и тяжелые сапоги, от удара гика упал за борт. Собрав шись с силами, он с помощью спасательного конца вскарабкался на палубу. Несколькими днями позже дори опрокидывается, и моряку, уцепившемуся за ее днище, с трудом удается спастись.
5 августа 1891 года, после сорока шести дней плавания по Северной атлантической трассе, Лоулор достиг на <Морском змее> Коверака, расположенного неподалеку от мыса Лизард в южной Англии. Лоулор заявил, что его рейс был полон драматических приключений. Событием, достойным интереса, была ночная встреча с <чудовищем глубин>, вероятнее всего с китовой акулой, которое чуть было не опрокинуло маленькую лодку.
Лоулор, отдав дань трапезе, столь отличавшейся от скудного океанского рациона, проспал более полусуток. Проснувшись, он первым долгом спросил об Эндрюсе. Поскольку в течение нескольких последующих дней вестей о прибытии Эндрюса не поступало, победителем единодушно был признан Лоулор.
Как выяснилось позже, <Сирену> в пути постигла серия неудач. Эндрюс намеревался достичь побережья Европы в течение пятидесяти дней. К несчастью, слабые ветры южной трассы не обеспечили ему достаточной скорости. После тридцати шести дней плавания, 27 июля, дори была замечена немецким кораблем <Хафиз>, примерно в 350 милях от Азорских островов (42°26' северной широты и 41°22' западной долготы). В начале второй половины августа огромная волна опрокинула дори. Эндрюс потерял всю оснастку и снаряжение и - что хуже всего - продовольствие.
Гонки кончились, началась борьба за жизнь. 22 августа пароход <Эбруз> взял на борт изнуренного Эндрюса. Было это в шестистах милях от побережья Европы. <Все-таки я переплыву этот дьявольский океан>,- сказал, придя в себя, Эндрюс. Ему не перечили, опасаясь, что он в любую минуту может скончаться. Но он не умер и впоследствии слово свое сдержал.
Таков был эпилог океанской гонки одиночек. Повторения подобного события пришлось ждать около семидесяти лет - вплоть до олимпийского 1960 года.