Анджей Урбанчик
"В ОДИНОЧКУ ЧЕРЕЗ ОКЕАН"
Сто лет одиночного мореплавания
Перевод с польского Л. В. Васильева
ИЗДАТЕЛЬСТВО <ПРОГРЕСС> МОСКВА 1974
Оцифровка и корректура: И.В.Капустин

ВОКРУГ ЗЕМЛИ В РЕКОРДНОЕ ВРЕМЯ
Луи Бернико - <Анаит>

Луи Бернико можно отнести к числу наиболее знаменитых мореплавателей-яхтсменов. В 1936-1938 годах он в одиночку совершил кругосветное плавание в рекордно короткий для тех лет срок - за один год, девять месяцев и двадцать два дня.
Бернико родился в 1883 году в Бретани, славящейся своими отважными моряками и рыбаками. Выросший на берегах Атлантики, он уже в школьные годы ходил под парусами. Позже, когда Луи Бернико закончил мореходную школу, он служил на больших парусных судах и стал капитаном. Почти всю жизнь провел он на кораблях, постигая вершины мореходного искусства.
В 1934 году после выхода на пенсию он поселился в родных местах. Но размеренная и монотонная сухопутная жизнь была не по душе морскому волку. Воспоминания о далеких морях не давали ему покоя. Еще в юности, зачитываясь книгами о морских путешествиях, он мечтал когда-нибудь сам отправиться в одиночку в просторы океана.
Бернико разработал проект яхты-одиночки и в 1935 году заказал ее известной верфи в Карантеке. Яхта была названа <Анаит>. Судно представляло собой бермудский шлюп 12,5 метра в длину, 3,5 метра в ширину, с осадкой 1,7 метра, с прочными обводами, целесообразной внутренней планировкой и с небольшим вспомогательным двигателем.
Предусмотрительный мореплаватель установил на палубе небольшую рулевую рубку, чтобы иметь возможность управлять яхтой в самую плохую погоду. На яхте размещались баки на 400 литров пресной воды и на 40 литров топлива для двигателя.
Тщательно скрывая свой замысел, без шумихи и лишних свидетелей 22 августа 1936 года Бернико выводит <Анаит> из Карантека и берет курс на юго-запад. Близкие друзья говорили Бернико, что первый и самый тяжелый шторм он уже пережил на суше, когда семья пыталась сначала отговорить его от <безумного намерения>, а потом просто воспрепятствовать претворению его в жизнь. Однако все закончилось благополучно.
Первоначально плавание не доставляло Бернико больших хлопот. Но вскоре возникли первые проблемы. В спешке и волнениях последних дней моряк не успел опробовать судно, и теперь приходилось за это расплачиваться. К сожалению, яхта не обладала способностью выдерживать курс, идя с закрепленным рулем, и Бернико был обречен на <вечную вахту>. Пришлось отклониться от проложенного курса и временно прервать рейс. Стоянку в Фушпале на Мадейре Бернико использовал для ремонта. После короткой стоянки моряк отправился дальше. Бернико хорошо переносил одиночество. Впрочем, плавание в одиночку и не оставляло много свободного времени. Починка парусов, особенно грота, штурманские вычисления, приготовление пищи и множество других занятий поглощали все время. Страдал он только от недосыпания, но это удел всех мореплавателей, путешествующих в одиночку.
Яхта упорно шла вперед, следуя по пути <Спрея>. Миновав острова Зеленого Мыса, <Анаит> вошла в штилевую полосу, и вот здесь-то пригодился двигатель.
В тропиках корпус яхты быстро обрастал водорослями. Моряк пытался с помощью специальной щетки счищать эти наросты. Несмотря на огромный морской стаж, Бернико впервые так близко наблюдал жизнь океана.
Наконец после многих дней плавания показались долгожданные берега Южной Америки, и вскоре <Анаит>, оставив справа по борту Ла-Плату, причалила к пристани Мар-дель-Плата. Пройдя 3000 миль по океану, моряк нуждался в отдыхе, а яхта - в ремонте.
Скромный и даже застенчивый по натуре, Бернико избегал шумихи и почестей и большую часть времени проводил на своем суденышке. В потрепанном костюме и старенькой фуражке он походил скорее на провинциального учителя, чем па овеянного славой мореплавателя.
22 декабря Бернико отправился в дальнейший путь. Он плыл вдоль берегов Аргентины. Здесь сильные, часто встречные ветры создавали ему немалые трудности.
Чем дальше на юг удалялась <Анаит>, тем тяжелее становилось плавание. Через две недели пути Бернико попадает в особенно сильный шторм. Долгие часы ему приходится бороться со стихией. 8 января 1937 года он решил хотя бы немного передохнуть. Но не успел он спуститься в каюту, как огромная волна накрыла парусник. При сотрясении шлюпа Бернико получил массу ушибов, но он сумел выбраться на палубу и спасти свое судно от затопления. Когда шторм несколько утих, моряк, несмотря на боль в ушибленных местах, принялся наводить порядок. Немало еще пришлось пережить одинокому мореплавателю, прежде чем он достиг Кабо-Вирхеиес. И вот взору его открылся Магелланов пролив, через который 40 лет назад прошел его знаменитый предшественник Слокам.
Когда вконец измученный Бериико привел яхту в маленькую бухту и лег отдохнуть, наступил отлив (в тех местах высота прилива 13 метров). Наутро Бернико обнаружил, что его яхта, сильно накренившись, крепко сидит на мели. Судно обрело свободу только с приливом.
С огромным трудом обогнув мыс Пилар, Бернико направил яхту в Тихий океан. Яхта была оснащена двигателем, но он постоянно капризничал, и поэтому преодоление пролива явилось немалым достижением, показавшим, что даже в плохую погоду яхта может идти против сильного ветра. Когда налетел ураганный северо-западный ветер, <Анаит>, так же как когда-то <Спрей>, была отброшена на юг. Когда наконец подул попутный ветер, Бернико понял, что худшее позади. С сожалением миновал он остров Осте: вход в порт был слишком опасен.
Жизнь морского отшельника вошла в привычную колею. Он вставал рано утром и выпивал чашку кофе. Около 7 часов утра завтракал: сухари и кофе с молоком. В полдень - определял свое местоположение, затем готовил обед: картофель с рисом и мясом, а на десерт - джем. Ужинал он остатками от обеда или варил рисовую кашу.
Бернико плыл в Тихом океане, страдая от безветрия, и только через несколько недель вошел в зону юго-восточного пассата.
Спустя еще несколько недель <Анаит> подошла к французским островам Гамбье, а затем к Таити. Теперь ей предстоял трудный рейс к островам Фиджи. Впереди -Коралловое море, сначала спокойное, затем грозное и опасное. Бернико прошел Торресов пролив, Арафурское и Тиморское моря. Затем переход через Индийский океан: <Анаит> миновала острова Маврикий и Реюньон и наконец 6 ноября 1937 года -Дурбан. Обогнув мыс Доброй Надежды и воспользовавшись сильным попутным ветром, <Анаит> быстро шла вдоль берегов Африки. Последовали остановки в Пуэнт-Нуар (бывшее французское Конго) и на Азорских островах. Эта часть путешествия проходила однообразно, без происшествий.
Дождливым утром 30 мая 1938 года <Анаит> вошла на парусах в устье Жиронды. Так закончилось это не столь красочное, но в то же время замечательное путешествие.
В последующие годы Бернико продолжал ходить на своей яхте и зимой и летом. Погиб он осенью 1952 года, сорвавшись с мачты яхты.