А.А. Минкин

ТОПОНИМЫ МУРМАНА

Мурманское книжное издательство, 1976 г. Оцифровка и корректура: И.В.Капустин

ЕЛОВЫЙ НАВОЛОК, ПОЛОВИННИЦЫ
Интересное название Еловый наволок сохранилось в топонимике озера Экостровская Имандра. И название это не редко на Кольское полуострове; мысов и наволоков с таким именем мы нашли девять. Но этот наволок привлекает внимание тем, что у него еще есть и другое название. Саамы называют его Кусснярк и Коллкус снярк. Первое название в переводе на русский означает Еловый наволок, а второе - наволок Золотой ели. Мы можем только предполагать, в связи с чем появилось такое название: стояла ли на мысу действительно ель золотого цвета, или при восходе и заходе солнца ее особенно золотили лучи? Еловых островов насчитывается более двадцати. Только в Кандалакшской губе их восемь: Еловый, Палкинский Еловый, Еловый Лупч-остров и другие.
Названия нескольких озер и рек имеют в своей основе слово ель. Имя Еловского озера (система реки Туломы) на первый взгляд кажется образованным от ель, но тут следует быть осторожным. Уж больно необычное это название. А почему не Еловое? Оказывается, основа-то его совсем другая - русифицированное саамское слово иелле - жить, и в переводе это название будет звучать - Жилое озеро, или Обжитое озеро. Такого происхождения и название реки Елйок, - Обжитая река, впадающая в реку Поной.
Губа Ельлухт в Чунозере, река Ельйок. или Ельнюнвуой. впадающая в Чунозеро, и возвышенность Ельнюн на берегу реки, озеро Ельявр (из него вытекает река Ельнюнвуой), возвышенность на берегу этого озера Ельявруай-венч - Вершинка у Ельозера, горный склон Ельнюнлаг в Чуна-тундре, возвышенности Елънюнчорр в тундрах Чуна и Монче, остров Ельсуол в Экостровской Имандре... Чем же интересны эти названия? А тем, что они вовсе не "еловые", а "жилые" (от саамского иелле}. И сама модель топонима говорит о нерусском происхождении его.
Чисто саамские "еловые" топонимы содержат в себе слово кусе - ель: возвышенность Куссварнюн в Нявка-тундре, мыс Кусснярк на берегу Чунозера, вершина Куссуайв на левом берегу реки Вороньей, остров Куссуол в губе Охто-Канда озера Экостровская Имандра, островок Куссуоленч при входе в Кислую губу озера Большая Имандра.
А куда отнести такие названия, как озеро Кускаявр из системы реки Ноты, озеро Кусколь в Волчьей тундре, река Кусколь? Опять кажется, что они должны стоять в одном ряду с "еловыми" топонимами. Однако саамское слово Кусколь означает протока между озерами, или проточное озеро. Возьмем для примера реку Кусколь. Такое название носит участок реки Мончи от озера Кусколь до озера Малая Ламбина.
Топонимы, в которых слово кусс - ель звучит как куз, встречаются и на Терском берегу, и на Умбозере, и на Имандре. Они обычно образованы от куз (саамское слово кусс в родительном, винительном падеже единственного числа или в именительном падеже множественного числа) и русского или саамского слова, показывающего, к какому географическому объекту это название относится. Мыс Кузнаволок (Еловый наволок) на берегу полуострова Турьего в Кандалакшской губе; мыс Кузнярк (Еловый наволок), в названии которого слово куз сочетается с саамским словом нярк. Наволок этот вдается в Монче-губу озера Большая Имандра. Из Кузозера (Еловое озеро) берет начало река Кузрека. В устье ее в XVII веке появилось Кузрецкое усолье Соловецкого монастыря, превратившееся затем в село Кузрека.
На Терском берегу расположено село Кузомень. А что значит это название? Можно этимологизировать его из саамского языка, но в нем мы не найдем слова мень. Может, пойти по другому пути: посмотреть исторические документы? В "Сотной грамоте" 1575 года есть запись: "...да по той же реке по Варзуге вверх тоня в Кузониме, тоня в Верхней Кузониме..." Теперь все стало значительно проще. Оказывается, топоним этот карельский, а не саамский (по- карельски ель - кууси, а мыс - ниеми). И получается, что Кузниеми. - Еловый мыс. Почему мы считаем, что ключ к разгадке топонима лежит в карельском языке?
Да потому, что около Варзуги еще в XV веке был погост Корельский. И конечно, карелы оставили в окрестностях немало топонимов, в том числе и Кузниеми. А превращение этого топонима в Кузомень - дело времени: результат "обрусения" его.
Названий географических объектов с основой сосна насчитывается около тридцати: четыре Сосновых наволока; четыре Сосновых губы; остров Сосновец, прикрывающий губу Сосновку, в которую впадает река Сосновка, берущая начало в Сосновском озере; между островом Сосновец и берегом лежит Сосновская салма; губа Сосновая в Кандалакшском заливе у Турьего наволока имеет бухточку, называемую Сосновая заводь.
В саамских топонимах слова пядз, педз, педц - сосна также находят широкое применение. Например, Пиедзвуун (Сосновая губа) ; Пядзъявр (Сосновое озеро) в системе реки Печи; Педцордынч-тундра (тундра Сосновая Каменная гряда) - водораздельная вершина между бассейнами рек Кицы, Средней и Териберки; остров Педцпахк (возможный перевод - Сосновая гора) - самый крупный из островов Ловозера; острова Пядзэнчсуоллэ (Сосновые острова) в озере Экостровская Имандра. Большая группа названий включает слово сосна в несколько измененной, диалектной форме. В Сальных тундрах довольно заметная вершина (высотой около 900 метров) называется Пецладпорр (Сосновый хребет с острым гребнем). В этом топониме звук -б или -т перед -ц утрачен.
В системе реки Печи есть озеро Печ, имеющее названия: Печезеро, Печозеро, Пече, Печо. Переводится оно как озеро Сосна, или Сосновое озеро. Здесь звук -ц чередуется с -ч при утраченных -д или -т. Кроме этих топонимов есть еще несколько: река Печема, впадающая в реку Вялу, вытекающая из озера Печенозера; Печетундра к югу от Печеозера из бассейна озера Большая Имандра; Печозеро в верховьях Иоканги, на берегу его некогда существовало небольшое селение Печозеро.
В группу "сосновых" мы отнесем и название реки Печеней, и все названия, образованные от этого слова.
Село Сосновка имеет и саамское название - Соснофка- сийт. Здесь мы опять наблюдаем соединение русского названия Сосновка и номенклатурного слова сийт - поселение.
Среди "сосновых" и "еловых" саамских топонимов существует довольно интересная градация. В основе одних топонимов подразумеваются "взрослые" деревья, в других (их немного) сообщается о наличии в определенных местах мелкого сосняка или мелкого ельника. Так, мыс на южном берегу Вите-губы называется Куадзинярк. Куадзь - по- саамски мелкий сосняк или мелкий ельник и нярк - мыс. Напротив этого мыса лежит остров Куадзисуол (остров Мелкого сосняка, или остров Мелкого ельника).
Что было раньше названо - мыс или остров, - сказать трудно, однако бесспорно одно: в момент, когда появилось название, на мысе или на острове зеленел молодой сосняк или ельник.
В Кислой губе озера Большая Имандра расположен островок с названием Пиессьсуол. Некоторые называют его Пессуол, производя его название от слова пес. Конечно, в топонимике бывает и такое сочетание: одно слово русское, а другое - саамское. Но в действительности Пиессьсуол переводится как Бере зовый остров. Близ Пиессьсуола находится мыс Пиессьсуолнярк - наволок у Березового острова. На берегу губы Кислой озера Большая Имандра стоит варака Пяссваренч, что в переводе также Березовая варака, или Берестяная варака, так как саамское слово пяссь, пиессь означает - береза, береста. У подножия этой вараки в реку Курковую впадает ручей Пяссварьвуой, название его указывает точное место впадения ручья и принадлежность ручья к определенной вараке. Этот топоним переводится на русский язык как ручей Берестяной вараки, или ручей Березовой вараки. В Кислой губе, на берегу которой мы нашли и Березовую (Берестяную) вараку, разбросана группа островков Пясс-солнеч (или Пиессь-суолнеч, пли Пястсуолнеч) - Березовых островков. В Воче-ламбине озера Экостровская Имандра название островка Песс-суолнеч переводится тоже как Березовый.
Мы познакомились с саамскими "березовыми" топонимами, но есть и чисто русские топонимы такого же происхождения. Следует только заметить, что ныне на некоторых Березовых островах или наволоках мы не найдем ни единой березы или даже березового пенька. Такие топонимы сообщают нам о том, что здесь когда-то росли березы. Островку Малому Березовому, что лежит недалеко от Кандалакши, сейчас больше бы подошло название Сосновый (теперь на нем растут только сосенки). А на Большом Березовом, что несколько голоменней (мористее) Малого Березового, можно найти много пеньков и молодую поросль берез.
Из русских "березовых" названий островов, наволоков, ручьев, варак, рассеянных по всему полуострову, мы остановимся лишь на Березовом наволоке, что находится между губами Монче и Вите озера Большая Имандра.
Интересен этот наволок тем, что его саамское название - Тервнярк - сообщает о том, что здесь гнали березовый деготь или березовую смолу. У саамов слово тарьв означает деготь, иногда - березовая смола. В сороковых годах существовало селение Смолокур, основными занятиями жителей которого были лесоразработки и смолокурение, то есть добыча смолы.
Ольха на Кольском полуострове встречается довольно часто. Несколько речек и озер Ольховок, Ольховых ручьев, наволоков, мысов (лиепх - по-саамски ольха, Лиепняркенч - Ольховый мыс) сообщают о том, что на их берегах растет ольха.
Осина, судя по топонимам, имеющим в своем составе или русское слово осина, или саамское суппь, достаточно широко распространена. Ручей Суппьуайв - Осиновый ручей, вытекая из Супьявра, называемого также и Осиновым озером, впадает в губу Супьлухт, параллельно называемую также Осиновой губой, озера Экостровская Имандра. Один из берегов губы Супьлухт (Осиновая губа) озера Экостровская Имандра называется Супьрент (Осиновый берег).
На луде Черемшанка, расположенной недалеко от Кандалакши, в изобилии растет дикий чеснок - черемша, это и явилось поводом для того, чтобы назвать луду.
В центральной части Хибинских тундр тянется горный массив Каскаснюнчорр. Его название переводится как Можжевельниковый горный хребет. В реку Тульйок впадает реки Каскаснюнйок - Можжевельниковая река. Берега ее, вероятно, были густо покрыты можжевельником.
Иа мысе Будрач в Кандалакшской губе и сейчас растет плющевидное растение, именуемое у поморов будра. Хибинские тундры в XVII веке назывались Будринскими, вероятно по этому растению.
Один из мысов в Внте-губе озера Большая Имандра назван Риснярк, по-русски - Вичаный наволок (от русского слова вица). В бассейне того же озера находится река Рисйок, название ее переводится на русский язык как Вичаная. На южном берегу Мотовского залива есть небольшая губка Вичаны. Но о чем говорит это название? Вероятно, в этой губке должны быть какие-то заросли, которые поморы бы назвали Вичаны.
В старые времена доски в корпусах поморских судов соединяли не гвоздями, а сшивали вицами - обработанными корнями можжевельника (для "шитья" крупных лодей применяли вицы из стволов молодых елочек высотой до двух метров, но такие лодьи шили на крупных верфях, подобных Соловецкой). Теперь ясно происхождение названий Вичаный наволок, губка Вичаны, а также и Вичаное озерко, и Вичаный ручей.
Можжевельник поморы называли вереском. Девять топонимов запечатлели этот кустарник. Названия, содержащие в своей основе слово верес, указывают, что около рек и озер, на наволоках и островах, в губах растет хороший материал для постройки судов: у Колвицкого озера находятся Верес-губа, Верес-тундра, Верес-наволок; Вересовая губа - заливчик на реке Туломе; на берегу озера Гремяхи между реками Туломой и Колой стоит гора Вересуайв - Вересовая вершина.
Заметили поморы, что особенно хорошая малина созревает на склонах одной из варак вблизи Колвицкой губы в Кандалакшском заливе - и назвали эту вараку Малиновая горка. Богатое морошкой болото стало Морошечным. Недалеко от Вите-губы есть озерко Лауаммияуренч, в переводе с саамского этот топоним означает Морошечное озерко. В Заячью салму озера Экостровская Имандра вдается Луммнярк - Морошечный наволок.
Значительное количество топонимов и с основой черника. К ним относится и саамский топоним Саррьлухт (в озере Экостровская Имандра), переводится он как Черничная губа (названия эти существуют одновременно). Мыс в этом же озере назван Саррьлухт-нярк - мыс Черничной губы.
Губа Руоклухт и мыс Руокнярк, ограничивающий губу с одной стороны, в озере Экостровская Имандра густо заросли тростником. И это отражено в топонимах: Руоклухт (Тростниковая губа) и Руокнярк (Тростниковый наволок).
На берегу губы Охто-Канда озера Экостровская Имандра есть урочище с названием Суиткинч, по-русски оно будет звучать - Кентище, поросшее травой. Многие топонимы с основой травяной сообщают, что реки, ручьи и озера, а также вараки и наволоки с таким именем поросли особенно густой травой. Но не всегда. Например, река Травяная, впадающая в Качковский залив Белого моря, вытекает из Травяного озера. Название свое она получила по озеру.
Река Монча до впадения в озеро Большая Имандра протекает через два озера - Верхнее и Нижнее Олнче, или Ольче. Названия озер говорят о том, что на их берегах были заросли болиголова, или багульника. Ольче-тундра на водоразделе системы озера Имандра и реки Ноты, вероятно, названа тоже поэтому.
По географическим названиям мы можем выявить не только наличие на Мурмане тех или иных животных, птиц, деревьев, трав, но и установить места поселений древних саамов. Саамские поселения в зависимости от продолжительности нахождения в них делились на следующие категории: кинт, кинд, кинтуш, кент, кетт, кентшаньте (по- русски - кентище), - место зимних стоянок; сийт - погост, место наиболее продолжительной оседлости, селение вообще (кроме города); ланнь - городок, городище; сатка - поселок при реке; мелле - жилье.
Кроме указанных, саамы образовывали и временные стоянки, весенние или осенние. В этих случаях в состав топонима входят номенклатурные слова: кент, сийт, ланнь и другие, а также чехч - осень или китт - весна. Близ реки Лебяжьей был расположен Зимний Иокангский погост (Тальв- Иофкуй-сийт). Летний погост, называвшийся просто Иофкуй- сийт, то есть Иокангский погост, находился километрах в четырех от впадения реки Ио канги в губу Немецкую. Существовали и другие Летние и Зимние погосты: Семиостровские, Умбозерские. Например, Чевчед - Осеннее озеро - в районе озера Чудзьявр тоже следует понимать как озеро Осенних стоянок. Чевчесьяврйок - название реки, являющейся протокой между Чарозером и озером Чудзьявр, тоже переводится как река Осеннего озера. Чарозеро древние саамы называли Осенним, вероятно в связи со стоянками на берегах его во время осенних рыбных промыслов.
Речка Талвийок, или Тальвиш, впадает в Гирвоэеро (бассейн Ноты) и берет начало в озере Тальвиявр, или Тальвиш. Названия эти рассказывают о том, что на берегах реки и озера были зимние стоянки саамов.
Поселения саамов в древности были расположены в основном по большим озерам: Имандра, Ловозеро, Чудзьявр, Нотозеро. Возможно, существовали они и на побережье полуострова, но топонимических свидетельств об этом не сохранилась. Однако на Оленьем острове в Кольском заливе в 1928 году археологи нашли захоронения древних рыболовов и охотников, и это подтверждает предположение о поселениях древних саамов на побережье.
Даже временные пребывания саамов находили отражение в топонимике. Побыли саамы на наволоке, что разделяет губы Ваенга и Варламова в Кольском заливе, развели костер, может быть и не раз, и наволок получил название Алаш. В писцовой книге начала XVII века этот топоним упоминается как Алыш-Камень (по-саамски алаш - очаг, огнище).
В топонимике широко распространены цифровые названия. Простота этих топонимов, удобство ориентирования по ним обеспечили им прочное "гражданство". Например, в Москве в Измайлове 16 Парковых улиц. Все они идут параллельно друг другу. Всем ясно, что, допустим, Седьмую Парковую надо искать посередине этого района, между Шестой и Восьмой Парковыми. Очень удобно. В Ленинграде на Васильевском острове 32 линии, каждая из которых означает одну из сторон улиц. Цифровые топонимы можно встретить в городах не только нашей страны. В Нью- Йорке, например, 92 нумерованные улицы (стрит) пересекаются 11 нумерованными проспектами (авеню).
И топонимика Кольского полуострова имеет числовые названия. Если плыть на лодке от села Кандалакши в сторону Проливов, то как раз на полпути встретятся две луды - Большая и Малая Половинницы. Топоним Половинницы (изредка эти луды называют так), подобно дорожному знаку, оповещал поморов, что пройдено полпути. И это было особенно важно, когда основным движителем карбаса и лодки было весло, а при попутном ветре - парус. Значение топонима хорошо поймет тот, кому хоть раз приходилось идти на веслах против ветра километров двадцать.
Половинная гора, стоящая на левом берегу реки Вороньей, Половинный ручей - приток Чаваньги, Половинное озеро из системы реки Варзуги, вероятно, получили названия аналогично лудам Половинницам: располагались они на половине определенного пути первоназывателей.
В качестве своеобразного верстового столба, стоящего на полпути, саамы использовали географические объекты. Такие столбы, как возвышенность Пельокант, или гора Пель-тундра, или Пельмесозеро (изредка его ошибочно называют Песмесозеро, не "свалит" ни время, ни злой человек. А означают они: Половинная сухая возвышенность среди болота, Половинная тундра, Половинное озеро.
Близ станции Имандра на берегу реки Гольцовки существовало селение Половинка, основанное в 1900 году.
В топонимике Кольского полуострова сохранилось интересное саамское название мыса на северном берегу озера Нотозера - Чуэтпедзнярк (чуэт - по-саамски сто, пэдз - сосна, нярк - мыс). На этом мысу растет всего одна сосна. При внимательном переводе получается - мыс Сосны из сотни, то есть Мыс Сосны, выделяющейся из сотни других сосен. А может, такое название было дано потому, что из всех росших на мысу сосен уцелела только одна.
Числительное один встречается в составе топонимов довольно редко (да и то не в чистом виде). В качестве примера можно привести название тони Одинчаха около Кандалакши. Рассказывают, что на этой тоне только первый замет был с хорошим уловом, а при повторных заметах невод приходил пустым. Таким образом, топоним предупреждал: мечи невод один раз, а если хочешь еще раз поймать рыбу - подожди. А может быть, причина появления топонима кроется и не в этом. На дне губки Одинчиха находится несколько крупных камней, которые поморы называли одинцами. Возможно, по этим камням и дано название губке. И топоним является как бы предостережением: невод мог зацепиться за камни- одинцы.
С топоформантом -иха на Белом море можно насчитать до десятка топонимов: губки - Голичиха, Кислечиха; острова - Пучиха, Северная Тупичиха, Тупичиха (Топичиха). Сюда же, вероятно, можно отнести и названия островка Дьячиха и реки Кузнечиха. Есть аналогичные названия и на Мурманском берегу: губы Барышиха, Лобаниха, Порчниха, река Зарубиха.
Порядковое числительное первый представлено в топонимике шире, чем числительное один. В Кольском заливе находится Первое озеро, к северу от входа в Оленью губу Кольского залива расположена бухточка Первый Двор (следующие за ней названы - Второй и Третий Двор). Близ озера Большая Имандра в совхозе "Индустрия" в тридцатых годах существовало поселение Первая Ферма.
Река Чуда, впадающая в озеро Умбозеро, вытекает из каскада озер, носящих названия - Первое, Второе и Третье Чуда, или Чудозеро. В Иокангском заливе два острова носят названия - Первый Осушной и Второй Осушной (словом осушной поморы обозначали острова, соединяющиеся с материком при отливах) .
В саамской топонимике числительные употребляются так же, как и в русской. На южном берегу Монче-губы можно встретить топоним Нумпьнярк, в переводе на русский он означает Второй наволок. Кухтсуол - название острова в северном конце Ловозера, в русском переводе - Второй остров, а Кухткуандарент (другое его название - Бурмлухтрент) на северном берегу Княжой губы в озеро Экостровская Имандра переводится как Берег двух веж.
Напомним, что саамские топонимы в большинстве своем сохранились в первоначальном виде. Изменение отдельных названий - явление достаточно редкое в топонимике Севера. Так, в писцовых книгах конца XVI - начала XVII века между устьями рек Харловки и Восточной Лицы указано становище Ояткино. Значительно позже появляются названия Двоятка и Воятка, образованные из Ояткино, вероятно, в результате фонетической адаптации. Поэтому хотя Двоятка по звучанию и вроде бы числительное, но по своему происхождению совсем далеко от него.
У Терского берега к северу от устья Поноя расположена группа островов под названием Три Острова. В губе Дальней Зеленецкой торчат из воды три небольших камня, называемые Три Брата. На полуострове Рыбачьем близ мыса Мотка почти у самой воды лежат три белых камня с русским названием Три Коровы. Камни резко отличаются по цвету от окружающих берегов и видны в любую погоду: издалека создается впечатление, что на берегу пасутся три белые коровы. На материке против острова Кильдин три смежные горы называются Три Сестры.
Все эти названия понятны без комментариев.
Из саамских топонимов с числительными три для иллюстрации приведем один - Колмъявр, что в русском переводе означает Три озера. Находится это озеро у истоков реки Иоканга.
В устье реки Туломы впадает ручеек, берущий начало в Четвертом озере. Недалеко от губы Ваенга находится Ваенгское Четвертое озеро. Но в этом районе нет озер с "цифровыми" названиями. Возможно, кто-то из рыбаков, рассказывая об уловистом озере, ориентировал своих товарищей, что по счету оно будет четвертым от известного им первого озера.
Привлекает к себе внимание оригинальный саамский топоним Нилсааткинчлухт (Монче-губа озера Большая Имандра). В переводе на русский язык он означает Губа четырех мест для причаливания лодок. В связи с чем потребовалось так точно устанавливать количество мест, удобных для причаливания лодок? Возможно, в этой губке только в четырех местах могли пристать лодки.
На острове Пятимогильном, лежащем в Нокуевской губе Баренцева моря (точнее, в части ее - в Шурицкой губе), сохранилось пять могил, от которых и произошло это название. На реке Умбе перед озером Канозеро тянется спокойный плес, имеющий два русских названия: Тихий, или Пятиверстный, по длине он почти равен пяти верстам.
В озеро Большая Имандра впадает река, вроде бы с очень простым и ясным названием. Вите-река.
По-видимому, это название образовано из саамского Виттенйок (река Пяти порогов} с русификацией первого слова и переводом второго. А губа, в которую впадает Вите- река, получила название от реки.
В Хибинских горах находится интересное ущелье, имеющее два названия. Одно из них дано но хозяйственному использованию этого ущелья - Шестимежный Лог (возможно, здесь было шесть каких-то участков или покосных, или охотничьих).
Существует и другое название этого ущелья - Яммейкорр (или Емьякорр, или Юмьекорр). Согласно преданию, здесь экостровские саамы уничтожили шведов во время одного из набегов их на Лапландию в конце XVI века, и за ущельем закрепилось имя Яммейкорр (в русском переводе - Ущелье мертвых).
Близ устья Харловки в Баренцевом море расположена группа островов, называемая Семь Островов: Большой и Малый Зеленцы, Большой и Малый Лицкие, Вешняк, Кувшин и Харлов. Кроме этих островов, в группу входит большой баклыш Сиковка длиной около четырехсот метров, лежащий примерно в километре от Харлова, и до десятка мелких островов.
Однако если посмотреть строже, то название Семь Островов не совсем точное: во-первых, островов больше (но это не главное, так как название можно было дать по самым крупным из них); а во-вторых, Лицкие острова (Большой и Малый) удалены от основной группы на довольно-таки большое расстояние (5-6 миль). И при кучности остальных островов это наводит на размышления: почему же архипелаг назвали Семь Островов, а не Пять Островов? Не сыграла ли тут роль столь обожаемая в старину цифра семь. Мы и сейчас нередко встречаемся с этим числом. Сколько пословиц, поговорок запечатлели его! "Семь бед - один ответ"; "У семи нянек дитя без глазу"; "Семеро одного не ждут"; "На седьмом небе" и т. д. И, чтобы "дотянуть" до цифры семь, первоназыватели причислили к архипелагу Лицкие острова.
А не под влиянием ли магической семерки возникло название Семиверстного пороги на реке Умбе? Кто мерил длину его или длину впадающей в реку Умбу речки Семиверстной? Конечно, никто. Об этом говорит и второе название порога - Долгий. А раз Долгий, значит, не менее семи верст - решили наши предки, и возникло название - Семиверстный. А речку назвали по порогу. Может быть, и существовавшее ранее селение Семерка близ Ловозера такого же происхождения. А вот Семиостровский Летний и Семиостровский Зимний погосты свидетельствуют только о том, что здесь сезонно жили семиостровские саамы.
В 1934 году появился цифровой топоним - озеро Семи. К этому озеру, лежащему на возвышенности между реками Кейнийок и Нюэммельлампьйок, поднялись семь молодых туристов-комсомольцев, и этот редкий тогда случай туризма был зафиксирован в топонимике. Озеро, ранее безымянное, стало называться озером Семи.
Река Ках берет начало из Кахозера и впадает в Колозеро. Кахе по-саамски - восемь, и в переводе на русский язык эти названия означают: Восьмая река, Восьмое озеро. Один из мысов в Териберской губе назван Восьмым, за ним следует Девятый мыс.
А как же появился Восьмой мыс в Териберской губе? Ведь до него нет ни одного цифрового названия. Тут что-то не так. По-саамски воссь - пыжик. И может, некоторое время мыс так и назывался - Воссь-мыс, а описывающие эту местность не разобрались в сути дела, как мы уже не раз наблюдали, и решили: быть мысу Восьмым. Следующий за ним, естественно, стал Девятым.
Девятый мыс есть и на Терском берегу, а кроме него, Девятая губа - в Горле Белого моря.
В бассейне реки Западной Лицы стоит возвышенность Логечорр. Можно расшифровать этот топоним как состоящий из двух слов: русского лог и саамского чорр - Горный хребет. Таких топонимов мы уже рассмотрели немало. Но расчленяя топоним на составные части, мы потеряли букву -е. В переводе с саамского этот топоним звучит как Десятый хребет. И название Лог-наволока на полуострове Рыбачьем напрашивается расшифровать как Десятый наволок. А здесь как раз возможно другое толкование: напротив наволока лежит глубокий лог, хорошо приметный и являющийся надежным укрытием от непогоды. И может, по этому логу назвали наволок Лог-наволоком.
Река Поной перед впадением в озеро Вулиявр разбивается на значительное количество рукавов и протоков, образуя своеобразную дельту, называемую Сорок рукавов. Может быть, этих рукавов меньше, может быть - больше, но назвали так - все равно много. Здесь уместно вспомнить, что цифре сорок у многих народов мира, в том числе и населяющих Россию, придавалось какое-то магическое свойство. Ее можно найти и в церковных обрядах (на сороковой день поминки по умершему; служат за упокой души сорокоуст - сорок церковных служб), в поверьях (сороковой медведь считался у охотников роковым), в заговорах (кандалакшские поморы -оговаривали ветер, вспоминая сорок плешивых (лысых), на каждого из них делали засечку на палочке, которую бросали в море через голову, приговаривая хвалу жене нужного ветра и ругая жену противного), количество церквей в Москве - сорок сороков и т. д.
Любопытно название возвышенности на левом берегу Иоканги - Сторублевый Бор. Откуда взялось такое название? На саамском языке эта возвышенность - Чудемарксйемне. А если перевести на русский язык слова, составляющие топоним, получится - Сторублевая Земля. Вероятно, саамы сдавали эту землю в аренду на определенный срок за сто рублей. На возвышенности Сторублевый Бор есть озеро Чудемарксейявр, что в переводе на русский означает - озеро Сторублевой Земли.
Таким образом, мы рассмотрели немало топонимов и с уверенностью можем сказать, что, давая имя месту, человек никогда не исходит и не может исходить только из тех признаков, которые заложены в самом месте. Вольно или невольно, он учитывает (и конечно, вносит в имя) свое отношение к месту.
КНЯЖАЯ ГУБА
Разные сведения о жизни поморов доносит до нас большая группа топонимов, в основу которых входит слово крест. За каждым из них стоят какие-то события, трагические или радостные: обеты, данные в трудный час жизни. Крест обычно рубили из бревен, а при установке ориентировали строго по сторонам света, независимо от того, был ли это крест по обету или просто мореходный знак. Крест располагали так, чтобы молившийся, став лицом к надписи на кресте, тем самым обращался лицом к востоку, а концы перекладины креста указывали направление севера и юга.
Петр I в одном из путешествий по Белому морю (1684 г.) по пути в Соловецкий монастырь попал в сильную бурю. Корабль так трепало, что уже все находившиеся на нем считали себя погибшими. Только умение и сноровка помора- лоцмана спасли корабль. Петр, в благодарность, одарил лоцмана и собственноручно срубил крест и поставил его. В это же время Петр I срубил крест и в Соловках по случаю удачного прибытия.
Возьмут поморы необычно богатый улов, чудом уцелеют в бурю - ив благодарность Николаю Чудотворцу ставят крест.
Кресты по обетам устанавливали или в том месте, около которого произошло событие, или в другом, но с таким расчетом, чтобы его видели все. Так появились кресты на вершинах гор, на лудах и островах, подчас безымянных. А с появлением креста гора, остров, губка становились Крестовыми. Так получила название одна из высоких гор напротив Кандалакши. Действительно, эта Крестовая гора видна хорошо со всех сторон: с моря, с окружающих гор, из Кандалакши. Крестовые названия можно встретить как по побережью полуострова, так и внутри его. Например, саамское название перешейка в Экостровской Имандре Рысткуцкет в переводе на русский язык означает Крестовый перешеек.
Встречается несколько видов топонимов с основой крест. Есть и Крестовые острова, и Крестовая тундра, и Крестовая губа, и несколько Крестовых мысов, и Крестовский ручей, и Крестовская гора.
Интересно название мыса, лежащего между Нокуевским заливом и губой Савиха недалеко от мыса Взглавье. Называется он Ивановы Кресты. Крестов на этом мысу нет и в помине. Ф.П.Литке, описывая Лапландский берег в 1822-1823 годах, уже не застал их. Однако топоним свидетельствует о том, что кресты здесь были, и Литке подтверждает, что "раньше здесь стояло множество крестов".
В писцовых книгах Алай Михалков подробнейшим образом описывал все угодья, тони, покосы, реки, речки и ручьи. В описи Печенгской губы он сообщает, что "на реке на Княжой... бобры бьют". В перечне тонь Печенгского погоста упоминается Княж-озеро. В озере Экостровская Имандра одна из губ называется Княжой губой, а по ней - Княжий (Княжой) наволок. Пролив, соединяющий озеро Бабинская Имандра с озером Экостровская Имандра, опять носит название Княжая салма.
В озеро Бабинская Имандра впадает ручей Конгасыуй - по-русски Княжий ручей. В какой-то степени происхождение всех перечисленных названий зависит от слова князь. То ли в этих местах были промысловые угодья, принадлежащие какому-то князю, то ли он посещал эти места. И вовсе не обязательно этот человек должен быть князем, важно, что он был из "господ", обладал богатством и имел дружину.
О происхождении названия Княжая губа в Кандалакшском заливе сохранилось старинное сказание, записанное в 1565 году голландским купцом Салингеном. Согласно сказанию, шведы, пришедшие в Белое море, были вынуждены скрываться от русских на острове Кузове в Кемской губе в становище, которое названо в связи с этим Немецким, а остров - Немецким Кузовом. Доведенные до отчаяния шведы попытались в пасмурную погоду при сильном дожде уйти восвояси через Кандалакшскую губу, но их настигли русские князья и в небольшой губке между Ковдой и Кандалакшей уничтожили. В честь победы русских князей над шведами залив был назван Княжой губой.
Нам, удаленным от этих событий на четыре столетия, трудно судить, насколько правдиво сказание. Однако следует заметить, что нашим предкам не единожды пришлось отражать нападения шведов, норвежцев и финнов - "каянских немцев".
Видный ученый прошлого века М- А. Кастрен, путешествуя по Лапландин в 1841-1844 годах, зафиксировал финские топонимы в районах, прилегавших к теперешней северной части финской границы. Эти топоннимы свидетельствовали о былых междоусобицах из-за рыбных угодий и сенокосных пожен: Рйитассари (Спорный остров), Тораярви (Спорное озеро, или Перебра ночное озеро).
Уместно вспомнить и еще об одной легенде, повествующей о происхождении Кандалакши и ее названия. Когда-то датчане собирали дань с саамов, деля это право с Московским Великим князем. И весь Ледовитый океан они называли Гандвиком. Позднее это название стало относиться лишь к Белому морю (на карте, приложенной к истории Алая Магнуса), а затем закрепилось за Кандалакщской губой.
В XIX веке мнения ученых о возникновении названия Гандвик разделились. Одни под словом ганда понимали чудовище; другие его производили от вещуньи Гейды; третьи видели в этом названии ганну, или гангу, - палку, применяемую саамами при ворожбе; четвертые, и их было большинство, считали, что Гандвик - залив Чудовищ, исходя из этимологии: ганд - чудовище, а вик - залив.
Отдельные ученые образуют от Гандвика не только топоним Кандалакша, но и Канин Нос, подтверждая это тем, что на ряде карт 1559-1730 годов Канин Нос обозначен как Канда-Нос. Однако вопрос этот очень сложный, им занимаются с давних пор, и по сей день он еще не решен.
Очень много "белых пятен" в топонимике: не всегда происхождение названия может быть объяснено. Нередко первоначальное значение слова утрачено, и слово приобрело уже совсем иной смысл. Бесчисленное количество топонимов рождается из ослышек, описок, неправильного понимания чужого языка, а это усложняет расшифровку географических названий.
В главах о Кандалакше и Коле мы привели варианты толкований происхождения названий их. А только что познакомились еще с одним. В связи с этим уместно вспомнить о весьма любопытном наблюдении, сделанном В. Л. Жучкевичем. Суть его в следующем.
Характер географических названий определенной местности говорит историку о многом. Замечено, что районы с ясными по смыслу названиями заселены относительно недавно и названия еще не успели видоизмениться в процессе употребления. В районах более древнего заселения или населенных в прошлом другими народами преобладают непонятные названия. И на Кольском полуострове кроме топонимов Кандалакша, Кола, Тулома смысл большого количества названий не раскрыт и сегодня. Это еще раз подтверждает то, что Заполярье было заселено еще в глубокой древности.
Немало в старину было желающих поживиться богатствами Мурмана. Не отставали от них и монахи. Они шли на Север, захватывали лучшие тони или скупали их у саамов за бесценок.
Писец Алай Михалков и подьячий постник Дементьев в писцовой книге, составленной в 1608-1611 годах, отмечают: "В Кандолошской губе на усть реки Нивы над морем против Кандолошские волости за рекою на наволоке монастырь опщей". Этот наволок в устье реки Нивы был назван Монастырским.
А мыс на южном берегу Рыбачьего полуострова принадлежал Печенгскому монастырю, и это послужило основанием для названия мыса тоже Монастырским.
Островок около города Колы известен тем, что на нем находился монастырь Петра и Павла, основанный около 1582 года одним из первых жителей Колы - Семеном Вянзиным, в монашестве - иегуменем Сергием. После того как Печенгский монастырь сожгли шведы в 1589 году, остров стал его пристанищем. В 1764 году монастырь был упразднен. А название острова Монастырский существовало до 1917 года. Этот остров имеет и другое название - Кладбищенский, которое теперь более известно.
А названия Попова лахта, Попова тундра, Попово озеро, Попов ручей, Попов наволок произошли от слова поп, и саамский топоним Поппахкъ (Попова гора) тоже рассказывает о своем священном происхождении. Встречаются топонимы, показывающие принадлежность того или иного угодья человеку с фамилией Попов. Лежат близ реки Кола пожни Поповых, на берегу Кольского залива было две тони Попова.
У восточных склонов Колвицких тундр и в бассейне реки Порьей расположено несколько Келейных озер. Вероятно, промышлявшие на берегах ее монахи жилища свои называли кельями. Две губы Старцевы (одна - недалеко от Святого Носа, другая - в Кандалакшской губе около Ковды), наволок Старцев близ Кандалакши, река Старцева (впадающая в одноименную губу у Святого Носа). Здесь монахи на удобных тонях ловили рыбу, а в Старцевой губе около Ковды еще и запасали сено.
Широко известен на Кольском полуострове мыс Святой Нос. Появление этого топонима приписывают деяниям чудотворца Варлаама Керетского. Согласно "Житию Варлаама Керетского", он сотворил четыре чуда. Одним из них было уничтожение морских червей, водившихся у Святого Носа, которые источали днища кораблей в труху.
Саамы до внедрения христианства были язычниками. Да и приняв православную веру, то есть будучи окрещенными, не забыли своих богов и духов. Они верили в светила, в грозные силы природы, поклонялись святым камням-сейдам, а также божествам: Эй, или Эйн, или Эйш; Аккъ, или Акка, или Айк; Лемпо, или Лембо и другим. В топонимике нашло отражение все сложное переплетение верований саамов. Около тридцати топонимов содержат слово сейд, а сколько микротопонимов с этим словом хранится в памяти стариков!
Культ сейдов (вообще-то вопрос о сейдах специальный и очень сложный, и на нем мы подробно останавливаться не будем) превосходил другие культы саамов. При перекочевке саамы обычно останавливались у своих сеидов, смазывали их жиром. Около сейдов производили и жертвоприношения. В названиях объектов мы можем встретить и Сейднярк - мыс Сейдов; и Сейдозеро; и Сейдсуолы - острова Сейдов, где обязательно найдем священные камни. Много "сейдовых" названий по берегам озера Имандра, немало их и в центральной части полуострова.
Роговую ламбину, соединяющуюся протокой с Монче- губой, называют саамы Чуэврь-гардишьявр, что в переводе означает - Куча оленьих рогов у места жертвоприношения. Между озером Сейдъявр и рекой Сейдъявр-йоки расположено озеро Чуэврьсыаббэ. На берегах его тоже проводились жертвоприношения.
Река Лота, или Лоатйок (иногда встречается название Лохтйок, Луттойок} начинается в Финляндии и впадает в Нотозеро. На берегу ее стояло селение Лота. Название мыса Лотерный в средней части Кольского залива в губе Варламовой имеет такое же происхождение, как и название Лохмацкий ручей - приток реки Орловки, впадающей в Белое море, как и Лохуайвенч-тундра, расположенная в бассейне озера Имандра. В основе всех этих топонимов лежит слово лоахт - жертвоприношение. Вероятно, около этих географических объектов саамы проводили специальные обряды.
Имя реки Лота интересно еще и тем, что, кроме рассмотренного, оно имеет и другое толкование. Согласно старинной саамской легенде, топоним произошел от имени Оленьей хозяйки - Луот-хозик, которая оберегает саамских оленей, когда хозяева занимаются рыбными промыслами на летних тонях, а также во время пастьбы оленей в тундрах на зимних пастбищах.
Нередко саамы называли озера святыми вовсе не потому, что возле них располагались сейды: святые озера обычно изобиловали рыбой и ловили ее всем селением, превращая выезд на ловлю в праздник с соблюдением культовых обрядов. Путь на такие озера обычно знали лишь несколько стариков, хранили в тайне. Они указывали и день выезда на ловлю.
Саамы Каменского погоста (расположенного близ села Чальмны-Варрэ) подготовку к выезду на Сейдъявр начинали заранее и ждали его с петрова дня (от 12 июля по новому летоисчислению). Как только старики давали знак, что пора ехать, население погоста переодевалось в самые лучшие одежды и выезжало на карбасах вслед за проводником.
Свои святые (священные) озера были у саамов всех погостов. Каменские саамы, например, кроме Сейдъявра, в котором водились особенно крупные сиги, относили к святым еще несколько озер, в том числе Пурнач и Юргозеро.
Гора Куамдеспахк близ Сейдъявра переводится как гора Шаманского бубна. Название наволока Сейдкихкер на южном берегу острова Ерма в озере Бабинская Имандра донесло до нас известие о том, что здесь около сейдов с пением и выкриками "киковали" когда-то саамские нойды - колдуны.
Двенадцать топонимов посвящено божеству Эй (Эйн). Распространены они в основном в районе Рыбачьего полуострова и в бассейне реки Вороньей.
Божество Лембо недоброе, и саамы часто употребляли его в ругательствах наряду с "нечистым" (в обиходе это божество называют часто Лембой, или Лембуй. Говорят: "Лембу (Лембой) возьми!", что равнозначно: "Черт возьми!"). Ручей Лембуй - приток Стрельны - своим названием обязан этому божеству.
В древнем саамском культе божество Айк (Аккь, или Акка) означало мать бога. И река Акка - левый приток Лоты, возвышенность Аккурта в системе реки Поноя, озеро Аккь-яиврь на Терском берегу и ряд других подобных названий, вероятно, следует понимать не в смысле Бабкины или Бабьи, как это следует из подлинного перевода. Скорей всего, эти топонимы, так же как и название реки Айкуайвенчорр, берущей начало в Хибинах, увековечивают память о божьей матери.
Есть и такие названия: в Кандалакшскую губу впадает река Лувеньга, небольшая акватория около нес, ограниченная грядой островков и луд, называется Бабьим морем. Недалеко от берега этого Бабьего моря возвышается Акатьевская, или Окатьевская тундра. У саамов, как мы уже говорили, словом аккь означалось, наряду с пожилой женщиной, бабушкой, и женское божество - прародительница, мать божья.
По-видимому, море получило свое название еще от древних саамов, подобно Акатьевской тундре, стоящей на его берегу, а пришедшие позже поморы внесли в него совершенно иной смысл.
До двадцати названий, в которые входит слово баба, или аккь, можно насчитать на Кольском полуострове. Тут и Бабинский погост (упоминается в документах XVI века как погост Бабиничи), тут и Бабинская Имандра, тут и Бабий Нос - наволок в Белом море на Терском берегу; недалеко от Бабьего Носа стояло небольшое селение Бабье, прекратившее существование в 1938 году. Название это селение, возможно, получило от мыса Бабьего Носа. На берегу озера Колвицкого недалеко от Бабьей губы и Старухиного ручья расположено богатое морошкой Старухино, или Бабье, болото.
Гора Термесуайв вблизи реки Мудайок, правого притока реки Вороньей, названа в честь бога грома - Тьермеса. Река же Мудайок, возможно, запечатлела в своем названии одного из главных божеств саамского культа - бога Мудераки.
По другому толкованию название этой реки - Снежная произошло от саамского слова мут - снег.
В финской мифологии значительное место занимает божество Укко (у саамов равное ему - Эйя). Укко-ручей, вытекающий из Укк-озера и впадающий в реку Вялу - приток Умбы ниже порога Укко, и другие топонимы напоминают о том, что здесь жили финны и жители этого района поклонялись богу Укко.
Имя саамского божества Мяндаша, или Мянда (оленя - по преданиям, предка саамов), вошло в топонимы: Мяндозеро, Мяндоручей.
На водоразделе бассейнов рек Колы и Туломы есть возвышенность Чехкливыд. Название это напоминает нам об одной из страниц саамского эпоса.
Дело в том, что, согласно саамским сказаниям, в подземном царстве, в лесах и на скалах живут маленькие существа - чакли, или чахкли. Они похожи на людей, но только гораздо меньше их. Чакли любят щекотать людей, передразнивать их своим говорком, похожим на детский лепет. Топоним Чахкливыд означает, таким образом, возвышенность Маленьких Подземных Людей.
Если посмотреть на Земец, являющийся обрывистым спуском горы Крестовой к морю и расположенный примерно посередине между Монастырским наволоком (естественное устье реки Нивы около Кандалакши) и Малым Березовым, то сразу же бросаются в глаза две параллельно идущие глубокие трещины, называемые Чертова лыжница. По народной легенде, эти трещины - не что иное, как след, который оставил черт, катившийся на лыжах с Крестовой горы. Примечательно, что такие трещины проходят и через Земец на острове Оленьем.
Саамское колдовство было широко известно в старые времена. Еще в XVII веке ученые всерьез рассуждали о силе колдовских чар саамов. Рассказывали, что саамы способны посылать в своих врагов колдовские ганы, или гонги, которые, попав в человека или животное, могли причинить им большой вред и даже лишить жизни. Одни ученые писали, что ганы - это маленькие свинцовые копья; другие говорили, что ган - имеет вид мухи. Считалось также, что одни саамы обладали способностью посылать ганов, а другие - обезвреживать их. Для того, чтобы ган проявил "свое вредное действие", надо было знать имя отца того лица, в которое "пускался" ган. По-нашему мнению, такие топонимы, как Ганга (остров в Кандалакшской губе), Гангас (губа в Колвицком озере), Гангас-варака (гора у Колвицкого озера), и производный топоним Гангасиха (губа около острова Ганга) в основе своей имеют слово ган, или ганг.
В главе, где рассматривались топонимы, возникшие в результате производственной деятельности жителей, мы объясняли происхождение топонимов Ганга, Гангасиха и других от слова ангесь - изгородь для ловли оленей.
Где же правильное толкование? Вообще-то даже о названиях, которые даны не очень давно, судить сложно, а о тех, которые появились несколько сотен лет тому назад, судить еще сложнее. Может случиться и так, что в основе определенного названия будет лежать не одно, а, допустим, два понятия.
Саамские топонимы гора Чоккаперкальм (Чертова Могила) - в Чуна-тундре, залив Чоккаперлууинч (Чертов Заливчик) - в озере Большая Имандра доносят до нас верования саамов в нечистую силу. Чокк-каппер - одно из иносказательных названий черта, а подлинный перевод этого словосочетания - Островерхий колпак. Охотники и рыбаки, чтобы не спугнуть рыбу или зверя, а также не навлечь гнев нечистого, называли его иносказательно, не подлинным именем.
В системе реки Уры встречаются: река Кеттельйок, озеро Кеттельявр, Первая и Вторая Кеттель-варака. Все эти названия в основе своей содержат саамское слово Куэттиелле, означающее домовой - вежный житель.
Итак, мы еще раз подчеркиваем: чтобы добраться до истинного значения топонима, следует учитывать исторические, лингвистические, археологические, литературные и другие источники.
ТАЙБОЛА, ЗАШЕЕК, ХИБИНЫ, ТУНДРЫ
Значительная группа топонимов происходит из поморского наречия русского языка. В предыдущих главах мы довольно часто встречались с ними. В этой главе нам хотелось бы рассмотреть отдельные поморские слова, обозначающие некоторые географические понятия и части рельефа.
Зашейками, поморы обозначали обычно часть озера у истока реки или водное пространство у устья. И если уточнить, то каждый исток реки или ручья, а в некоторых случаях и устье, - тоже зашеек.
Река Колвица берет начало из губы, называемой Зашеек, то есть Исток. Поселку Зашейку, что стоит вблизи истока- зашейка Нивы, передала свое имя Зашеечная губа озера Экостровская Имандра, на берегу которой и стоит поселок, а уж губа получила название по зашейку реки Нивы.
Станция Тайбола, находящаяся в 78 километрах к югу от Мурманска, а также порог Тайбола на реке Вороньей выше впадения в нее реки Умбы в своих названиях содержат старинное поморское слово тайбола, означаюшее перешеек между озерами, по которому можно было или проехать на оленьей упряжке, или перетянуть волоком лодку, карбас, шняку. Слово это заимствовано поморами из финского и карельского языков, где тайпале, тайвал переводится как дорога, путь. Например, порог Тайбола на реке Вороньей можно было обойти на лодке или карбасе только по суше, волоком. Об этом и сообщает нам топоним Тайбола. Много Тайбол разбросано по побережью полуострова: губа Малая Питькуля, лежащая вблизи Кандалакши, соединена с губой Большая Питькуля перешейком - Тайболой. Северная и Летняя (Южная) губы острова Ряшкова в Кандалакшской губе тоже соединены между собой Тайболой. Последнее название еще не успело дорасти до микротопонима, хотя перешеек нередко старики называли - Тайбола на Ряшкове.
Можно встретить на Кольском побережье топонимы и микротопонимы Перейма. В Кольском заливе недалеко от входа в залив небольшой остров Екатерининский отделяет от залива узкую бухту, называемую Екатерининской гаванью. Этот остров для нас в данный момент интересен тем, что во время отлива обнажается довольно широкий перешеек, называемый Переймой. Есть и полуостров Перейма и близ него группа островков Перейма на Карельском берегу Кандалакшской губы. На Западном Мурмане в Варангер-фьорде расположен остров Малая Перейма, недалеко от него - полуостров Большая Перейма.
В микротопонимах довольно широко используется поморский термин суземок, означающий густой хвойный лес.
Поморским термином луда обозначают обычно небольшие островки, обычно безлесные или с редкой растительностью, в сочетании с определенным словом (Крестовая луда, Киберенские луды, Седловатая луда и т, д.) или просто Луда, Лудка (островок Лудка при входе в Западную Нокуевскую губу, островок Лудка в устье Варзуги).
Отдельно стоящие в воде камни, вблизи берега, поморы называют отпрядышами, а несколько удаленные от берега - баклышами. Но баклышами нередко обозначают и небольшие гранитные островки. Термин отпрядыш живет только в микротопонимике, термин баклыш вошел в топонимику: островок Баклыш на входе в губу Порью, три островка Баклыш у входа в губу Рынду. Баклыши, на которые любили садиться бакланы, называют бакланами, или бакланцами. И это слово встречается в топонимике: остров Баклан, или Бакланец, около устья Вороньей, входящий в группу островков Вороньи Лудки.
Небольшие озерки поморы называли ламбинами. Этот термин по ходу книги уже встречался нам неоднократно в сочетании с другими словами. Однако, он употребляется и самостоятельно. Например, через озеро, называемое Ламбиной, проходит река Каложная из системы реки Пиренги.
Мелкий галечник поморы называют арстник, но это название распространяется лишь на галечник размером не более грецкого ореха. Термин этот редок в топонимике. Примером может служить название небольшой губки Арешня, или Арешня-лухт, в губе Вочеламбина озера Экостровская Имандра.
А гальку крупнее арешника. зовут чевруй, или чеврай. Мыс Чевруй, разделяющий губы Сайда и Оленья в Кольском заливе, и мыс Чеврай, вдающийся в море у восточного конца Кильдинского пролива, сообщают своими названиями о наличии здесь крупной гальки.
Хотелось бы вспомнить еще один поморский термин, широко известный в топонимике. Для обозначения юга поморы широко использовали слово летний. Север же обозначали словом зимний. Но последний термин в микротопонимике встречается редко, и на нем мы останавливаться не будем.
Применение слова летний в качестве южный не следует путать с другим его значением - летнее становище. Например, озеро Летнее, соединенное ручьем с Нотозером, явно получило свое название как озеро летних становищ. Также и в губе Летней, лежащей к западу от устья Харловки, вероятно, первоназыватели бывали только в летнее время.
А вот Летние губы на островах Телячьем и Ряшкове и Летний (Карельский) берег в Кандалакшской губе названы по своему положению.
Как мы не раз упоминали, появились названия объектов по-разному. Одни были переведены с другого языка, то есть калькированы, другие - наоборот, использовались без перевода в другом языке (например, озеро Яврь, река Йок. Если перевести эти названия, то получится - озеро Озеро, река Река). Кроме того, немало названий типа Ручей, Озеро и т. п. присвоено объектам, весьма далеким от таких названии. И о таких топонимах тоже следует вспомнить.
Название озера Ярей, соединенного ручьем с озером Бабинская Имандра, произошло из финского языка: ярей - по- фински озеро. Таким образом, получается в переводе озеро Озеро.
Интересное название носит один из притоков Ноты - река Ярва, или Явра. В переводе оно звучит как река Озеро. Ничего удивительного- река с аналогичными названиями впадает в Монче-озеро, но она кроме названий Ярва и Явра имеет и Яврйок (а на одном участке - Куписьйок, это название в данном случае нас не интересует). А вот название Яврйок говорит о следующем. Если перевести его, то получится река Озерная, то есть проходящая через несколько озер. Она протекает через озера Куписьявр, Вайкес и ряд других. Хотя это и не исключение для рек Кольского полуострова, но здесь, видно, назывателей особенно поразила река то теряющаяся в озерах, то выходящая из них.
И островок Явр, стоящий у устья реки, получил имя от реки, переводится оно как остров Озеро.
Озеро Речное расположено в среднем течении Иоканги, по-саамски оно называется Иокъявр.
В вершине губы Мотка у тайболы между полуостровами Средним и Рыбачьим лежит бухта Озерко. Эта бухточка имеет и другое название - Гавань Новой Земли. Никакой тут Новой Земли никто не открывал, а Ф.П.Литке во время второй экспедиции в эти края решил увековечить память о своем корабле "Новая Земля". В губе Вичаны Мотовского залива есть бухточка Озерко. На берегах губы Большая Мотка в сороковых годах были расположены три селения Озерко, для отличия называемых Большое, Малое и Восточное.
Напротив острова Кильдин лежит губка-бухточка Ручьи. Названа она так по ручьям, впадающим в нее, и является своеобразным ориентиром-указателем о наличии пресной воды.
Странным кажется название горы Ямка (саамы называют ее Хауденчварь, что в переводе означает Гора Ямка), стоящей на берегу Вите-губы озера Большая Имандра. Гора - и вдруг ямка. Так может быть у японцев, у них словом яма обозначается гора. Здесь же и по-саамски и по-русски гора названа - Ямкой. Посмотрим ее окрестности, и тогда, может быть, кое-что прояснится. Губа, на берегу которой стоит гора Ямка, оказывается, имеет русское название - Долгая Ямка. Понятно. Здесь, в губе, есть удлиненная ямка, где, вероятно, собирается рыба. Саамы именуют эту губу Хаудалухт, что в переводе означает - губа Ямка. Берег, на котором стоит гора Ямка, носит название Хаударинт - Ямкаринт, или Ямка-берег. В этих трех названиях берега наглядно показан постепенный переход из саамского топонима Хаударент в русскую кальку Ямка- берег; промежуточный топоним уже имеет определяющее слово Ямка, переведенное на русский; определяемое номенклатурное слово берег еще остается саамским - рынт. Естественно, что по губе и берег и гора получили свои названия.
Нельзя не остановиться на интересных топонимах- сочетаниях, состоящих из двух слов: Пахт-тундра (один - на водоразделе рек Титовки и Западной Лицы, другой - в бассейне реки Туломы). У саамов пахт, а у поморов тундра имеют примерно одно и то же значение - возвышенность, выходящая за пределы лесной растительности. Получается - Тундра-тундра.
Несколько озер и рек названы Пахтой. Поморы так именовали отвесную скалу. В данном случае озера и реки расположены у хорошего ориентира - пахты или, как сказали бы поморы, под пахтой. И слово это еще не топоним, так же как и название одной из рек, протекающей вокруг пахты, а другой - вытекающей из озера Пахта.
У саамов термину пахта соответствует термин паута. Поэтому губа Пуатылухт в губе Кислой озера Большая Имандра свое название получила не от паутов - надоедливых насекомых типа слепней, а от отвесной скалы, стоящей на ее берегу.
К западу от Волчьей тундры небольшое озеро носит название Урд, или Урт. По-саамски урт - горный массив. Вероятно, свое название озеро получило от реки Урды, в верховьях которой находится озеро. Река Урдо до впадения в реку Купписьйок течет параллельно хребту. Отсюда и река Хребет, а по ней и озеро - озеро Хребет. Необычно, но так.
Река Уртйок начинается в озере Уртозеро и впадает в реку Уру. Перевод этих названии совершенно ясен: река Горного хребта и озеро Горного хребта.
Недалеко от города Колы стоит гора Соловарака. Многие считают, что происхождение ее названия связано с солеварением. Возможно, эта очевидность или рассказы колян побудили Н.Дергачева записать в книге "Русская Лапландия", что "близ Колы возвышается гора Соловарака, получившая свое название от бывшей на ней в прежнее время варницы соли". И, не подумав, можно, конечно, согласиться с этой этимологией. Но варница была бы расположена сравнительно далеко от берега губы на горе, и возникает вопрос: как туда подавали морскую воду, которой для варницы надо было много? Да и зачем сооружать варницу на горе, да еще в таком месте, где морская вода опреснена водами рек Туломы и Колы? Об иных же источниках соленой воды близ Соловараки неизвестно.
А вот тот факт, что гора эта возвышается отдельно, наводит на мысль, что в этом названии мы встретились с русской переделкой чисто саамского названия Суоловарра - в Соловарака. В фонетической адаптации этого саамского топонима существенную роль сыграла народная этимология, рожденная сходством саамского слова суол - остров с русским соль. Суоловарра переводится на русский язык как Остров варака, или Остров гора. И действительно, стоит эта варака одиноко, как остров. И русские в топониме адаптировали первое слово, а второе заменили поморским, равнозначным по смыслу саамскому.
Наши рассуждения подтверждает и "Лоция Баренцева моря", где эта гора названа Соловарака, или Суоловарака. Во втором названии саамское слово суол соединено с поморским варака. Адаптация Суол в Соло - дело времени. Лоция писалась в 30-х годах XX века, и тогда существовало исходное название - Суоловарака, а сейчас живет только Соловарака.
В топонимике Мурмана можно отметить еще одно интересное явление перестановки, называемое учеными метатезой. Возьмем два названия одного из притоков реки Ноты: Явра и Ярва. О значении этих названий было сказано выше. Может, это ошибка писца, а может быть, в книге Н. Дергачева "Русская Лапландия" опечатка. Однако в нашем примере не то и не другое. Перестановка букв - естественно, дело русских пришельцев, а не аборигенов - саамов.
В Мурманский берег вдается губа Рында, в нее впадает река Рында, в устье реки было основано селение Рында. Моряки в этом слове сразу же узнают знакомое слово - колокол. Но они ошибутся. Рында, или - точнее - рынта, по- саамски означает берег. И получается в русском переводе интересное название губа Берег. Топоним этот существует очень давно (еще в XVII веке было известно рыбацкое становище Рында). Вероятно, этот топоним появился у саамов, которые впервые вышли из центральной части полуострова на побережье и, удивившись морскому простору, назвали эту губку Берегом, а русские стали употреблять это слово без всякого перевода.
Названия рек Лумба (или Лумболйок) и Лумбовка, а также двух озер Лумболка, произошли от саамского термина лумбал - проточное озеро. Через озера проходит река Монча, а река Лумба - один из участков реки Мончи. Лумбовская губа свое название получила по реке.
Известная река Иоканга имеет несколько вариантов названия: Иоканга, Иовкйок, Иоканка, Иоканьга. Вероятно, возможной этимологией этого названия могла являться река на склоне возвышенности, если рассмотреть слова, его составляющие (иок - река, ангь - пологий склон возвышенности). Но вариант названия реки - Иовкйок - меняет все. Здесь уже номенклатурным словом служит саамское йок - река и определяющим иофкуй. Проследив по карте, мы найдем немало топонимов, кроме Иоканги, оканчивающихся на -ньга, -нга или -га (имеющих топоформант -га): Печенга, Ваенга, Томинга (река из бассейна Варзуги), Лосинга, или Лусенга (крупнейший левый приток Поноя), Лувеньга (река около Кандалакши). Из перечисленных названий видно, что топоним Иоканга образован по единому принципу с этими названиями.
Кольский полуостров - гористая область. Горные цепи, не похожие одна на другую, иссекли его поверхность вдоль и поперек. Это давно заметили саамы, разделяя горы на хибины, кейвы и тундры. Но есть у саамов и более мелкая градация форм рельефа, в частности: чорр - горный хребет; уррть, оррть - хребет без седловины; порр - хребет с острым ребром; пахк, пахке - лысая гора; чокк, чохкь - горный пик и т. д.
Под Хибинами саамы понимают Хибины Умбозерские (Хибинские тундры) и Хибины Ловозерские (Ловозерские тундры). Следует обратить внимание, что саамы заметили геоморфологическое сходство Хибинских и Ловозерских тундр (понятие Хибины стали применять как название горной страны, сильно расчлененной, со сквозными долинами и цирками с плоскими вершинами. Одна из вершин Монче-тундры чрезвычайно похожа на Хибины, и это нашло отражение в топонимике - вершину назвали Хиппикнюнчорр. Семиостровские саамы возвышенность, лежащую к северу от среднего течения Иоканги, зовут Ватулшахк - Хибины нашей земли. Хибинские тундры имеют еще название Умптэк, а Ловозерские - Луяврурт.
Эти названия значительно более поздние и производные от названии озер - Умбозера и Ловозера.
Кейвы саамы представляют как плоскогорье, которое застыло, как волны морские. Это обычно цепь гряд. Различают северные каменные кейвы, начинающиеся по названиям от юго-восточного конца озера Ловозеро (мыс Кейвлухтнярк) и верховьев реки Паны (Ос-кейва) и тянущиеся на восток по водоразделу рек Поноя и Иоканги до Поаичерв- тундры, и южные Ондомоозерские кейвы - к югу от Ондомских озер.
Слово подас в диалекте нотозерских саамов означает осенний лед, движущийся по реке перед ледоставом, или шуга, донный лед. И название реки Подас как бы предупреждает выходящих на осенние промыслы. Река эта, вероятно, особенно отличалась шугой и донным льдом в осеннее время, и поэтому дали ей такое имя.
Для тех, кто жил постоянно близ реки, занимался рыбными промыслами, это явление было жизненно важным и поэтому нашло отражение в топонимике.
До двадцати Гремях и Гремих и производных от них, названных за громкий голос, можно насчитать у нас на полуострове. Ручей, впадающий в реку Умбу, за особенный гул назван Гремящим. Тундра Гремяха на берегу губы Канда получила название от бурной речки Гремяхи. Однако название этой тундры оправдывается еще и тем, что, во-первых, со стороны ее часто шли и идут сейчас дожди с сильными грозами и, во-вторых, эхо на ее склонах необычно громко и раскатисто. Кроме названных топонимов есть и река Гремяха впадающая в Белое море на Терском берегу, приток этой реки - Западная Гремяха; недалеко от впадения реки Гремяхи в море вдается Гремяшский наволок, получивший название по реке; в губе Гремиха Иокангского залива Баренцева моря существует село Гремиха.
Бежит по камням ручеек, впадает в речку Лосингу, и воды его, смешавшись с водами Поноя, уходят в море. Саамское название этого ручья - Цилуй, то есть Звенящий. А близ Святого Носа в Баренцево море впадает река Звонница, названная, очевидно, по тому же принципу.
Ущелье между горами Реутчокки и Пуврнюнчорр в Монче- тундре носит саамское название Кымдыкорр, по-русски - Шумящее ущелье.
В названиях Лувеньгские тундры, река Лувеньга, Лувеньгские озера запечатлены грозные явления природы - землетрясения (лувве - по-саамски встряхнуть). Об одном случае землетрясения сообщает Досифей - настоятель Соловецкого монастыря. Согласно старинной поморской хронике, в 7050 году (в 1542 году по нашему летоисчислению) "было великое трясение в трех погостах: в Керети, Ковде и Кандалакше до Умбы верст на 300 и более горы и леса тряслись". В Лувеньгских тундрах, судя по названию, тоже наблюдались частые подземные толчки до и после "великого трясения". В районе Колы и Кандалакши зафиксированы землетрясения дважды, в 1728 и 1772 годах, в других районах Кольского полуострова в период с 1750 по 1917 год - семь раз. Таким образом, Лувеньгские тундры - Bстряхивающиеся тундры, река Лувеньга - Встряхивающаяся река. Но название она, вероятно, получила по тундрам, а может быть, и тундры по реке. Суть не в том, что раньше, что позже назвали. И Лувеньгские тундры - не самое сейсмическое место на Кольском полуострове. Главное - топоним засвидетельствовал явление природы, показав еще раз наблюдательность саамов.
О другом интересном явлении природы - поднятии и опускании суши - говорит топоним Сытнырмарент на берегу озера Экостровская Имандра. Он состоит из нескольких саамских слов: сыд, или сыт - шероховатый, неровный; нермрент - заливной берег и по-русски переводится как Неровный заливной берег, иначе - Берег, заливаемый водой.
А почему мы считаем, что топоним сообщает о каком-то явлении природы? Ведь на озерах не бывает приливов и отливов. Берега этого озера то скрываются под водой, то через некоторое время вновь появляются. Получается, что озеро как бы дышит. Это явление дифференциальных движений берегов было открыто Г.Д.Рихтером в 1925-1926 годах. Но о необычном береге ему рассказали саамы. И выходит, топоним появился очень давно, а ученые установили явление, заключенное в топониме, только в наше время.
Стоял в Кандалакшской губе островок Анисимовский, да вдруг в одно жаркое лето случился пожар на нем, обгорел островом основательно. И закрепилось за ним имя Анисимовский Горелый.
Шли годы, и островок опять, как и до пожара, покрылся лесом, и следов пожара не осталось. А название островка сохранилось: Анисимовский Горелый.
На острове Оленьем, что напротив Кандалакши, есть малинник, называемый местными жителями (в основном стариками) Марьюшкин пальник, то есть Марьюшкина гарь. Незадачливой Марьюшки давным-давно нет на свете, да и следов пальника не осталось. О бывшем пожарище напоминают лишь малинник да топоним, предупреждающий нас: будьте осторожны в лесу с огнем, не уподобляйтесь Марьюшке.
Только в Кандалакшской губе насчитывается десять топонимов и микротопонимов, образованных от слов горелый или паленый. А на всем Кольском полуострове названий, происшедших от этих слов, а также от слов гарь, опаленный, курбыш (это саамское слово переводится как горелый, паленый), насчитывается около пятидесяти. В большинстве случаев характерный признак, по которому дано название, давно исчез, а топоним остался и живет до сих пор.
Кроме чисто научных и практических потребностей, о чем говорили мы в предисловии, топонимы имеют и много других функций. Порой мы не обращаем внимания на примелькавшиеся в повседневной жизни названия, несмотря на их непонятность. Возьмем хотя бы известное название - Варничный ручей в Мурманске. Ручей - и ручей, пусть даже и варничный. А оказывается, за этим названием скрывается значительная сторона производственной жизни нашего края в далекие времена. И много подобного можно рассказать почти о каждом топониме. Знание топонимов помогает смотреть нам на окружающий мир другими глазами, глубже узнать историю края, в котором живем.
ПОРЫСКА. ОСПЕСЬКАЛУХТ
Какой смысл скрыт в непонятных словах, вынесенных в заголовок? Что они означают? Какую смысловую нагрузку несли они в момент возникновения? А может, и нет в них никакой тайны? И действительно, оказывается, Порыска - всего-навсего русское имя Бориска в саамском произношении - название ручья, впадающего в Лумбовский залив. Почему мы так думаем? Да потому, что ручей имеет еще одно, чисто русское название - Борисов ручей.
Оспеськалухт, или Оспе-еуба, в озере Большая Имандра в переводе с саамского звучит Осипова губа. А рядом с ней расположен наволок Оспеськанярк - Осипов наволок.
При входе в Тик-губу озера Экостровская Имандра лежит наволок с саамским названием Мадреннярк. Сразу бросается в глаза, что название состоит из двух слов: Мадрен и нярк. Слово нярк нам уже знакомо, оно саамское и означает мыс, наволок. А вот из какого языка слово Мадрен - догадаться нелегко. Ни в одном словаре не найдешь этого слова, это искаженное женское имя Матрена. Наволок назвали саамы в честь какой-то Матрены, и вначале, надо думать, название его звучало как Матреннярк, то есть Матренин наволок. Затем оно по каким-то причинам было искажено и дошло до нас в виде Мадреннярк. Недалеко от этого наволока находится каменная осыпь Мадренмяллы, что в переводе - Матренина осыпь.
В Ловозеро, а точнее в его губу Сергеваньлухт, или Сергевань, впадает река Сергевань. Этот топоним - пример "курьезного" названия, который переходит из книги в книгу по топонимике. И нам, ведущим беседу о названиях Мурмана, вроде бы обойти это название нельзя. Тем более, что нигде не вспоминают губу Сергеваньлухт, а только название реки. В слове Сергевань объединено имя и отчество, и в русском переводе река Сергевань - река Ивана Сергеевича, а губа Сергеваньлухт - губа Ивана Сергеевича. В саамском языке имя обычно ставится после отчества, имя-отчество нередко объединяются в одно слово. Кроме того, номенклатурное слово в географических названиях саамы никогда не ставят впереди. Например, они не скажут никогда Лухтсергевань, а скажут Сергеваньлухт. Этот топоним в дословном русском переводе без соблюдения правил саамского языка звучал бы - Сергеевича Ивана губа. При переводе всегда номенклатурное слово, в данном случае лухт, переводится первым, с учетом правил русского языка. Следует оговориться, что на Севере многие частично русифицированные названия также несут номенклатурное слово в конце топонима (Немозеро, Тик-губа. Умбозеро).
У поморов и саамов распространен обычаи называть реки, озера, тони и островки по именам людей, утонувших в этих водоемах или около них. Например, между Малым и Большим Березовыми островами в Кандалакшской губе лежит небольшая корга, названная Борисовой в связи с тем, что здесь умер в лодке старый помор Борис Артамонович Полежаев, поехав ловить селедку.
Саамский топоним Олменчныхекымъяврснч в переводе означает Озеро утонувшего человека. В поселке Чудзьявр до 1955 года существовала Срединная топь, или Кеськшиэньнис, а после того как в ней утонул человек по имени Саня, топь стали называть болото Сани.
Такие названия изредка разрушают древние пласты топонимики, но многие из них были даны очень давно и являются свидетельствами случившихся событий.
В реку Печу, приток Имандры, впадает речка Савельяврйок. В этом топониме так и слышится мужское имя Савелий. Возможно, и виновен какой-то Савелий в рождении этого топонима, но имя его тут ни при чем. Название это доносит до нас сведения о том, что здесь, в этой речке, водились хариусы, называемые по-саамски суэввель.
Недалеко от правого берега реки Вороньей лежит озеро Сахарное. А на берегу его возвышается гора Сахарная. В реку Поной, в верхнем ее течении, впадает река Кульйок. Эта река ничем, в сущности, не знаменита: в русском переводе она звучит как Рыбная река. Однако приток ее носит название Сахарйок. Опять Сахарная река! Все эти Сахарные реки и озера, оказывается, произошли от русского имени Захар.
Сава-тундра у озера Вадозера, гора Савеоайв в Чуна- тундре, Савван-тундра на берегу Плесозера, через которое проходит река Нива, названия получили, очевидно, не от имени Савва, и не от савана тем более. Большинство этих объектов имеют второе, русское название: Плесо-тундра, Плесо-губа, Плесова возвышенность. А произошли вес эти названия от саамского слова - савеа, савбан - плесо.
Озеро Савино, вытекающая из него река Савина и впадающая в Кандалакшскую губу у Савина наволока, озеро Савино Малое и проходящая через него река Савина. Эта группа названий образована, вероятно, от имени владельца угодий - Саввы. Река Савиха, впадающая в губу Савиху, расположенную между Нокуевским залпвом и мысом Святой Нос, в основе своего названия тоже имеет имя Савва, или - попросту - Сава.
И таких Осиновых, Савиных, Борисовых, Матрениных, Ивановых, Марфиных, Анисимовых, Афанасьевых, Аксиньиных и других топонимов, в которых в качестве основы использованы имена людей или фамилии, можно насчитать на Кольской земле не менее сотни. Одни топонимы воспроизводят имена владельцев угодий или арендаторов, другие - "высоких" особ из царской семьи, третьи - имена исследователей.
За принадлежавшим (обычно откупленным) богатеям тоням и другим промысловым угодьям с течением времени закреплялись имена их бывших хозяев. Так, по имени Кольского "жильца" Пинагорева получил название мыс Пинагорий, или более раннее название - мыс Пинагорьев. И не сохранись писцовые книги, мы и не знали бы, что этот топоним произошел от имени, точнее - фамилии зажиточного хозяина из Колы. Недалеко от мыса Пинагорьева находится Еремкинская, или Ереминская, тоня, принадлежавшая в 1609-1611 годах Кольскому "жильцу" Еремке. От имени Салтыка Фомина произошло название тони Салтыковской. Скоробеевская, или Скорбеевская, губа, она называлась еще и Скарвиеви губа, так же как и Скорбеевский Большой мыс, или Скорбеевская пахта. О происхождении этих топонимов мы узнали тоже из писцовых книг.
Топонимы Трифонове поле и Трифонов ручей (около Печенги) образованы от имени основателя Печенгского монастыря, а в районе Колы ряд топонимов (Вензино озеро. Вензин ручей) увековечили память о первопоселенце Колы - Семене Вянзине.
Названия Семеновский ручей и Семеновское озеро (а до постройки торгового порта существовали и Семеновские острова) в Мурманске восходят, согласно писцовым книгам, к XVI веку, тогда эти угодья принадлежали сааму Семену Корожному.
В различного рода документах, сохранившихся с XV-XVIII веков, можно видеть записи - тоня Марфы или озеро Матренино, говорящие о том, что эти угодья принадлежали женщинам, чьи имена они носят. Марфина тоня, вероятно, принадлежала колянке Марфе - жене Никиты Харлова.
Бывшие владения муноможского лопина Никифора Реттея (конец XVI века) до сих пор называются Реттинские, или Реттеевские озера. Реттеевская, или Реттинская губа, Реттинский или Реттеевский, мыс, населенный пункт Реттинское.
Многие названия напоминают о промышлявших в былые времена промышленниках: Никитин мыс, Федоров ручей, Фадеев ручей, Фомкина река, губа Федотовка. Максимов мыс и многие другие. В существовавшем Кемском становище останавливались в основном поморы из Кеми, а в Каргопольском - мужчины, пришедшие по покруту (особого вида наймы на промыслах Мурмана) на тресковые промыслы из Каргопольского уезда. Сейчас только сохранился топоним Каргопольская луда.
Царское правительство, начиная с 1868 года, поощряло заселение Мурмана. Колонисты селились и группами и поодиночке. Килеваевские озера, через которые проходят река Куна и Килеваевский наволок, сохранили в своих названиях память о колонисте Килеваеве.
В честь жены Петра I Екатерины были названы Екатерининская гавань и Екатерининский остров (близ города Полярного). Здесь размещалась главная база крупного на Мурмане рыбопромыслового предприятия - Кольского китоловства. Населенный пункт Порт-Владимир имя свое получил в честь брата царя Александра III великого князя Владимира, на деньги которого в губе Ара в 1884 году было основано китобойное предприятие.
Город Полярный ранее назывался Александровском - в честь Александра III. Горячее участие в деле освоения Мурмана принимал архангельский губернатор Энгельгардт, именем которого была названа гора на южном берегу Екатерининской гавани, ныне гора Ленина.
21 сентября (4 октября) 1916 года на конечной станции железной дороги Петрозаводск-Мурман был заложен город Романов на Мурмане. Это название образовано от фамилии царя Николая II, которого придворные подхалимы льстиво уподобляли Петру I, говоря, что Петр I прорубил "окно в Европу" на Балтике, а Николай II - на Ледовитом океане.
Об известном ученом, адмирале, путешественнике, президенте Петербургской Академии наук Ф.П.Литке напоминает мыс Литке - входной мыс в губку Озерко Мотовского залива на полуострове Среднем. Сам Литке тоже оставил еще ряд названий на Мурмане. В 1823 году им была названа в Териберской губе бухточка в честь участника экспедиции лейтенанта Завалишина.
В проливе между двумя островами, лежащими в Мотовском заливе, группа камней носит название Камни Деплоранского, а в Териберскую губу с восточного берега вдается мыс Деплоранского. Эти названия даны в честь гидрографа Деплоранского, который, составляя в 1890 годах опись Мурманского берега, заметил в Кольском заливе магнитную аномалию и высказал предположение о наличии здесь залежей железной руды.
Значительное количество отыменных названий оставил в Хибинах академик А. Е. Ферсман во время экспедиций в 1920-1923 годах. В честь финского ученого В. Рамзая, руководителя экспедиции в Хибины 1887- 1892 годов, Ферсман назвал очень красивое ущелье хребта Тактарвумчорр в долине реки Поачйок (между прочим, название реки Поачйок - Оленья река - было также дано Ферсманом). О спутнике Рамзая петрографе Гакмане говорит нам название долины В.Гакмана. В честь А.Петрелиуса - топографа из экспедиции Рамзая Ферсман назват гору и реку (приток реки Куны), Западный и Восточный перевалы между долинами рек Белой и Петрелиуса. В честь погибшего осенью 1930 года начальника ботанического отряда экспедиции Ферсмана - профессора С.С.Ганешина - место его гибели названо цирком Ганешина.
Таков далеко не полный перечень названий, связанных с именами крупнейших исследователей края.
ПОДКА, ИЛИ ОБО ВСЕМ ПОНЕМНОГУ
Знать топонимику поморам было не столь важно, как саамам. Поморы промышляли рыбу артелями и всегда сообща могли определить нужное место, да и жили они оседло. У саамов промыслов артельных было меньше, и, кроме того, они перекочевывали с одного места на другое в зависимости от сезона. Следовательно, изучать топонимы им было совершенно необходимо. Надо, к примеру, накормить оленей - саам смотрит по ориентирам: скоро ли Чигарпакенч (Горка оленьего стада). Едет саам по берегу Вороньей, выше впадения в нее Поурватйок еще издали увидит приметную горку с названием Егеле-мутькуайв - и направится к Горе у ягельной тайболы (тут постоянно хороший ягель).
Едет саам на оленях в кереже, напевает обо всем, что видит. Надо ему, например, перевалить через Чуна-тундру - он направляется к понижению между горами с названием Ванчемнюацкенч. Нам это название без перевода ничего не говорит, а саам знает, что это Доступный перевальчик. По- саамски ваньцье- идти, а ваньцьей - иду; нюицкенч - перевальчик, седловина. Таким образом, дословно получается - Иду- перевальчик. Если на пути будет река, саам постарается подойти к ней в том месте, которое называется Вуйтемнярк, то есть место (мыс) переправы оленей.
Естественно, саам, да и любой охотник, не ищет топонимов на местности, а знает названия объектов.
Вышли на охоту на диких оленей - и на этот случай найдут охотники советы в топонимике: много мест, где водится конгь - дикий олень (об этом в предыдущих главах мы уже говорили), названы саамами. На правом берегу Поноя, близ озера Вульявр, стоит гора с саамским названием - Чальмны-Варрэ, по ней получило название и селение, образованное ижемцами в 1917 году (вначале оно называлось Ивановка). С этой горы раньше охотники высматривали диких оленей. В дословном переводе это название звучит Варака моего глаза, еще раз показывая образность названий, которые давали саамы. И так расписано до мелочей: через губу напрямик ближе, а губа называется Воинчлухт - Скользкая губа. Выходит, лучше объехать ее, чем ехать по скользкому льду.
И конечно, в озере Пильозеро саам не будет ставить сети, так как название говорит, что озеро это Испорченное (по-саамски пиллесес - портить). Да и у Пустой губы (их несколько) он не будет тратить время, опытом предков установлено, что в ней рыба не водится - она пустая, (есть, правда, одна губка Пустая, получившая название в связи с тем, что в ней нет островов, но об этой губке мы упоминали раньше). А вот у озера Пурьявр или у бегущей из него реки Пурйок саам постарается разбить стоянку: это Хорошее озеро и Хорошая река. И, естественно, задумается саам, стоит ли метать сети в губе Сумпедлухт. А губа эта оказывается Кокорья, то есть изобилует корягами.
Саамы, да и старики-поморы, и сейчас по приметам, по деталям рельефа, имеющим названия, определяют более удобную дорогу. Встретив Поворотный наволок, Поворотный ручей, знают, что здесь надо повернуть. Поворотные наволоки есть в Экостровской и Бабинской Имандре, Поворотный ручей - приток Поноя. Есть такие ориентиры и на море - у входа в Порью губу лежит Поворотная луда.
В северном конце озера Ловозеро островок Коргосуол сообщает своим названием, что около него много каменных корг. И саамы знают, что к этому островку в плохую погоду лучше не приближаться. Это название - предупреждение.
На южном берегу Бабинской Имандры выступает в озеро наволок Хабашкетькнярк - Конькаменный наволок. Своим появлением он обязан большому камню, напоминавшему, вероятно, издали пасущуюся лошадь.
Во многих случаях ориентируются саамы и методом засечек. Примитивно?! Зато точно и быстро, и не надо приборов, только немного знания местности и местных названий, которые давались порой не из-за любви к названиям, а с пользой для практической деятельности.
Возьмем, к примеру, случай, описанный А.Е. Ферсманом, когда топограф записывал у имандровских саамов названия географических объектов. Он выяснил, что у отдельных наволоков не было названий, так как никакого хозяйственного значения они не имели. Поэтому на вопрос, как называется тот или иной наволок, саам Архипов отвечал, не задумываясь: "Просто наволок", "Еще наволок", "Еще-еще наволок". Топограф, вероятно, был остроумный человек и присвоил этим объектам услышанные названия.
А сейчас нам хотелось бы остановиться на названиях, широко известных на Кольском полуострове. Старинное название Цып-наволок, в документах XVI-XVII веков оно встречается как Цым-наволок. Слово Цым перешло с цып в ходе длительного употребления: речь идет об одном и том же наволоке.
В писцовых книгах начала XVII века отмечаются три становища: Цыпнаволоцкий Остров, Оникеево в Цым-наволоке и Цым-наволок Гаврилово. В те времена во всех этих становищах насчитывалось 30 промысловых изб. В XVI-XVII веках Цып-наволок был самым бойким районом промысла на Мурмане. Сюда стекались промышленники с Белого моря и из Колы. С 1867 года здесь поселились первые норвежцы, число которых к 1900 году доходило до 90 человек. В 1919 году зажиточная часть норвежцев переселилась в Норвегию.
Не всегда можно объяснить происхождение названия. Тут много причин. Время подчас меняет его так, что трудно установить первоначальный вид названия. А в ряде случаев первоначальное значение слова приобретает совсем иной смысл.
Название реки Тулома пока не поддается раскрытию. Нам кажется, что оно принесено с Ладожского озера, где на одной из северных рек, впадающих в это озеро, - Туломе, стоял в древности город Карела. У реки Туломы, что течет на Кольском полуострове, есть еще два названия: Вуельн Нюехт - Нижняя Нота и Бэлле Нйотт - Половина Ноты. Эти имена, по-видимому, намного древнее имени Тулома.
Топоним Умба расшифровывается как Закрытая. На этом примере можно проследить предложенную ранее схему появления топонимов при заселении устья реки и продвижении засельников вверх по реке. Губа Умба врезалась в берег Кандалакшской губы, в нее впадает река Умба, дальше идут - озеро Умба и горы Умбские Хибины - Умптэк.
Хлебная пахта, Хлебная река, Хлебное озеро, или Лейпявр, Лейбуайвиш. (Хлебная Вершинка), река Лейпи, или Лейпийок (река Хлебная). Этот список названий, в которые влодит или русское слово хлеб, или равноценное ему саамское лейпе, можно продолжить, их более двух десятков. А вот чем вызвано появление этих названий, установить нам пока не удалось.
Река Куна, озеро Кунозеро, остров Кун и еще несколько подобных топонимов с основой куна в переводе означают зола. Не исключено, что в этих местах часто горели костры саамских стоянок и тут можно было обнаружить огнища с золой.
Топонимы Кица (пять рек носят такое название), по- видимому, в основе своей имеют саамское слово киесьсье - тяну, тянуть. Надо полагать, что для того, чтобы пройти по этим рекам, следовало карбасы или иные лодки тянуть вверх по течению.
Узким фиордом врезается в берег Кандалакшского залива Колвицкая губа. И действительно, со стороны залива вход в Колвицкую губу напоминает по виду дупло в прибрежных возвышенностях. А по-фински коло- дупло, дыра. В писцовой книге Алая Михалкова губа эта названа Кольинской, или Кольвинской. Топоним Кольинская губа подтверждает наше предположение, что название Колвицкая губа - дальнейшая русская переделка топонима, основой которого является слово финского языка - коло. А на село, реку, озеро, группу прибрежных тундр постепенно рапространилось название губы - Колвица, или Колвицкая.
Почему-то установилось мнение о том, что наволок Погань, или Погань-наволок, выступающий между губой Кольской и Ура-губой в Баренцево море, название получил в связи с тем, что здесь скапливались разные отбросы. Происхождение этого названия совсем иное. По-саамски пуэгень - пояс. По-видимому, название Погань-наволок следует понимать как Пояс-наволок.
Курьезно появление названия наволока Подка между реками Тенуй и Пявдема. В "Книге Большому чертежу" записано: "на Волок под ка". Вероятно, писец хотел записать одно из владений Колопеченгского монастыря - "Под Каменем". Таких названий немало, в том числе и у этого монастыря было два: указанное выше и на Туломе Под Каменем падуном. Очевидно, писец не дописал слово камень, записав лишь ка. Так появилось название наволок Подка.
Вообще предлог под очень продуктивный в образовании топонимов на Кольском полуострове. Очень много микротопонимов - названий тоней - в своем составе имеют предлог под: Под Каменем, Под Еловым, Под Переймой, Под Тесовиком, Под Шеей и т. п. Есть топонимы, в составе которых под уже является приставкой: Подкицей - бывший лесопункт на Терском берегу.
И предлог за вошел как приставка в состав значительного количества топонимов и микротопонимов. Заимандровские тундры, Замогильная бухта, Замогильная губа, Заоленская салма и т. п.
Авторы "Книги Большому чертежу", описывая Мурманский берег ориентируют читателя так: если объекты перечислять на запад от Кольского залива, то они расположены в Мурманском конце, а если на восток - то в Русском конце, или в Русской стороне. В Московских исторических актах XVI века под Русским концом, или Русской стороной, понимается участок побережья от Кольского залива до реки Иоканги. Топонимы эти появились очень давно. А когда же мог возникнуть топоним Русское озеро? Вероятно, тоже в далеком пришлом. Русское озеро находится в верховьях Русского ручья, впадающего в реку Тулому. В Горле Белого моря, к западу от реки Пялки, глубоко вдается в сушу Русская Виловатая губа. Это название дано в противоположность Немецкой Виловатой губе, расположенной в северной части Белого моря чуть ниже мыса Городецкого.
Со шведами, норвежцами или финнами, приходившими с целью грабежа, или ловить рыбу близ Мурманского берега, связано немало топонимов. В основе всех их лежит слово немецкий. Сюда же можно отнести и топонимы, возникшие в связи с кораблекрушениями и гибелью иностранцев в том или ином месте. К этой группе топонимов относятся: Немецкая губа, лежащая недалеко от устья реки Иоканги; Немецкий остров в губе Дальней Зеленецкой; Немецкий порог в нижнем течении реки Поноя; Немецкий ручей - правый приток реки Поноя в ее среднем течении; Немецкий ручей - левый приток реки Качковки; Немецкий наволок в верхнем течении Туломы. На реке Туломе ниже реки Печи был островок, который назывался Немецким. Сейчас он затоплен водами водохранилища, созданного плотиной Нижне- Туломской ГЭС. Чем интересен этот остров? Тем, что он кроме этого названия имеет и саамское, раскрывающее содержание русского названия. Саамы называют его Ладдьсуол, то есть Финский остров. Следовательно, саамское название острова появилось в связи с пребыванием на этом острове финнов.
(Немцами, русские называли обычно всех иноземцев - неславян, при этом финнов называли большей частью наянами. Саамы же именовали иноземцев чудинами, или чудью, а шведов - руц).
Название Немецкого острова в устье реки Туломы хранит в себе интересную историю. Напавший на Колу отряд шведов численностью 1200 человек был разбит колянами 14 августа 1591 года. Захватчики, потеряв 215 человек, отошли на островок в реке Туломе, где пробыли трое суток и на рассвете 17 августа убрались восвояси, погрузившись потихоньку на свои суда. И за островком закрепилось название Немецкий остров.
Чудских топонимов насчитывается около двадцати. Среди них: озеро Чудозеро и вытекающая из него река Чуди (или Чуда); губа Чудилухт в северо-западной оконечности Умбозера, впадающая в нее река Малая Чуда; Первое, Второе, Третье Чудозеро и ряд других топонимов.
Карелов на Кольском полуострове было немного, и поэтому их владения и поселения, в отличие от русских и саамских, называли Карельскими, или Корельскими. Двенадцать топонимов имеют в основе слово карел или кареляк. Распространение их показывает район внедрения карелов в саамские владения. Одно из ранних поселении карелов - Карельский погост (около Варзуги) был разорен мурманами, пришедшими в 1419 году на шняках. Об этом эпизоде сохранилась запись в летописях.
До 1934 года между Кольским заливом и Ура-губой существовало два карельских селения: Карелинская Большая и Малая, или еще их называли Карелия Большая и Малая (между прочим, эти селения называли еще Горелая Большая и Малая). Названия свои они получили по губе Карелинской, на берегах которой стояли. В 1934 году жители этих селений переселились в Ура-Губу.
При входе в Каролинскую губу лежат два Каролинских острова. Озеро Карелъявр протокой соединено с рекой Кицей, притоком Колы. Один из мысов, ограничивающих губу Пасмлухт озера Нотозеро с юга, называется Карелнярк. В системе реки Умбы два Карельских порога, по-видимому, около них карелы ловили рыбу. На левом берегу Вороньей, в верхнем ее течении, стоит Карелякова гора.
Весьма любопытно обнаружить у нас на Севере топоним Грек. Так называется один из наволоков на восточном берегу острова Медвежьего, расположенного в Порьей губе. Пока еще у нас нет данных для объяснения этого топонима, так же как и названия наволока Попандопуло на северо-западном берегу губы Цып-Наволок на Рыбачьем полуострове. Есть ряд легенд и рассказов, что эти названия даны в честь одного и того же лица - богача Попандопуло. Но мы ничего не можем сказать ни за, ни против. Ведь могло быть и так, что название Грек появилось по прозвищу какого-нибудь помора? Но и это нам не известно.
Почти все члены семьи саамов, а также саамского рода, нашли отражение в топонимике.
Бабам и бабкам топонимика отдала должное как хозяйкам, но и дед не забыт топонимикой. Так, река Умба проходит через Верхнюю и Нижнюю Дедковы ламбины, называемые саамами Айявр (в переводе озеро Деда). Кроме того, эта река проходит и через Среднюю Дедкову ламбину. На картах последних лет изданий Верхняя Дедкова ламбина называется Дедковой ламбиной, Средняя - Второй, Нижняя - Третьей.
Километрах в пяти от Колозера стоит невысокая горка с названием Айвар, что по-русски означает Дедова варака. Остров Оппусуол в Бабинской Имандре отделен от берега салмой Калсъолм, то есть Стариковой салмой. Река Вуондас (Песчаная), впадающая в озеро Бабинская Имандра, берет начало в озере Колос. Это название, так же как и название Нива, не запечатлело занятие саамов злаковыми культурами. Это русифицированное саамское название Калса, Калас, что в переводе на русский означает старик. В системе реки Пиренги есть озеро Колос, называемое, кроме того, еще и Куло.
Без тещи не было бы полной картины и в топонимике. В Умбозеро из Хибин течет река Вуоннейок (Вуаннейок), что означает на русском языке - Тещина река.
Да что там теща! Даже чертова бабушка не забыта. Маленький островок в Монче-губе имеет шесть названий: Чермаксуолнеч, Чермексуол, Лонг-островок, Чертовой Бабушки островок, Корабельный островок, Корбыссуолнеч. Да это и не удивительно: он не очень приметен, и поэтому каждая группа населения давала ему свое название, не думая, что кто-то уже назвал этот остров. А какие основы взяты для образования топонима! Тут и чермек (олень в возрасте от года до года четырех месяцев), тут и корабль, тут и чертова бабушка.
Целая группа топонимов близ Монче-озера и Монче- тундры посвящена дочке или девушке. Да и само название Монче - Красивая - перекликается с девичьими названиями: Ниттис-варака, Ниттис-тундра, Ниттисанг (анг - перевал, склон). В основе этих топонимов лежит саамское слово нийтис - девушка, дочка. Кстати, и женским грудям - нинче отведено место в саамской топонимике. К названиям такого типа относятся: возвышенность Нинчурт, или Нинцурт, в Ловозерских тундрах, река Нинчузийок (Нинтюзи) из бассейна реки Иоканги.
Недалеко от входа в Кольский залив, вблизи от мыса Гаванского, расположена небольшая бухточка Девкина Пожня, названная так с давних времен за обилие ягод. Бухта Линахамарн имеет второе старинное название - Девкина Заводь, а перед ней Девкин мыс (два последних названия описал еще Рейнеке во время плаваний в 1826-1840 гг.).
В озеро Бабинская Имандра вдается наволок Алькуэйблнярк. Этот топоним, кроме того что он сыновий, интересен еще и тем, что рассказывает о жизни саамов. Оказывается, вокруг наволока не всегда можно было пройти на лодке. Здесь бывали сильные бури. И лодки приходилось перетаскивать по суше. Это подтверждает и перевод топонима на русский язык - мыс Сыновьего волока. Чей-то сын, вероятно, впервые открыл движение по волоку.
Есть в топонимике и Теткин островок - Сяссьсуолнеч (сяссь - по-саамски младшая сестра отца), и озеро Брата матери, или Дядино озеро - Енозеро; один из склонов главного хребта Монче-тундры называется Иенлаг, то есть Материнский склон. В системе Нотозера лежит озеро Ечозеро - Отцово озеро, в озере Имандра недалеко от Монче-губы - мыс Велль-нярк и губа Велли-лухт. Названия эти в переводе означают наволок Брата, губа Брата. И неродной сын - пасынок - вошел в топонимику: острова Пасынки на реке Кице (система реки Варзуги); порог Пасынки вблизи этих островов и река Пасынок - приток Паны.
Свадебный обряд у саамов был связан с заплетанием невесте косы. И губа в озере Бабинская Имандра называется Паркимлухт - залив Заплетенной косы - не напрасно. Сявсуол, Сяв-остров, или остров Сяв, лежит посередине озера Большая Имандра. Этот топоним рассказывает, что здесь, вероятно, была справлена не одна свадьба, и, кроме того, заметен в названии постепенный переход саамского топонима в русский. Вначале был чистый саамский топоним Сявсуол (Свадебный остров), затем определительное слово Сяв осталось саамским, а номенклатурное слово суол перевели на русский - остров. Перешеек на этом острове назван Сявкуцкет (Свадебный перешеек). Вероятно, здесь и происходили свадебные обряды. В Вите-губу этого же озера вдается Сявнярк, или Сяв-наволок (Свадебный наволок). Около входа в Вите-губу расположена небольшая варака - Сяв- варака (Свадебная варака). Может быть, свадьба начиналась на острове с перешейком, а затем продолжалась на материке в тех местах, которые названы Свадебными?
Можно выделить в топонимике и группу "кулинарных", если не вникать в суть названий. Сюда отнесем такие "супные" названия: ручей Суппьуай, впадающий в одноименную губу озера Экостровская Имандра; а рядом с этой губой берег с названием Супьреат; недалеко от берега, в глубь материка, - озеро Чупьявр (Супьозеро).
Между реками Териберкой и Вороньей возвышается гора Суппьуайв. Через Суптозеро проходит приток Нотозера речка Пауча. Поддавшись первому впечатлению и приняв такие топонимы за "кулинарные", мы допустили бы существенную ошибку. Русское слово суп близко по звучанию саамскому суппь - осина.
Река Умба в среднем течении проходит через три Капустных озера: Верхнее, Нижнее и Среднее, а близ Нижнего Капустного озера расположен Капустный порог на этой реке. Неужели эти названия появились в связи с тем, что по берегам озер растет капуста? Ничуть. Топонимы эти - результат искажения и переосмысления русскими саамского названия озер Копастявр, (в русском переводе - озеро Черпак).
Озеро Экостровская Имандра принимает Сытный ручей. Это название сразу рождает мысль, что, наверное, сытно пообедали тут когда-то поморы, добиравшиеся весной на промыслы. Но нас предостерегает правило топонимики: что очевидно - не всегда правильно. Следует тут присмотреться. Оказывается, и далеко ходить не надо - берег озера, в который впадает ручей, имеет саамское название Сытнырмарент - Шероховатый, или Неровный, заливной берег.
Следовательно, и ручей - не Сытный, а Шероховатый. В нем саамское слово сыд - шероховатый, неровный - превращено русскими в близкое по звучанию русское слово сытный.
В реку Варзугу впадает река Серги, имеющая приток реку Сару. Сара-Кура - приток реки Каменки, впадающей в Лумбовский залив Белого моря. Сара-Кура! Не детская ли это дразнилка? Но ничего подобного здесь не было, мы опять попали в заблуждение, встретившись с одним из многочисленных переосмыслений. По-саамски сэррь, сарре, саррь - черника. И речка Сара сообщает нам, что на берегах ее хорошие черничники. А иначе зачем было бы и давать такое название? Ведь мы знаем, что большинство названий - это указатели из "путеводителя" Земли - топонимики.
А Сара-Кура расшифровывается как Черничное ущелье.
Река Поной в среднем течении принимает ручей со странным названием - Кофта. Изредка этот ручей называют Кофтуэй. Начало он берет в озере Кофтоявр. Эти топонимы служили как предупреждение: по-саамски кувт, куфт - змея. Вероятно, в районе озера и ручья водились змеи, не очень часто встречающиеся на полуострове.
Населенный пункт, ныне город, Ковдор имя свое получил от небольшой реки Ковдоры, впадающей в реку Ёну. В этом нет сомнения. Название же реки произошло тоже от саамского слова куфт - змея, претерпев ряд фонетических изменений в результате ослышки. Прислушайтесь к произношению слова ковдор в обиходе, и вы явно услышите - кофдор, при этом подчас и звук -д слышится очень глухо.
И, возможно, первоначально это название так и звучало - Кофтор, а затем приняло современный вид.
Названия реки Ковда, села Ковда и озера Ковдозеро в основе своей имеют саамское слово куовддо - центр.
Рассматривал я однажды старенькую карту Кольского полуострова и вдруг наткнулся на интереснее название - Кие-варака. Неужели украинцы назвали эту гору в честь своей столицы? Молодцы, если так. Но внимательное знакомство с картой, географическими источниками и грамотами XVI-XVII веков дало еще несколько названий, в которые, как мне показалось, входит название Киев: река Кие-варака, впадающая в Кольский залив у тони Кие-варака; гора Киевей (Киевейка) на водоразделе рек Поноя и Паны. Создавая эти топонимы, первоназыватели не думали о Киеве. Хотя название тони Киевварака, встречающееся в одной из грамот XVII века, опять толкает к поискам истока всех "киевских" топонимов Кольского полуострова в названии Киев.
И все эти поиски будут напрасны, так как группа этих топонимов в основе своей имеет саамское слово кий - след зверя или дикого оленя.
Названия, родившиеся в связи и каким-либо определенным случаем, имеют довольно широкое распространение на Кольском полуострове.
Возвышенность вязаной рукавицы - название одной из гор, расположенных в бассейне Ловозера. По-саамски оно звучит - Вохцпоррь. Назвали ее саамы, вероятно, в связи с тем, что здесь кто-то потерял свою рукавицу.
В центре Волчьей тундры возвышенность Соинбестемчорр получила название по утерянным вилам для сена, представлявшим в былые времена определенную ценность. Название это в русском переводе означает Горный хребет вил для сена.
Поехали саамки за ягодами, решили зачерпнуть воды котлом - и утопили его. И озеру дали название Киемнявр, то есть Котельное озеро. А один саам решил промерить глубину залива по берегу озера Энари котлом, привязанным к веревке, - и залив назвали Киелшовлухт, или Кемновлухт, то есть Котельный залив. А мыс, ограничивающий этот залив, назван, вероятно, по заливу - Киемновнярк, Котельный наволок. Эти "котельные" топонимы не единичны. Рассказывают, что ручей, впадающий в Имандру, назван Котельным лишь потому, что один саам зимой при въезде на лед этого ручья уронил с кережи котел, а через некоторое время другие саамы подобрали этот котел. Может быть, в таких объяснениях есть доля вымысла.
Немало топонимов носит в основе своей наименования кухонного и столового инвентаря, а также домашнего инструмента.
Есть в Ара-губе бухта Сковорода, а один из мысов, ее образующих, тоже называется Сковорода.
Островок Блюдце, лежащий в двух милях от южной оконечности острова Кувшин (у входа в губу Западная Лица), своим видом действительно несколько напоминает блюдце.
Между устьем Кольской губы и Кильдинской салмой к юго- восточной части губы Долгой Западной лежит губка Ковш. В Порьей губе находится губа Бадейка. Левый приток реки Гирвас (из бассейна реки Ноты) имеет саамское название Ахшйок, то есть река Топор. На современных картах она уже называется только по-русски. Недалеко от Ура-губы стоит остров Наковальня, напоминающий по форме эту непременную принадлежность кузницы. В губу Сосновую Кандалакшского залива вдается мыс Топор. Однако топор был популярным инструментом, и, вероятно, поэтому до десятка топонимов образованы от слова топор: несколько Топорных ручьев, Топорная губа, Топорный падун, Топорный порог и т. д.
Интересно русское название губа Лев и производное от него имя селения Левгуба. Но всегда ли эта губа называлась так? В 1833 году М. Рейнеке, проводя гидрографическое описание Кандалакшского берега, отметил, что в "3-х милях восточнее губы Тары лежит губа Лех" (чуть восточнее Порьей губы). В "Лоции Белого моря" издания 1913 года мы уже находим - губа Лов и один из ограничивающих ее мысов - мыс Лов. В изданной в 1939 году "Лоции..." это название повторено. На карте 1966 года - губа Лев и село Левгуба. И если при этимологизировании названия губа Лев начать искать фонетическую закономерность изменения топоосновы хотя был слова Лех и слова Лов, то мы никогда не найдем ее. В этом случае действует просто ослышка: все зависело от того, как было воспринято и затем записано слово. М. Рейнеке записах Лёх. Словом лох поморы называли семгу во время нереста. И за 100 лет "семужий" топоним превратился в "животный". Между прочим, в Онежской губе Белого моря несколько островков и луд в своем названии имеют в основе слово лох.
В междуречье верхнего течения Харловки и Восточной Лицы лежат три озера, носящих интересные названия: Максим- Ты, Василий-Ты и Лудково-Ты. На первый взгляд кажется, что это шутка топографов - уж больно необычны названия для Кольского полуострова. Топонимы эти создали коми (ижемцы), переселившиеся на Кольский полуостров в 1887 году. И означают они - озеро Максима, озеро Василия, озеро Лудково, так как на языке коми ты означает озеро.
У западного берега Кольского залива напротив входного мыса губы Кислой, называемого Девкин, лежит островок Брандвахта, или Медведка. Что означает слово медведка, было рассмотрено раньше, а вот почему этот островок называется еще и Брандвахта - не ясно. Это реликтовый топоним. Действительно, в 1750 году здесь торговой компанией графа Шувалова была организована брандвахта для таможенного досмотра иностранных судов, приходивших в Колу. Давно исчезла брандвахта и компания, ее создавшая, а топоним живет.
Перечень топонимов Кольского полуострова можно было бы продолжить еще. В поле нашего внимания не попали многие географические названия. Возьмем для примера несколько: гора Горелая Тарига, гора Магазин Мусюр, плес Бармин Стан, река Иоканга, остров Кислохимский, луда Рылшая. Каждое из них интересно и подчас скрывает какие-то страницы истории Кольского полуострова: и важные события, и незначительные эпизоды. Об этих названиях и о многих сотнях других, имеющих не менее интересную этимологию, мы, ограниченные объемом книги, не смогли познакомить читателя. Надеемся рассказать о них при следующей встрече с читателем.
СЛОВАРЬ НАИБОЛЕЕ РАСПРОСТРАНЕННЫХ СААМСКИХ ФИЗИКО- ГЕОГРАФИЧЕСКИХ ТЕРМИНОВ
Авв, авай, аввь - открытый.
Аотце-михт-ламбь - кочкарниковое болото.
Ангь, аннь - пологий склон возвышенности.
Айт - изгородь, ограда для оленей.
Алл, Элл, Ылл - высокий.
Аппь-миарр - океан, открытое море.
Варрь, варрэ, варь - у русских: "варака" - холм или гора; у финнов: "ваара" - гора.
Варекч, варай, варыш - уменьшительное от предыдущего.
Ватт, мог, моги - холм
Вашш - заросли кустарника.
Вуай, вуой, уай, вэйе,
выэйе, воай - ручей.
Вуайенч, вуайнек, уайнек - ручеек.
Вун - морской залив, фиорд, большой озерной залив, губа.
Вуон, вуун - залив, губа.
Вуот - прибрежная отмель; отмель, идущая от берега.
Вуппи, вупь, вутт, вуть - тоня, берег, удобный
лопье, лахп, лахпатащ для притонения.
Вуэмм, вуоэмм, вум, вуом - горная долина.
Выд - отдельная гора или вершина.
Выэрье, воарье, выэрьем - север.
Вырть, выртэ - быстрое течение в реке.
Иок, йок, йог - река.
Иогенч, иокенч - речка.
Йемнь, йемне - земля, страна.
Кайв, кальм-чацу, - ключ, источник
калм-чацу, копь
Каин, кеайн, кейн - место, где проходила зимняя дорога; зимник.
Канть, кайнт - сухое пространство среди болота, островок среди болота.
Каллий, калли, калле, - скала.
колле
Кальм, кальке - могила.
Каррев - моховое болото без деревьев.
Кевнес - водопад.
Киедьг - каменистые россыпи на равнине.
Кинт, кинд, кинтуш, - русское "кентище" -
кинтыш, кент, кетт, пинт место, где ранее было раньше селение или жилье.
Коашк - болото с мелким ивняком и родниками.
Корг, коарг, куэрк, куарк, - русское "корга"-
кэрк мель, отмель, низменный островок; в море - отмель, обнажающаяся после отлива; иногда - местное возвышение морского дна.
Корщ, кощ, курщ, вуальг - сквозное ущелье между двумя горными массивами с отвесными скалистыми склонами; лощина, овраг.
Кувзскез, кускез, вавскияз,- северное сияние.
васткиез
Кулп, кулб, кулпан, - пространство, покрытое ягелем.
кулбан
Курбаш, курпаш, курбыш, - пальник, горелый лес, гарь
куорбаш
Курр, курт - ущелье, борозда в горах.
Курш - ущелье, овраг.
Кушк, куошк, кышк, - порог в реке, ручье, проливе.
гушх
Куцкет - перешеек между полуостровом и берегом.
Куцколь, кусколь, куэцкель - узкий пролив между двумя озерами (находящимися на одном уровне).
Лак - широкое плоское понижение, замкнутое с трех сторон пологими склонами возвышенностей.
Ламбь, лампе, лампь, - торфяник, где растет морошка.
лампье
Ланнь - городок.
Лахк - вершина, верх горы.
Луамб - у русских: "ламбина" - озерко, имеющее сток, но не имеющее крупного притока, чаще без стока.
Лухт, луут, лыкт - залив, губа.
Лухтынч, луутынч, лутина - уменьшительное от предыдущего.
Лэхк - гора вообще.
Лямит - большой густой лес.
Лямкт - лесная зона горы.
Лямт - большое пространство с тундровой растительностью.
Маддер, мантер - материк.
Манн, ман - широкое плесо реки (и проточное широкое озеро).
Миалл, миелль - каменная осыпь.
Миарр, миерр - море.
Моарест - верхняя граница древесной растительности на горах.
Моатьк, муотьк - часть суши между двумя водными пространствами; волок, тайбола, перешеек.
Моррь - трясина, зыбкое болото.
Мохкань-иеккь - болото.
Муог-ламбь - бугристое торфяное болото.
Мурд - валежник и мусор (на дне озер и рек).
Нёрм - заливной луг, пойма.
Нешк - зашеек, водное пространство у истока реки из озера или у впадения ее в озеро или море.
Нуртэ, нурь, нурт, нурьтий - восток.
Ньюн - нос; полого спускающийся в низину выступ
возвышенности.
Ньярь, ньер - небольшой порог на реке.
Нырте, суай, сувэй - юг.
Нюр, нюрр - подводный камень, подводная мель.
Нюацк, нюахкц, ниецке, - седловина, горный перевал.
нюэцк
Нявкелес - скользкий.
Нявь, ньяв - быстрое течение в реке.
Няльм - устье реки; рот.
Нярк, нерк - у русских: "наволок" - мыс, полуостров.
Няркенч, няркиш, няргий - мысок.
Ортэнч, орденч - уменьшительное от "урт" - горный хребет, массив.
Паута, пауть, паутэ - скала.
Паудаш, пауташ - небольшая скала.
Пейве, пейв - солнце, день.
Порр - горный хребет с острым гребнем.
Порре - острый гребень горы.
Райй - граница.
Райк - дыра, яма.
Рахт, рэхть - скалистый уступ на склоне горы.
Рент, ретт, рынт - берег.
Рихт, рахт - скалистый уступ на склоне горы.
Сава,савван,савь - плесо.
Саалма - пролив.
Сатка, саатка - пристань, бухта на реке, поселок на берегу реки.
Сийт - селение, погост.
Сулле, суоллы, суоллэ, - острова.
сыллы
Суол, сыэл, сыэлай - остров.
Суоленч, суолгиш, суолнеч - небольшой островок.
Тасть, таст, таасте - звезда.
Терми, тиермь, тьерм - гора, холмик.
Туйб, тойб, туйбол - пространство между озерами.
Тундр, тундар, туадар - у финнов - "тунтури", у русских - "тундра": 1) возвышенность, выходящая за пределы лесной растительности; 2) горный массив.
Тундренч - тундрица, горка.
Тулп - плоский.
Тундар-локк - вершина без леса.
Тундар-мыереск - верхняя граница лесной растительности на возвышенностях.
Уай, уайе - ручей.
Уайнек - ручеек.
Уаллянд - заводь.
Уайв, уэйв, выэйв, - буквально: "голова" вершина горы округлой формы.
воайв, оайв, ойв
Уррть - горный хребет без седловин.
Урт, урта, уртэ - горный хребет, массив, "кейва".
Уцц - малый.
Уэрьял, уырьял, варьял, - запад (связано с понятиием "горы", "варака",
пай-варрь "над горами").
Хавт, хаут - яма.
Хауденч - ямка.
Целей - остров.
Цоапц - многолетний снег на горах.
Цуэйгес - неглубокий, мелкий.
Чадзь - вода.
Чаккь - многолетний снег на горах.
Чарр - тундра.
Чигор - оленье пастбище.
Чинглес - глубокий.
Чиур - галечник.
Чокк, чокки, чехкь - горный пик, острая вершина возвышенности.
Чокк-палл - конусообразная возвышенность.
Чорр, чиерра, чарра, - горный хребет.
чарре, джерр
Чуалм, чуолм, чуэльм, - у русских: "салма" - пролив.
салм, чаалм
Шалле - сглаживать.
Шовв - глина.
Шуонь - травяное, осоковое болото.
Шур, шурр, шуур - большой.
Шуэнь - травяное болото.
Шэннь, - осоковое болото.
Ыей - ручей.
Ыэй - большой ручей.
Элл - высокий.
Ювал, юовв - каменистая россыпь на склоне и вершинах гор.
Явр, яврь, яврэ, яверь, - озеро.
явирь, яурь
Яврыш, яуренч - озерко.
Яуренс - озерной залив.