Открытія на сѣверѣ.


Оцифровка и корректура: И.В.Капустин

Изъ Достовернаго историческаго описания. Франкфуртъ на М. 1613 г.Изумитѳльныя открытія иберійскихъ народовъ скоро привлекли вниманіѳ сѣвѳрныхъ націй и вмѣстѣ съ тѣмъ возбудили жѳланіѳ принять участіѳ въ ихъ барышахъ. Добиться совмѣстнаго пользованія южными путями можно было лишь послѣ долгой борьбы, такъ какъ и португальцы, и испанцы бѳзъ сомнѣнія напрягли бы всѣ свои силы, чтобы отстоять свою монополію торговли пряностями. Учѳнія о свободѣ торговли еще не существовало въ то время. Повсюду замѣчалось стремленіе къ монополіи, этой, по утвѳржденію Хаустона Стюарта Чѳм-берлена, исконной мечтѣ арійской души. Только въ 1609 году лоявилось революціонное произведѳніе молодого Гроція о свободѣ сообщенія по океану.

Но варяду съ этимъ казалось вполнѣ возможаымъ, что южнымъ путямъ въ Индію и Амѳрику могутъ соотвѣтствовать такіѳ жѳ нути на сѣверѣ: одинъ вдоль бѳрѳговъ Европы и Азіи, а другой мимо Гренландіи. Пользоваться этими путями было всего удобнѣѳ народамъ срѳдней Европы. Тогда у нихъ явился бы свой собствѳнный путь въ Остъ-Индію и Тихій окѳанъ, независимый отъ испанцевъ и португальцевъ. Мысль эта была настолько соблазни-тѳльна, что всѣ три народа. ближѳ всѳго стоявшіе къ новому направленію, т. ѳ. французы, англичане и голландцы, а за ними даже и русскіѳ и датчанѳ принялась за сея оеуществленіѳ, нѳ вмѣстѣ, конечно, но всѳ-таки и не враждуя другъ съ другомъ. Вражда возникла позднѣе, когда уже кое-что было открыто, правда, не пряноети,. жемчугъ и драгоцѣнныѳ камни, а китовыя ловли и области, бошыя пушными звѣрями.

Часть карты Себастиана Кабота 1544 гОпять, какъ при открытіи пути мимо мыса Доброй Надежды, какъ при открытіи Антильскихъ острововъ, первыми и тутъ были итальянцы, но и на этотъ разъ имъ суждѳно было работать нѳ для своей родины, а для чуждыхъ странъ. Прѳждѳ всѣхъ посвятили свой талантъ и свою судьбу новой задачѣ оба Кабота. Фамилія эта кажется по звуку англійской, но въ дѣйствительности это лишь англизированная итальянская фамилія. Джіованни Габотто сдѣлался въ 1490 году гражданиномъ Бристоля, въ то время второго по насѳленности города Вританіи, который поставлялъ всему иберійскому югу главную постную пищу — треску. От-свда онъ совѳршилъ въ 1496 году первое путешествіе съ цѣлью открытій къ Сѣверной Америкѣ. Путешествіе это привело его, какъ полагаютъ новыѳ изслѣдователи, къ полуострову Новой Шотландіи. Одинъ изъ сыновей Джона Еабота, Себастьянъ, продолжалъ дѣло отца и всю свою жизнь поевятилъ задачѣ обогнуть амѳриканскій матѳрикъ. У нѳго была безпокойная голова, -ѳго увлекали новые планы большѳ, чѣмъ самыя открытія, онъ былъ воиномъ географіи, по примѣру Колумба онъ пытался расшевелить Англію, Испанію и Венѳцію. Первый знатокъ той зпохи, живущій въ Парижѣ американецъ Гаррисъ, далъ о немъ не особённо благопріятный отзывъ. Онъ дѣлалъ экскурсіи и въ Сѣверную и въ Южную Амѳрику, но дороги в Индію, само собой разумѣѳтся, нѳ нашелъ. Умеръ онъ въ 1557 году. Во всякомъ случаѣ онъ можѳтъ претендовать на одну заслугу, - пробуждѳніе интерѳеа къ дальнимъ путешеетвіямъ въ тѣхъ странахъ, которыя до тѣхъ поръ относились къ нимъ довольно холодно.

Приездъ голландскаго посла въ МосквуБолѣѳ важныя дѣла совершилъ флорентинецъ Джіованни да Вераццано, котораго взялъ на службу французскій король Фращискъ I. Первая тщательная съемка атлантическихъ береговъ Сѣверной Америки была сдѣлана имъ; помимо того онъ, какъ просвѣщенный наблюдатель, обогатитетеографію многими цѣнными данными. Такъ, онъ первый опредѣлѳнно отмѣтилъ часто наблюдаемоѳ нротавѳрѣчіе между „астрономичешшъ" и „фі^зическимъ" кли-матомъ. Его путешествія относятся къ третьему десятилѣтію XVI вѣка. Онъ умеръ, пови-. димому, въ 1528 г»р,у въ Вразиліи. Самымъ замѣчатѳльнымъ изъ ѳго открытій было установлѳніе островного характера Ньюфаундленда.

Туда въ 1534 году отправился Жанъ Картье изъ Сенъ-Мало, быть можѳтъ, вначалѣ только ради того, чтобы занятъся рыбной ловлей на ужѳ извѣстныхъ ѳго землякамъ отмоляхъ. Во всякомъ случаѣ онъ обратилъ вниманіе на огромную рѣку Св. Лаврентія, объѣхалъ кругомъ лежащій у ѳя уетья островъ Антикости и поднялся вверхъ по рѣкѣ до индѣйской дѳревни Квебекъ и далыпе до горы, которую онъ назвалъ „Королевской". Тамъ, гдѣ она возвышается, находится тѳперь населенный торговый городъ Монрѳаль (Мопі Коуаі). Когда онъ, два года спустя, издалъ опиеаніе своѳго путешествія, ѳго сообщенія о новой зѳмлѣ, Канадѣ, которую Вѳраццано назвалъ Новой Франціей, вызвали болъшой интерееъ; ѳму было предложено заняться колонизаціѳй этой страны, объявлѳнной собственностыо Франціи. Картье согласилея на это и основалъ въ 1541 году поселеніе около деревни Квебекъ, но оно не могло удержаться тамъ, и въ 1544 году онъ долженъ былъ снова пріѣхать и забрать пѳреселенцѳвъ обратно .во Францію. Первоѳ врѳмя казалось, что труды Картье не принесли никакихъ плодовъ, но въ дѣйствительности они подготовили почву будущимъ, болѣѳ удачнымъ попыткамъ французовъ овладѣть этой страной, а его географиче-скія изысканія подтвердили предположеніе, что рѣка св. Лаврентія бѳретъ начало изъ цѣлой сѣти внутреннихъ озѳръ.

Корабли экспедиции БарентсаВо всякомъ случаѣ къ этому времени стало ясно, что не такъ-то легко найти западный проходъ въ Тихій океанъ и къ островамъ, богатымъ пряностями. Но то, что нѳ удавалось съ запада, могло удастьея съ востока. Снова тотъ же самый безпокойный Себастьянъ Каботъ заронилъ въ душу своимъ современникамъ эту мысль и далъ тѣмъ самымъ толчокъ къ новой крайне важной фазѣ въ исторіи открытій Въ то время было уже съ нѣкоторой опредѣлен-ностью извѣстно, что самый сѣверный пунктъ Европы, Нордкапъ, лежитъ ѳще приблизитѳльно въ 20 градусахъ отъ сѣвѳрнаго полярнаго круга; кромѣ того пѳрвый авторитетъ въ арк-тичѳскихъ вопросахъ, шведскій ученый епископъ Олаусъ Магнусъ, высказалъ увѣренность, что и самый сѣверный пунктъ Азіи, прѳдполагаемый мысъ Табинъ (по Плинію), тожѳ нахо-дится не особѳнно далѳко на сѣверъ. И вотъ образовалось подъ руководствомъ Себастьяна Кабота торговое общество, которое предприняло въ 1553 году сѳрьезную попытку осуще-ствить эту новую мысль.

Зимняя стоянка экспедиции БарентсаЭто общѳство названо было Московской компаніей, такъ какъ предполагалось, что зѳмли по ту сторону норвежской границы составляютъ владѣнія русскаго царя. За нѣсколько десятилѣтій до того объ этомъ царѣ и его государствѣ имѣли лишь очѳнь смутное прѳдставлѳніѳ, но незадолго до того туманъ, окутывавшій восточныя стѳпи, нѣсколько разсѣялся. Изъ Германіи въ Московское царство и обратно ѣздили посольства, и одинъ изъ этихъ пословъ, Павѳлъ Іовіусъ, первый въ XV вѣкѣ распространилъ нѣсколько болѣѳ точныя свѣдѣнм~о русской землѣ и ея населеніи. Гораздо болѣѳ важное значѳніе имѣли оба путешествія крайнскаго дворянина Сигизмунда Гѳрбѳрштейна, большимъ преимуществомъ котораго было знаніѳ словенскаго и нѣмецкаго языковъ, благодаря чему онъ могъ безъ особаго труда овладѣть и русскимъ, тогда какъ всѣмъ прежнимъ посламъ онъ оставался совершенно неизвѣстенъ. Онъ посѣтилъ Москву дважды, въ 1517 и 1526 году, и его изданныя въ 1549 году „Rerum Moscovitarum Commentarii" составляли въ течѳніѳ цѣлаго полувѣка главный источникъ всѣхъ свѣдѣній о востокѣ Европы. Впрочемъ, собранные имъ факты стали извѣстны раныпе опубликованія ѳго сочинѳнія, такъ что въ 1518 году появились,, уже два неболь-дшхъ сочиненія „Вѳ геЬиз Вашаіісіз" двухъ ученыхъ, краковскаго каноника Маттеуса Михова и ингольштатскаго профессора Іогана Экка, извѣстнаго тѳолога, въ которыхъ была описана въ общихъ чѳртахъ природа сѣвѳрной Россіа. Съ этихъ поръ на картахъ исчезла простирающаяся съ запада на востокѣвь Рифейскихъ горъ за которую упорно дѳржались географы, свято вѣрившіѳ въ непогрѣшимость дрѳвности и было установлено, что Днѣпръ (Борисѳѳнъ) и Донъ (Танаисъ) впадаютъ въ Черноѳ море, а Волга (Ра или Этилія) течѳтъ въ Каспійское. Появляются такжѳ на картахъ рѣки Мезень и Печора, а также централь-ныя горы, получившія названіе Уральскихъ, и дажѳ на востокъ отъ нихъ обозначается рѣка

Голландцы подъ командой Уильяма Барентса на Новой ЗемлеОбь со своимъ притокомъ Иртышемъ. Относитѳльно первой было твѳрдо установлено, что она впадаетъ въ Оѣвѳрный Лѳдовитый океанъ, и такимъ образомъ у молодой Московской компаніи намѣтилась пѳрвая цѣль. Ей прѳдстояло достигнуть устья Оби, чтобы оттуда проникнуть дальшѳ на востокъ. Въ XVI вѣкѣ цѣль эта нѳ была ѳщѳ достигнута, и обстоятельства ыѳ измѣнились. Три корабля вышли въ 1553 году на открытіе сѣвѳрнаго пути; Гюгъ Уиллоуби, Ричардъ Ченслеръ и Стефанъ Вэрроу начальствовали надъ ними. Изъ нихъ только одинъ вернулся обратно, а именно корабль Чѳнслѳра, на которомъ находился и Бэрроу. Пред-пріимчивому Чѳнслѳру удалось проникнуть въ Вѣлое морѳ, и онъ достигъ его южныхъ бѳре-говъ близъ знамѳнитаго Холмогорскаго монастыря, гдѣ возникли выгодныя торговыя сношенія съ мѣстными житѳлями. „Это англійскій торговый корабль, онъ нашелъ дорогу къ намъ черѳзъ льды", объявляетъ въ Шиллеровскомъ „Дмитріи" рыбацкій дальчйкъ мона-хинямъ, съ удивлѳніѳмъ слушающимъ его. Но умный мореллаватѳль нѳ ограничился мѣновой торговлей съ туземцами, онъ постарался установить на будущѳе болѣѳ прочныя торговыя связи, сулившія большія выгоды. Онъ нашѳлъ дорогу въ Москву, убѣдилъ царя и заключилъ нѣчто въ родѣ торговаго договора, дававшаго англичанамъ право свободнаго передвиженія по обширной Россіи. Подъ защитой этого договора прѳдставитѳль компаніи Джѳмсъ Дженкинсонъ могъ отважиться совершить путешествіѳ по Волгѣ, котороѳ привѳло его вт 1558 году къ восточному берегу Каспійскаго моря и въ 1562 году даже въ самук) Персію, шахъ которой согласился на не мѳнѣѳ благопріятныя условія для торговли англичанъ съ своей страной. Ловкій поерѳдникъ былъ въ то жѳ врѳмя знакомъ съ квадрантомъ и сумѣлъ начѳртить болѣѳ правильную карту тѣхъ мѣстностѳй, по которымъ ѳму пришлось проѣхать. Эта карта гораздо точнѣѳ описаній Гѳрберштейна, ошибки сея относятся только къ тѣмъ областямъ, гдѣ онъ самъ нѳ былъ, не могіг слѣдоватѳльно видѣть своими глазами, а опирался на постороннія свидѣтельства.

Въ 1556 году Чѳнслеръ снова попыталъ счастье, но на этотъ разъ поплатился жизнью за своѳ путѳшѳствіѳ (корабль потѳрпѣлъ крушѳніѳ). Только въ 1580 году сорганизовалась новая экспедиція подъ начальствомъ Чарльза Джекмѳна и Артура Пита. Путешествѳнники объѣхали кругомъ островъ Вайгачъ и проникли въ Карскоѳ море, но ихъ смутили пловучіѳ льды, массами появляющіеся здѣсь времѳнами, и они повернули обратно. На обратномъ пути Джекменъ погибъ, но Питъ, несмотря на всевозможныя трудности, вѳрнулся на родину и далъ ошсаніе всѳго, что ему пришлось перѳнести.

Модель кайяка, сделанная однимъ эскимосомъ западной ГренландииЭтимъ заканчиваетея почти совершѳнно участіе британцевъ въ трудахъ по открытію сѣвернаго прохода, и на ихъ мѣсто выступаютъ голландцы. Первую удочку они закинули въ 1565 году, пославъ Оливѳра Брюнеля въ сѣверную Россію для зстановленія торговыхъ сношѳній съ ней. Хотя подстрѳкаѳмыѳ англійскимъ нѳдоброжѳлатѳльетвомъ руескіѳ ставили ему въ этомъ много репятствій, но ѳму все-таки удалось основать посѳлѳніѳ на бѳрѳгу полу-острова Колы; онъ оказалъ также еущѳствѳнноѳ содѣйствіѳ основанію города Архангельска въ 1584 году. Позднѣѳ онъ совѳршилъ подъ датскимъ флагомъ путешѳствіѳ въГрѳнландію. Труды Брюнѳля не пропали даромъ. Въ 1593 году Балтазаръ де Мушѳронъ выступилъ съ прѳдложеніемъ найти сѣверный морской путь въ Китай; люди, считавшіеся знатоками этого дѣла, въ томъ числѣ ирежде всѳго картографъ Планціусъ, дали благопріятныѳ отзывы, и штатгальтеръ Морицъ Оранскій выразилъ согласіѳ на снаряжѳніѳ двухъ судовъ, къ которымъ городъ Амстѳрдамъ присоѳдинилъ ѳщѳ два. Чѳрёзъ Угорскія ворота экспѳдиція проникла въ Карскоѳ море. Но отсюда корабли, снаряженные государствомъ, вѳрнулись обратяо, такъ какъ они нашли это море, въ другое врѳмя загромождѳнноѳ льдомъ, совѳршѳнно открытымъ и сочли свою задачу выполнѳнной. Корабли, снаряженныѳ Амстердамомъ, пошли дальше и достигли бѳрѳговъ Новой Земди. Общѳствѳнноѳ мнѣніѳ Нидерландовъ приняло неудачу, постигшую экспедицію, за удачу, и поэтому въ 1595 году была снаряжѳна новая эскадра изъ еѳми кораблѳй „для путѳшествія сѣвернымъ путемъ въ Китайское и Японское королевства". Но въ этомъ году Карское море снова оказалось тѣмъ „лѳдникомъ", какимъ оно считалось до тѣхъ поръ. Эгаіедиція вѳрнулась обратно, нѳ достигнувъ никакихъ результатовъ. Единствѳннымъ новымъ фактомъ, привезеннымъ ѳю, было полученное отъ береговыхъ житѳлей свѣдѣніѳ о томъ, что къ востоку отъ Оби въ Лѳдовитый окѳанъ впадаѳтъ еще одна большая рѣка, Гилисси (Енисѳй), и что между устьями обѣихъ этихъ рѣкъ производится правильная торговля. На этотъ фактъ опиралея Нордѳншильдъ, когдау нѳго зародилась въ 1878 г. мысль о возможности объѣхать морскимъ путемъ сѣвѳрные берѳга Азіи.

Неудачи дорого стоившихъ предпріятій подѣйствовали угнѳтающимъ образомъ на руководящіѳ круги Голландіи, и Генѳральныѳ Штаты считали, что они сдѣлаютъ достаточно, пообѣщавъ государетвенноѳ вознагражденіѳ тому, кто осуществитъ намѣченную задачу. Но амстердамцы разсуждали иначѳ, они еще нѳ потѳряли мужества и вновь снарядили два корабля. Янъ Корнелисзонъ Рійпъ и Якобъ Гендриксонъ Хемскеркъ получили прѳдписаніѳ перезимовать въ устьѣ Енисѳя и на слѣдующую вѳсну продолжать путѳшѳствіе на востокъ Азіи. По этому можно судить, какъ одновремѳнно съ этимъ углублялись географичѳскія познанія. Вѳсной 1596 года оба канитана распустили паруса, и ужѳ 9 іюня Рійпъ открылъ нѳобитаѳмый, но изобилующій тюлѳнями и бѣлыми мѳдвѣдями Медвѣжій островъ, котррый съ 1603 года сдѣлался любимымъ мѣстомъ охоты для англичанъ. Черѳзъ недѣлю онъ натолкнулся на другую группу острововъ, покрытыхъ дикими скалами и никому, кромѣ русскихъ, неизвѣстныхъ. Группа эта получила съ тѣхъ поръ названіѳ Шпицбергенъ. Но здѣсь корабль Рійпа встрѣтилъ непреодолимоѳ препятствіе въ видѣ сплошного льда. Путешественники сдѣ-лали нѳ мало важныхъ географическихъ открытій, но къ конѳчной цѣли, поставленной ими, нисколько нѳ приблизились.

Попутно слѣдуѳтъ отмѣтить, что Шпицбергенскій архипелагъ игралъ съ тѣхъпоръ извѣст-ную роль. Съ 1597 года британцы охотно посѣщали ѳго воды, богатыя моршши животными. Ловля тюленѳй и китовая охота ознакомили съ этими пустынными льдистыми бѳрѳгами и оживили ихъ, такъ что тамъ появилось дажѳ постоянное поселеніе, малѳнькій голландскій городокъ Омеренбергъ, ставшій цѳнтральнымъ пунктомъ этихъ ловель. Но между англичанами и голландцами возникали постоянныя столкновенія, которыя прекратились только въ 1627 году при королѣ Карлѣ I, когда былъ заключенъ торговый договоръ, которымъ были обѳзпѳчѳны права на охоту всѣхъ заинтѳрѳсованныхъ народовъ, нѳ исключая и сѣверныхъ испанцевъ.

Возвращаясь къ Рійпу и Хемскерку, мы должны прѳждѳ всѳго обратйть вниманіѳ на то обстоятельство, что этотъ послѣдній нашѳлъ путь, избавившій ѳго на время отъ столкновенія съ пловучими льдами. 17 іюля онъ достигъ Новой Земли, а 16 августа добрался до сѣверной оконѳчности этого острова, гдѣ съ грѣхомъ пополамъ ѳму удалось найти пристанище въ неболыпой, покрытой льдами бухтѣ. Штурманъ Варѳнтсъ, командовавшій преждѳ амстѳрдамскими кораблями, скоро сталъ душой этой зимовки, первой зимовки подъ такимъ болыдимъ градусомъ сѣвѳрной широты (77°). Влагодаря его энѳргіи и искусству, затертымъ льдами путешѳственникамъ удалоеь защититься отъ одноврѳменнаго натиска голода, цынги и бѣлыхъ мѳдвѣдѳй. Но самому ему не пришлось дожить до благополучнаго исхода этой борьбы. Въ срединѣ іюня Г&97 года; потѳрпѣвшіѳ кораблекрушеніе путники остдвили мѣсто своей стоянки и въ сдѣланныхъ имн самими судащь отплыли къ норвѳаіскимъ берегаыъ, гдѣ они надѣялись найти и дѣйствительно нашли. спасѳніе,. Одного Барентса нѳ хватало срѳди возвращающихся. Онъ былъ перепѳсенъ на лодку больнымъ и уморъ въ пути. До Норденшильда онъ сдѣлалъ болыпе всѣхѣ для рѣшѳнія поставлѳнной задачи — открытія сѣверовосточнаго прохода. Надолго ата экспедиція осталась послѣдней сѳрьозной попыткой въ этомъ направлѳніи. Правда, въ 1611 году Нѳй и Кэтъ пытались пробраться черѳзъ лѳ-гендарный Аніанскій проливъ, но вскорѣ вернулись. Ими закончилась на 266 лѣтъ эта глава исторіи открытій.

На западѣ въ то же время работа продолжалась такъ жѳ усердно и такъ же без-успѣшно. Въ 1576—1578 годахъ Мартинъ Фробишѳръ, увлекшись идеей Кабота, совер-шилъ одно за другимъ три путешествія и былъ увѣренъ, что открылъ путь въ Тихій окѳанъ, въ дѣйствитѳльности же заѣхалъ въ глухой заливъ. Мысъ "Meta incognita", названный такъ королѳвой Елизаветой, и находящаяся къ сѣверу отъ этого полуострова бухта Фробишера остались единственнымъ памятникомъ этого морѳплаватѳля, нѳ избалованнаго счастьемъ.

Между тѣмъ явилось новоѳ обстоятельство, котороѳ дало выходъ предпріимчивости британцевъ. Одинъ богатый купецъ по имѳни Саундерсонъ далъ срѳдства для изслѣдованія только что открытыхъ острововъ и нашѳлъ для осуществленія заинтересовавшаго ѳго пред-. пріятія опытнаго мореплаватѳля, Джона Дэвиса. Этотъ послѣдній долгоѳ время плавалъ вдоль западныхъ бѳреговъ Гренландіи, которую онъ, благодаря несовершенству имѣвшихся у него картъ, не призналъ за Грѳнландію, а окрестилъ „Землей Отчаянія". Широкій рукавъ, отдѣляющій ѳѳ отъ лежащихъ къ западу отъ нея острововъ, получилъ названіе пролива Дэвиса. Онъ совершенно правшьно опрѳдѣлилъ природу этой группы острововъ и находилъ, что изъ нихъ можно извлѳчь мало пользы. Попытки Фробишера въ 1586 году и вторичная Дэвиса въ 1587 году проникнуть въ этотъ загроможденный льдомъ архипелагъ такжѳ окончились нѳудачой. Дэвисъ нашѳлъ,- впрочемъ, входъ въ Гудзоновъ проливъ, но нѳ придалъ особаго значѳнія этому огкрытію. Къ несчастью, этотъ предпріимчивый человѣкъ преждеврѳменно палъ жѳртвой прѳдательства во время столкновенія съ иепанцами на мароккскомъ бѳрегу.

Дѣвственная королева была слишкомъ поглощена другими заботами и обязанностями и

не могла проявить достаточнаго интерѳеа къ отдалѳннымъ морскимъ путѳшѳствіямъ. Ея преемникъ, Іаковъ I, обладалъ несравненно мѳньшей долей предпріимчивости, но въ его врѳмя жили сэръ Томасъ Смитъ и сэръ Джонъ Уольстенхольчъ, умные и энѳргичные патріоты, которыѳ взяли въ свои руки старую задачу и рѣшили изслѣдовать дальше указан-ныѳ Фробишѳромъ и Дэвисомъ пути. Въ лицѣ Генриха Гудзона, который объѣхаіъ бѳрега Гренландіи и нанесъ на карту рѣку, называемую теперь Гудзоновой рѣкой, нашелся подходящій человѣкъ, которому удалось проникнуть въ глубоко вдающійся къ югу заливъ, извѣстный тепорь подъ именѳмъ Гудзонова залива. Ему самому это важное открытіе нѳ при-несло счастья. Послѣ тяжелой, полной всевозможныхъ лишѳній зимовки справлятъся съ экипажѳмъ стало очень трудно, и когда Гудзонъ попробовалъ пустить въ ходъ строгость, вспыхнуло открытое возстаніе, во время котораго онъ съ сыномъ и нѣсколькими вѣрными ему людьми былъ спущѳнъ въ открытой лодкѣ въ бурноѳ море. Это произошло въ 1611 году, и съ тѣхъ поръ объ этихъ несчастныхъ не было получено шкакого извѣстія, хотя съ родины была поспѣшно послана на помощь экспѳдиція, которая достигла внутрѳнняго амѳ-риканскаго моря и привѳзла ложноѳ извѣстіе, что мѳжду Гудзоновымъ заливомъ и Тихимъ океаномъ существуетъ непосрѳдственное сообщѳніѳ.  

Вильямъ Баффинъ былъ, какъ и Барѳнтсъ, чѳловѣкъ исполненный мужѳства и скромности. Онъ зналъ по личному опыту гренландскія воды и былъ въ то жѳ врѳмя учѳнымъ астрономомъ. Въ 1615 году онъ поступилъ на службу къ Байлоту и повѳлъ его корабль „Дисковери" въ загроможденныѳ льдомъ проливы и бухты, но обогнуть лѳжащій у сѣвернаго входа въ Гудзоновъ заливъ островъ Саутгѳмптонъ ему не удалось. Здѣсь онъ сдѣлалъ одно поразившеѳ ѳго открытіе. Тѳченіѳ направлялось не отъ Тихаго окѳана, какъ утверждалъ Беттонъ, а скорѣѳ отъ Атлантичеекаго. Подъ гнетомъ этого открытія рѣшѳно было возвратиться обратно. Но разочарованіѳ это было ѳще не окончатѳльнымъ; если возбужденная Гудзоновымъ заливомъ надежда и обманула, то оставалась всѳ же надежда, что, быть можетъ, сѣвернѣе откроется желанный проходъ. Мы знаемъ тепѳрь, что это предположѳніе было правильно, но тогда ѳщѳ не наетало врѳмя осущѳствить его.

Была сдѣлана п>слѣдняя попытка. „Дисковери" подъ начальствомъ Байлота и Баффина вновь отправился въ тѣ непривѣтливыя воды и поіштался изслѣдовать области, лѳжавшія къ сѣверу отъ пролива Дэвиса. Здѣсь былъ открытъ свободный отъ льда путь, лежащий въ тепѳрѳшнѳмъ Баффиновомъ заливѣ, и по нему удалось достигнуть 78 градуса сѣвѳрной широты. Взявъ затѣмъ курсъ на югъ, корабль обогнулъ оотровъ Нордъ-Дѳвонъ и пѳрѳсѣкъ устьѳ Ланкастерскаго пролива; этотъ проливъ, если бы повернуть по нему на западъ, и былъ искомымъ путемъ, такъ какъ онъ выводитъ въ проливъ Барроу, а оттуда открытымъ моремъ, почти всѳгда евободнымъ отъ льда, можно выѣхать чѳрѳзъ Мѳльвильскій проливъ къ западному бѳрегу Америки немного сѣвѳрнѣѳ рѣки Мэкензи. Но, конѳчно, нѣтъ ничего удивительнаго въ томъ, что англичанѳ нѳ довѣрились мало обѣщающѳму протоку, болыпе всего напоминавшѳму какой-нибудь фьордъ, и продолжали путь на югь. Но тутъ ихъ затѳрли пловучіѳ льды и повлекли далыде; приблизитѳльно подъ полярнымъ кругомъ удалось имъ освободиться изъ затора. „Дисковери" счастливо вернулся въ Англію; но его командиры пришли къ тому убѣжденію, что дальнѣйшія попытки въ томъ же направлѳніи нѳ имѣютъ ни малѣйшаго смысла, и соотечественники храбрыхъ мореплавателей вполнѣ согла-сились съ ними. Посланіѳ Баффина къ лорду Уольстеихольму, имя котораго увѣковѣчено въ названіи сѣверозападнаго мыса Лабрадора, является какъ бы публичнымъ отрѳченіѳмъ отъ той мѳчты, которую съ такой любовью лелѣяли англичане въ теченіѳ сорока лѣтъ. „Я могу смѣло и безъ хвастовства утверждать, - пишетъ онъ съ полнымъ правомъ, — что въ ближайшѳе врѳмя болѣѳ важныя открытія не могутъ быть едѣланы, если принять во вни-маніѳ массы льда и опасности плаванія на парусахъ такъ близко отъ полюса и къ тому жѳ баснословныя отклоненія магнитной стрѣлки, вслѣдствіѳ чего въ высшей степени трудно начертить сколько-нибудь правильныя карты".

Стрѳмленіе найти сѣвѳрный путь въ Тихій окѳанъ заглохло на цѣлыхъ два вѣка. Только китодовы и охотники на тюленѳй ѣздили ѳщѳ по этимъ непривѣтливымъ водамъ, и нѣкоторые изъ нихъ, какъ, напримѣръ, Фоксъ и Джемсъ въ 1631 году, дали свои имѳна - первый проливу, а второй бухтѣ въ сѣвѳрной полярной области. Лишь въ 1818 году въ Британіи снова загорѣлся духъ предпріимчивости, который былъ погашѳнъ Баффиномъ, и она вновь выкинула свой гордый флагъ. Вся ея мощь проявиласъ въ такихъ людяхъ какъ Джонъ и Джѳмсъ Россъ, Пэрри, Жнгельфельдъ, Макъ Клинтокъ и знаменитый мучѳникъ полярныхъ изслѣдованій Джонъ Франклинъ, пока въ 1851 году нѳ былъ благодаря Макъ Клуру достигнутъ конечный результатъ.

Но всѣ они трудились, страдали и умирали только ради достиженія географическихъ цѣлѳй; значеніѳ сѣвера ддя міровой торговли еще не могло быть замѣчено.