А.А. Минкин

ТОПОНИМЫ МУРМАНА

Мурманское книжное издательство, 1976 г. Оцифровка и корректура: И.В.Капустин

ТРЕ. ТЬРЕ. ТЕРЬЕ, ТИР...
Вы прочитали ряд непонятных слов и в недоумении остановились. Зачем автору понадобилось его составлять и что эти слова означают? Да, таких слов в наше время не встретишь. Придется, видно, обратиться к истории.
Господни Великий Новгород, приглашая князя, заключал с ним договор, где оговаривались права и обязанности князя. Оформлялось все это договорной грамотой, и князь был обязан "на том... на всемь хресть целовати по любви, без всякого извета, в правьду, при... послех" (послах. - А. М.).
В первой из дошедших до нас договорных грамот - грамоте 1264-1265 годов с Тверским Великим князем Ярославом Ярославичем - перечислены новгородские волости:
Бежиче, Городець... Вологда, Заволоцье, Колопермь, Тре, Пермь... В договорной грамоте 1304-1305 годов после Заволочья следует волость Тьре. В аналогичной грамоте, подписанной Михаилом Ярославичем в 1307-1308 годах, после Заволочья стоит волость Терь. В других грамотах можно встретить еще и Тир, и Тире; и Тирь, и Тире, и Терьс.
Волость в те времена не представляла определенного географического района. Это установилось значительно позже, при губернском и уездном делении Русского государства. У новгородцев роль губернии играли пятины (было всего пять таких пятин). Они делились на нечетко очерченные волости. Одной из них и была волость с коротким именем Тре.
А где она находилась? И почему вдруг именно это название заинтересовало нас?
В Московском Великом княжестве, так же как и в ином другом государстве, писались и рассылались различные распоряжения хозяйственного назначения. И назывались они грамотами. В одной из таких грамот Великого князя Московского Андрея Александровича (1294-1304 гг.) на Двину "к посадникам и к скотникам, и к старостам", сообщающей о разрешении выхода в море трех великокняжеских ватаг, упоминается, что как при отце и брате князя новгородцы не должны были ходить на "Терскую сторону" (Двинская земля принадлежала Москве, а не Новгороду), так и при нем это остается в силе. Появляется уже название Терская сторона.
Что Двина впадает в Белое море, известно всем (имеется в виду Северная Двина). А Терская сторона - видно, берег Белого моря. Но который берег? И где же все- таки расположена эта сторона?
Местонахождение ее определяют дарственные грамоты 1478-1480 годов (в те времена они назывались "данные") богатых новгородцев Нестора Ивановича и Ульяна Петровича. Каждый из них передал Соловецкому монастырю земельные владения своих братьев (вероятно, скончавшихся), расположенные в Умбе реке и в Варзуге, по Терскому Наволоку (в грамоте Нестора Ивановича - по Терьскому наволоку). А боярин Иван Аввакумович, примерно в это же время, покупает, кроме угодьев в Северной Карелии, и право торговли по лешим озерам до Каяньского рубежа и на декой лопе до Тирьского навлока.
Таким образом, грамоты донесли до нас известия о существовании Тирьского навлока (Терского наволока). Слово наволок у поморов означает полуостров. Значит, Терским наволоком наши предки называли полуостров, который ныне именуется Кольским. У саамов еще и сейчас бытует название Кольского полуострова - Терье нярг, то есть Терский мыс (или Терский полуостров).
В 1607-1609 годах Терский наволок появляется в шведских документах. Его вводят в оборот участники географических экспедиций, которые направлял в Русскую Лапландию шведский король Карл IX. Он готовил наступление на Крайний Север и изучал все связанное с ним, в том числе и географические названия.
В 1611 году название Терский наволок впервые встречается на географической карте, составленной шведским картографом Буреусом.
Итак, теперь ясно, какая земля называлась Терским наволоком. Ясно также, что название, согласно историческим документам, появилось в XV веке.
А Терский берег - это берег Терского наволока.
И.Ф. Ушаков высказывает предположение о том, что название Терь восходит к протосаамскому языку, и дает любопытную гипотезу этимологии этого названия.
Язык древних саамов, - пишет он, - был самодийским - близкородственным ненецкому.
В начале I тысячелетия до н. э. он был ассимилирован балтийско-финским языком. В ненецком языке слово тер означает житель... Возможно, что просто тер они употребляли как название жителей-соседей. Интересно, что старое этническое название самих ненцев - самоеды - произошло от топонима самэедна (земля саамов). По- видимому, древние саамы и ненцы составляли одну этническую общность, которая в эпоху раннего металла распалась на две самостоятельные.
По мнению финского ученого Тойво Итконена, топоним Тер образован русскими из карельского названия Кольского полуострова - Турья. Еще в карело-финском эпосе "Калевала" страна лапландцев называется Похьёла, иногда Турья. А корень этого слова стоит в одном ряду с корнями слов Тер, Тир, Тре и т. д.
Теперь проследим, как из имени волости Тер возникло название полуострова. Из летописей известно, что новгородцы ходили не только на Терскую сторону, но и в Северный Ледовитый океан. Идя вдоль берегов полуострова, издали, за несколько десятков километров, они видели далеко вдающийся в морс скалистый нос. Ему вначале и было дано название Терский нос. Терский мыс. Затем русское название Терский мыс перешло на весь полуостров, а за мысом закрепилось - Святой Нос, попав на карты западноевропейских картографов в XVII веке. Норвежцы этот мыс называли Вегестад (Путевой столб, или Путевая скала). Действительно, при плавании из Норвегии в Белое море здесь было необходимо резко менять курс.
В отличие от саамов, живущих в части Лапландии, расположенной в Норвегии, Финляндии и Швеции, которых называли финнами, в исторических документах IX века встречаются терфинны, или трефинны - саамы Кольского полуострова.
Норвежцы именовали Кольский полуостров Тренинес, или Тернес. Есть высказывания, что Тре, Тер означает лес.
Выходит, саамы Кольского полуострова - лесные саамы. Н. И. Надеждин писал в 1837 году, что новгородцы называли нынешнюю Русскую Лапландию странным именем Тре, которое производят от шведского trae, датского tree, англо- сакского trev, то есть дерево, лес.
Древние саамы мореходством не занимались. От скандинавских пиратов, приходивших морем, они укрывались в горах. Поэтому к ним подошло бы и название горные саамы. Может быть, название Новгородской волости Тре, Тер, Тир появилось вследствие неточно воспроизведенного русскими саамского слова Термь, или Терми, или Тьерми - горушка, возвышенность. В этих словах, в результате фонетической адаптации, а может и прямой ослышки новгородцев, утратились звукосочетания (-мь или -ми), и образовалось название, которое донесли до нас летописи и новгородские грамоты. Кроме того, расшифровка названия волости Тер, Тре... как Возвышенная страна вполне соответствует рельефу Кольского полуострова.
Тогда и норвежское название саамов терфинны будет означать горные финны. Терский наволок. - Возвышенный наволок. Терский берег - Берег возвышенного наволока.
Толкование, близкое к нашему, а может быть даже более точное, даст известный исследователь угро-финской группы языков М. П. Веске. Согласно его мнению, название Терский берег можно вывести из финского языка: высокий берег, обрыв, отвес - по-фински терма, тэрма. И получается, что Терский берег - Возвышенный берег.
Не исключено, что на древнесаамском языке слово тер имело совсем другое значение, поэтому мы не будем утверждать достоверность приведенной этимологии.
Совершенно ясно, что древнее название Терский полуостров было заменено на Кольский не сразу. Длительное время полуостров именовался Лапландским. И название это существовало наряду с Кольским или просто полуостров Кола. И только в середине XIX века окончательно закрепилось название Кольский. А Терским стал называться лишь южный берег полуострова.
Существовали, конечно, и другие наименования полуострова.
В. В. Чарнолуский. например, пишет: "От Поноя через Святой Нос и далее к западу тянется берег, называемый (саамами. - А. М.) Каднярк (Потерянный берег, наволок)". Это же название, указывает он, применялось и ко всему Кольскому полуострову.
На картах XVI века Кольский полуостров нередко назывался Биармией, а картограф Г. Дуста на карте 1589 года дает сразу три названия полуострова: Биармия, Лапния и Лапланд.
Теперь, пожалуй, пришло время рассказать об истории происхождения поселения Кола. По мнению И. П. Шаскольского, оно возникло до 1565 года (возможно, в 1532 году). Кроме того, в недавно введенном в научный оборот "Регистре жалоб против дворянства в Финляндии 1556 г." Кола упоминается уже в 1556 году.
Что это было за поселение, мы узнаём из "Сообщения" голландского купца Симона ван Салингена, побывавшего в наших краях в 1565 году. Он пишет, что в поселке Мальмус (на базе его возник Кольский острог в 1583- 1584 гг.) было не более трех домов. А жили там в момент прихода Салингена первые жители и основатели поселка: Мокроус, Семен Вянзин и Филипп Ус (последний был родом из Кандалакши). На норвежском языке мальмус значит песчаный. И действительно, расположено это поселение было на песчаной косе в устье Кольского залива. В это же время существовало и русское название поселения - Усть-Кола.
С 1582 года в Коле вводится воеводское управление. В Мальмус явился русский боярин Аверкий Иванович Палицын, "устроил там для норвежцев гостиный двор, поставил весы с норвежскими гирями, стал собирать со всего десятину". А в 1583 году Максак Федорович Судимантов построил острог, или бруствер.
Таким образом, время возникновения Колы, может быть пока и не совсем точно, установлено. А от этого зависит во многом и решение задачи о появлении названия Кола.
Длительное время существовала ошибочная точил зрения о времени возникновения поселения Кола. Появилась она в труде Н. М. Карамзина "История Государства Российского", изданном в 1817 году. Суть ее заключалась в следующем.
Ссылаясь на договорную грамоту Новгорода с Тверским Великим князем Ярославом Ярославичем 1264 года, этот год указывали как год первого упоминания о Коле. Однако в грамоте нет волости Коло, а есть волость Колопермь. В грамоте Новгорода Тверскому Великому князю Михаилу Ярославичу 1304 года встречается Голопьрьмь (Голоперьмь). Где была территория этой волости, пока не установлено, но не исключена вероятность, что волостью Колопермь и договорной грамоте 1264-1265 годов назывался район, включавший новгородские владения по реке Вятке и солепромышленные поселения по Вычегде и Сысолс, расположенные около волости Пермь. Близость к Перми, может быть, и дало основание назвать авторам грамоты эту волость Колопермь, то есть Около Перми, подобно тому как названы Кологрив (Около гривы), Колояр (Около яра).
Однако волость Колопермь очень быстро (первое упоминание 1264 г., последнее - 1304 г.) исчезла из документов Великого Новгорода.
Пять городов на реке Вятке образовали самостоятельную республику Вятку и отделились от Новгорода, а солепромышленные поселения по Вычегде и Сысоле примкнули к соседним владениям великих княжеств Московского и Владимирского. Вот поэтому, вероятно, позже 1304 года мы не находим упоминания о волости Колопермь.
А теперь попытаемся установить, от какого термина или слова родилось имя поселения. С первого взгляда кажется очевидным, что в основе его лежит рыболовное сооружение, перегораживающее реку, - кол (закол). Очевидность соответствия слов кол и Кола поддерживается тем обстоятельством, что основатели поселения, вероятнее всего, пришли сюда для промысла семги, а ловили ее в некоторых местностях нередко при помощи колов (заколов).
В новгородских частных грамотах середины XV века несколько раз упоминается слово кол. Так, в "Купчей Киприяна Павлова сына у Павла Григорьевича сына на село Букринское на Ижме" говорится: "Се купи Кюприян Павлов сын... усть Ижмы реки кол рыбы ловити, и кодовая пожня и путики". Здесь кол - рыболовное сооружение.
В купчей грамоте, тоже середины XV века, только оформленной несколько раньше, чем предыдущая, читаем: "Се купи Василий Филимонович... село земли на Пжьме Фофановское... и в тоне участок у Ижемьского кола шестая часть..." Ижемский кол - скорее всего, тот же самый кол, который купил Кюпрнян, так как при отводе земли по купчей Кюприяна принимал участие Василий Филимонович, купивший ранее у Ижемского кола шестую часть участка.
Ижемский кол - приспособление для ловли рыбы на реке Ижме, но не поселение. Был он так назван, вероятно, для того, чтобы отличать его от аналогичных на других реках.
Кроме того, упомянутый Ижемский кол и все другие колы расположены на Летнем берегу Белого моря. На Кольском же полуострове рыболовное сооружение, перегораживающее реку, колом не именовалось, а носило название забор.
Такие заборы были здесь почти на каждой речке, в каждом ручье. Например, в "Сотной" грамоте от 6 мая 1575 года из писцовой книги Василия Агалина и подьячего Степана Федорова на Варзужскую волость перечисляются различные заборы: "...а другую половину тое речки (Оленицы. - А. М.) ведают умляне, а ловят забором; ...речка Инжера, ловят забором... речка Чавонга, а в ней забор... тоня в речке Киче, а в ней забор... Да на морском берегу меж тонь четыре речки, а в тех речках и в реке Варзуге в заборах ловят красную рыбу семгу... речка Каменка, а в ней заборишко; речка Чапома, а в ней заборишко... речка Пялица, а в ней заборишко". Заборы (а не колы или заколы) мы встречаем и на Пулонгском берегу, и в реках, впадающих в Териберскую губу, и на реке Ниве ("ловят в той Кандалаской волости красную рыбу семгу забором"), и на реке Поное, и на реке Туломе ("забор под падуном"), и на реке Коле. "Да в реке Коле рыбная ловля половина реки от морской губы и до забора, и в заборе половина рыбная ловля".
Эти примеры показывают, что по всему побережью Кольского полуострова для ловли рыбы использовались заборы, а не колы. Они имели одинаковое назначение - перегораживать ход рыбе, но существенно отличались друг от друга по конструкции. Таким образом, название поселения не могло произойти от кола или закола.
Может быть, Кола получила свое имя от крепости или острога, которые были возведены в этом поселении? Действительно, укрепление частоколом называлось по- древнерусски кол, а укрепиться частоколом - оугошити город в колек. Но Кольский острог был сооружен в 1583-1584 годах, а река уже называлась Колой в 1532 году. Следовательно, и острог не мог дать имя поселению.
Широко распространено мнение о том, что название реки Кола произошло от якобы существовавшего саамского названия - Кульйок (Рыбная река). А отсюда и город Кола и Кольский полуостров, как город Рыбный и Рыбный полуостров.
Все логично на первый взгляд. Только одно неясно: где, в каком источнике упоминалось название Кульйок.
Если следовать утверждению, что город Кола получил свое имя по названию реки (обычно за первым поселением на реке закреплялось ее название), то она при любых обстоятельствах была бы известна и летописцам, и иностранцам уже в XIII веке. Однако в летописях до 1532 года река Кола не упоминается, а на картах иностранных картографов она появилась еще позднее. Реки же с названием Кульйок нет ни на одной карте. На картах конца XVI - начала XVII века поселение Кола стоит на реке, именующейся или Нируйоки (карта И. Массы 1663 г.), или Хирфуйоки (карта Гесселя Гаритса 1614г., изданная в 1651 г.). Хирфуйоки в переводе с финского означает Лосиная река. И только на карте Г. Сонсона, изданной в 1688 году, мы находим Кола реку.
Кстати сказать, названия на Севере очень устойчивы. На Кольском полуострове, как и на Всем Севере, судя по писцовым книгам, грамотам и другим историческим документам, они остались в основном без изменений.
Существовало название озера Куолоярви, существует и теперь. Название левого притока реки Поной - Кульйок также сохранилось до наших дней, а он гораздо меньше Колы. Кола же с давних пор была в центре внимания, и уж где-нибудь проскользнуло бы ее название Кульйок.
Поэтому никак нельзя согласиться с тем. что названия поселения и реки имеют в своей основе саамское слово куль - рыба. Даже самое близкое сходство между словами, как мы убедились, еще ни о чем не говорит и ничего не означает.
Можно предположить, что в основу названия реки Кола было положено саамское слово коль. Почти на всех диалектах саамского языка это слово означает золото.
И не исключена вероятность, что первые новгородцы, услышав от саамов название реки Кольйок (золотая река), переделали его по-своему: вначале Кол-река, переведя только второе слово йок. что нередко имеет место в топонимике Кольского полуострова.
Но название Кол-река звучало не по-русски. Поэтому его постепенно превратили в Кола-река, или река Кола.
У кильдинских саамов слово колас, у туломских - коллас означает особый вид охотничьих лыж, подбиты камасом или тюленьей шкурой. Вполне вероятно, что от этого слова пошло название реки.
Мы рассмотрели значительное количество этимологии названия Кола. И с полной уверенностью не можем остановиться ни на одном. Очевидно, надо признать, что подлинное значение слива утеряно. Такие явления - не редкость в топонимике. Категоричность суждения не всегда приводит к истине. Возможно, со временем и будет найдена правильная этимология.
МОРСКАЯ ЗЕМЛЯ?!
До начала XX века Мурманом называли лишь северное побережье Кольского полуострова - от Святого Носа до норвежской границы. В дальнейшем понятие Мурман расширилось, и ныне под ним подразумевается весь Кольский полуостров.
Но как же появилось это название? Что таит в себе?
Тайну его нам помогут раскрыть летописи, старинные грамоты и другие исторические документы.
Врач В.Р.Гулевич, работавший на Кольском полуострове в восьмидесятых годах XIX века в составе санитарного отряда Общества Красного Креста, сообщает несколько этимологий названия Мурман. По его словам, "...местные же и самые древние обитатели Лапландского полуострова - лопари - толкуют об этом различно. Одни из них говорят, что оно (название Мурман. - А. М.) произошло от соединения двух лопарских слов: Мюръ и Маннъ, а другие думают, что от Мюръ и Миннъ... Мюръ означает море, Маннъ - луна, Миннъ - наше. Следовательно, по понятиям одних лопарей, Мурман означает Лунное море, а других - Наше море. Норвежцы же утверждают, что ими дано название берега еще в глубокой древности... что Мурман произошел от следующих слов: Муръ и Маннъ. Муръ означает по-норвежски мать, мамаша, а приставка маннъ - человек, итак - Мурман означает Мать человека, в переносном смысле кормилица...
Может быть, существуют и другие объяснения... но я их не слышал и потому выражусь общепринятым лопарским выражением: "Поди-знай".
Этимологии Гулевича грешат существенными искажениями. Море - по-саамски миерр, миарр, мер, мерр. В саамском языке есть слово мур, и оно издавна имеет значения: ель, дрова, палка, деревья. Это подтверждает и английский путешественник Стифан Бэрроу, который во время плавания вдоль Лапландского (Мурманского) берега в 1557 году записал ряд саамских слов, а среди них мурр - лес и манна - луна.
В словарях саамского языка и литературе по саамскому языку слово ман дается как яйца (множественное число от слова яйцо) и проточное озеро, плесо; маньнь - невестка; манна - луна, месяц: Мант, мадд - планета. Как видим, утверждения Гулевича ошибочны. Не получается, чтобы Мурман в переводе с саамского языка звучал как Морская земля или Морской берег.
Тогда из какого же языка появилось слово Мурман?
Обратимся теперь к летописям и посмотрим, не осталось ли там каких-либо следов.
В начале "Повести временных лет" перечислены народы, жившие по границам Киевской Руси и по берегам морей, граничивших с нею. Наряду с другими народами здесь упоминаются и оурмане. Летописец пишет: "Афетово бо и то колено Варязи, Свей, Оурмане..."
Летописцы, наряду со шведами, к варягам относят и оурман (мурман). Слово мурмане встречается в летописях с 1240 года: "Лето 6748 (1240 г.) придоша Свей в силе велице, и Мурмане, и Сумь, и Емь в кораблих множество много зело".
Нападение мурман в содружестве со шведами, сумью и емью с моря на Новгородскую землю говорит о том, что мурмане жили где-то поблизости с этими народами и были связаны с ними морем.
Не очень щедро повествовали летописцы о Севере, однако можно уловить, что существовали не только мурмане, но была и Мурманская земля, куда в 1339 году "...послаша новгородци Кузьму Твердиславля и Олександра Борисовича с други, а от владыки сестричи его Матфея за Море к Свинскому князю посольством; и поехаша его в Мурманской земле, в городу Людовли (современный Або) и доконцаша мир по старым грамотам". Здесь летописец дает координаты Мурманской земли, по которым можно точно установить, что мурмане на Кольском полуострове не жили.
А факт новгородского посольства к мурманам для заключения с ними мира говорит о том, что мурмане были сильным и достаточно влиятельным народом.
Однако мурмане нападали на новгородские земли со стороны Балтийского моря не только в компании с другими народами. Они разбойничали и самостоятельно, что засвидетельствовано летописцами неоднократно. Вот один из примеров: "Того лета (1419 года), пришед Мурмане войною, в 500 человек, в бусах и шнеках и повоеваша в Варзуги погост Корельский и в земле Заволочской погосты: в Неноксе, в Корельском монастыре святого Николы... Заволочане две шнеки Мурман изшиба, а инии избегаша на море". Такой набег мурман представлял собой большую разбойничью операцию на значительной части побережья Белого моря (Варзуга находится на Кольском полуострове, волость Ненокса в Обонежской пятине, в районе Онежской губы, а Корельский монастырь святого Николы в устье Северной Двины). И народ этот, вероятно, должен был обладать немалой морской культурой, чтобы совершать по морю такие значительные переходы.
Неоднократно ходили на Мурманскую землю и новгородцы.
В исторических актах 1556 и 1566 годов есть упоминание о существовании старого Мурманского рубежа. Коль речь идет о рубеже (границе), носящем имя народа, то, следовательно, этот народ жил где-то за названным рубежом. Кроме того, море, омывающее берега Норвегии и северные берега Терского наволока, называлось новгородцами уже в XV веке Мурманским. Вероятно, потому, что с этого моря нередко приходили мурманы. А берег получил название по имени моря.
На карте Герарда Меркатора 1594 года наряду с этим названием моря встречается Норвежское и Датское. И тут же, на карте, разъясняется причина записи трех названий:
"...русские норвежцев и датчан называли мурманами". Картоиздатель Нейгебауэр на карте, отпечатанной в 1612 году, тоже дает тройное название моря, лежащего у Мурманского (Лапландского) берега: Мурманское, также Норвежское или Датское море, правда, без объяснения. На карте И. Массы 1633 года крупным шрифтом дано название Мурманское и мелким - Норвежское и Датское, с объяснением, подобным тому, какое сделал Меркатор. Действительно, для русских в общем-то было безразлично, кто появился с моря - датчанин или норвежец, - все равно мурманы, и ожидать от них ничего хорошего не следовало.
Отдельные авторы безосновательно присваивают Мурманскому морю (нынешнему Баренцеву) название Студеное. Под таким названием в летописях обычно указывается Белое море. Только в "Книге Большому чертежу" Студеным морем назван Северный Ледовитый океан.
Но вот Баренцево море под именем Северное море упоминается неоднократно. Например, так оно названо в "Межевой записи" от 23 мая 1596 года при корректировке и установлении границы между Швецией и Россией. В Стокгольмском проекте Столбовского мира России со Швецией (1617 г.) Баренцево море названо Сиверским, а на карте Ро.ссии Г. Сансона 1688 года - Московским. В XIX веке оно встречается под названием Ледовитое море, а впервые названо Баренцевым на карте немецкого географа А. Петермана, изданной в 1853 году.
Название Баренцево море окончательно закрепилось после выхода в свет постановления ЦИК СССР от 27 июня 1935 года "Об единых географических наименованиях частей Северного Ледовитого океана". И тогда же название Мурманское море было упразднено.
Итак, мурманы (мурмане) на на Кольском полуострове, ни на его берегах не жили, а появлялись здесь исключительно с целью грабежа со стороны Мурманского моря.
Древние норвежцы, норманны, - это и есть летописные мурмане. Ученый К. Тиандер в начале нашего столетия дал объяснение слова мурман. Он утверждал, что слово это русское и образовано от скандинавского норманд - северный человек, которое соответствует русскому норманны (Общее название племен, населявших Скандинавию в средние века). Кроме того, Тиандер считал, что "замена -н через -м вызвана редупликацией и находит себе оправдание в чередовании тех же звуков в названиях русских местностей (Нерль и Мерлино, Нерехта и Мереховица)".
Таким образом, слово Мурман действительно образовано не из саамского языка, а произошло от слова норманд, трансформированного, как мы видели, нашими предками вначале в урман, а затем в мурман.
ОКИЯН-МОРЕ СТУДЕНОЕ
Есть моря, которым волею судеб посчастливилось попасть на перекрестки истории. Их берега повидали множество племен и народов, наблюдали расцвет и гибель огромных царств, ханств, халифатов. Такие моря имели немало названий.
Например, Черное море за известную науке историю сменило 16 названий. Аральское -около 20, а Каспийское - 156. Естественно, многие имена (особенно Каспийского моря) существовали параллельно. Одни народы называли Каспийское море Гирканским, другие Хвалынским, третьи Табаристанским.
Белое море лежало в стороне от больших дорог истории. Но здесь тоже кипела жизнь, разгорались страсти, правда, не столь сильные, как на берегах Каспия. Названий Белого моря насчитывается до пятнадцати.
Попробуем объяснить, почему же за нашим морем закрепилось название Белое, а не Серое, Зеленое или какое- либо другое?
У народов Востока издавна существовала цветовая символика ориентации. Так, у китайцев, турок и монголов северу соответствовал черный цвет. Славянские народы север обозначали белым, а юг - синим цветом. И конечно же, недаром болгары называют и ныне Ионическое море Белым, а русские задолго до нашествия татар именовали Каспийское море - Синим. Можно предположить, что согласно цветовой символике, и Белое море - это Северное море.
В новгородских грамотах 1296-1466 годов Белое море называлось просто Море, а в "Жалованной грамоте Великого Новгорода Соловецкому монастырю на Соловецкие и другие острова" (1459-1469 гг.) оно указано как Море Окиян. Однако это еще не доказательство, что море не имело других названий. В грамотах для сокращения часто давались неполные названия географических объектов. Оно и понятно. Люди, живущие на берегу реки, озера, морского залива или даже моря, никогда не говорят: "Я пошел на реку Ниву", а говорят: "Я пошел на реку" и т. п. Может быть, и бытовало у новгородцев в обиходе название Белое море, но в письменные источники почему-то не попало.
Поморы, а за ними и древние летописцы Белое море именовали Студеным "по естественному своему свойству", и это название было наиболее распространено как в летописях, так и в фольклоре.
Как известно, "Книга Большому чертежу" (1627 г.) содержит данные двух "чертежей", в том числе "Старого чертежа", составленного "давно при прежних государях" (в царствование Бориса Годунова 1598-1605 гг.). "Старый чертеж" охватывает огромную территорию от Студеного моря до Черного моря и от Котлина озера (Финский залив) до реки Оби. Судя по тексту книги, под Студеным морем подразумевается часть Северного Ледовитого океана, расположенная у берегов Кольского полуострова.
Но "Книга..." называет и Сибирскую часть Северного Ледовитого океана Студеным морем. А вот Белое море в ней выступает как Соловецкое море.
Интересное замечание мы находим в предисловии к "Книге Большому чертежу", где говорится о том, что читатель встретит в ней. А встретит он "описание рек и городов по... России, и по Дунае, и Кримских пределов, и персидских, и бухарских, и всего моря Хвалынского, и великой скифской или сибирской и всего севера, и лопских, и великого Моря Белого и Варяжского". О каком великом Море Белом идет здесь речь - можно только предполагать.
В период составления "Книги Большому чертежу" на иностранных картах море уже назывались Белым.
Впервые на картах Белое море названо Белым (Mare Album) на карте Петра Плаиция 1592 года. Герард Меркатор на карте "Швеция и Норвегия с сопредельными странами" (1594 г.) даст название Белого моря на латинском языке с переводом на русский: Bella more - Album mare (Белое море - Море Альбум).
Есть мнение, что море назвали Белым англичане, пришедшие впервые в это море в мае 1553 года. Их поразил, как уверяют сторонники этой этимологии, белый цвет берегов, еще покрытых снегом.
Действительно, корабль "Эдуард Бонавентюр? англичанина Ричарда Чепслсра под командованием Стифана Бэрроу прибыл в устье Северной Двины в мае 1553 года. В составе команды в качестве картографа был младший брат С. Бэрроу - Уильям, который спустя год после второго плавания в Белое море составил рукописную карту моря, не дав ему никакого названия. В дневниках С. Бэрроу это море названо заливом Св. Николая (по монастырю, расположенному в устье Северной Двины).
Выходит, утверждение о том, что англичане назвали наше море Белым, несостоятельно.
Нельзя не отметить еще одно название, которое имело Белое море. В конце XVI - начале XVII века шведы, да и датчане, неоднократно пытались захватить Кольский полуостров. Но их попытки не увенчались успехом, и в 1615 году начались переговоры о мире. В 1617 году между Швецией и Россией был заключен Столбовской мир. В специальном "разъяснении" оговорены были "условия ловли рыбы" в Северском море обеими странами Так в данном случае названо Белое море. Но в ходе длительных переговоров, предшествовавших заключению договора, Северским называли и теперешнее Баренцево море, и другие северные моря, в том числе и Белое.
В 1973 году опубликован перевод части интересного финляндского источника - "Регистра жалоб против дворянства в Финляндии. 1556 г." Документ этот был составлен Якобом Тентом по распоряжению шведского короля Густава Васа и содержал сведения по истории и географии Северной России. Согласно "Регистру...", Белое море в XVI веке называлось Западным: "Они (русские. - А. М.) называют Западное море Белым морем, а расположено оно вокруг России с северо- востока... между тем край Белого моря неизвестен". И далее говорится, что в селениях Коле, Кандалакше, Соловках, расположенных на берегах Белого моря, выпаривают соль. Это свидетельствует об отождествлении шведами Белого моря с Ледовитым океаном. Называя Белое море Западным, шведы считали, что оно является частью Западного моря (так в раннем средневековье называли Северное море, позднее это название перешло на Атлантический океан).
На карте Птолемея 1427 года залив Ледовитого моря, соответствующий по координатам Белому морю, назван Спокойным морем. На берегах этого залива были расположены земли Дикой лопи и Финской лопи. Это первое и достаточно верное изображение Белого моря.
КАНДАЛАМ, ША?!
В купе вагона скорого поезда Москва-Мурманск, мигнувшего хвостовыми огнями за Петрозаводском, идет беседа. Один из пассажиров работает на Севере около 10 лет, двое едут впервые. Я упомянул, что в этих краях впервые. "Бывалый" северянин пытается нас "просветить". Рассказал подробно о коэффициентах, надбавках, процентах. Порекомендовал, где лучше основываться. И, чувствуя, что его слушают, рассказывал почти о каждой станции самые невероятные этимологии: на станции Боярская какой-то боярин оставил в лесу свою "неверную" жену, а на месте станции Сорока (ныне город Беломорск) любили гнездиться сороки, слетаясь сюда чуть ли не со всего севера.
Дошла очередь и до Кандалакши. Тут мы услышали следующее: Петр I (?!) ссылал на Мурман пленных пугачевцев. Гнали их по этапу закованными в кандалы. И вот, когда каторжников приводили на место, где стоит теперь Кандалакша, объявляли привал и снимали кандалы: отсюда и без кандалов не убежишь!
Кандальники облегченно вздыхали: "Кандалам, ша!" Позднее тут многие осели и образовали селение, называться которое стало Кандалакша.
К сожалению, такие примитивные толкования встречаются не только в вагонных анекдотах, но и на страницах книг. В. Тарасов в книге "Борьба с интервентами на Мурмане в 1918-1920 гг." пишет: "На Терском берегу- жило больше оседлое население... частью бежавшие из России, спасаясь от преследований царизма, частью сосланные, так называемые "кандальники", которые положили начало известной Кандалакше".
Ложность этих выводов доказать нетрудно. Погост Кандалакша впервые упоминается в 1542 году в связи с "великим трясением земли... в Керети, Ковде и Кандалакше". А Кольский полуостров как место ссылки начал использоваться в XVII веке. И, кстати сказать, ссыльных на Мурмане в те годы было не так уж много.
Одним из первых был сослан в Кандалакшу летом 1654 года московский священник Иван Неронов за выступление против реформы патриарха Никона. Через 11 месяцев заточения в монастыре Неронов бежал.
Следующим ссыльным был портной из Ростова Ярославского Богданов - руководитель антирелигиозного кружка. Богданов и члены его кружка не ходили в церковь, не выполняли церковных обрядов, попов называли мучителями, а патриарха - лжецом и предтечей антихриста. Признав Богданова опасным преступником, власти в 1661 году сослали его в Кандалакшский монастырь и повелели держать в одиночной камере в кандалах. И содержали его так до самой смерти.
Перечень ссыльных Кандалакши в те годы на этом и кончается.
Выходит, в названии Кандалакши кандалы и кандальники не могли сыграть определенной роли.
Может быть, топоним Кандалакша саамского происхождения? Отдельные авторы склонны считать, что название поселения пошло от слов: кандас - по-саамски вьюк, а лухт - залив, губа. Получается, Вьючная губа. Объяснить это можно просто: в старину здесь, на берегах залива, кончался водный путь по Белому морю, и кладь приходилось навьючивать на оленей, так как до Мурманского побережья шли сухопутьем. Но где находилась эта губа? Самым удобным местом для перевалки, а также и для поселения, была не губа, а устье реки Нивы.
Кроме того, морские рыбные промыслы возникли на Мурмане во второй четверти XVI века (а поселение Кандалакша уже существовало в 1526 году). Первое время промышляли только летом и только в Горле Белого моря. Постепенно выяснилось, что самым добычливым временем на Западном Мурмане является весна, и к середине XVI века зарождается "вешний" (весенний) промысел. Но в это время года ни о какой перевалке грузов с судов на оленей не могло быть и речи, потому что Белое море было покрыто льдом до конца мая. Да и никаких массовых потоков грузов на Мурман в те годы не было: постоянных поселений там еще не существовало, а немногочисленные саамские погосты, по словам одного из основателей Печенгского монастыря - Трифона, в 30-х годах XVI века были удалены "един от другого по сто и более верст". Значит, саамское слово кандас - вьюк не могло послужить основой для топонима Кандалакша.
А если допустить, что слово Кандалакша финско- карельского происхождения? Финский ученый XIX века М. А. Кастрен, путешествуя в 1842 году по Кольскому полуострову и побережью Белого моря, заметил, что от Кандалакши до Кеми многие топонимы образованы из финского и карельского языков, хотя в поселениях, расположенных по побережью, в основном живут русские и лишь отдельными семьями среди них - карелы и финны.
По мнению М. Фасмера и А. К. Матвеева, многие географические объекты в районе Кандалакши имеют в основе своих названий финские (карельские, вепсские) слова или корни их, но это еще нельзя считать основанием для утверждения, что объекты были названы финским (карельским, вепсским) населением. Скорее всего, заимствования из других языков были усвоены русским языком, а затем отдельные из них превратились в топонимы. Наиболее близким к действительности, вероятно, будет объяснение, что топоним Кандалакша произошел от карельского слова лакша - залив и Канда - имя реки, впадающей в этот залив. На языке обитавшей здесь "лешей лопи" канда означает протока. И слово это входит во многие топонимы Кольского полуострова. Можно привести несколько десятков таких топонимов, но каждый из них следует рассматривать отдельно, исходя из расположения его на местности.
Итак, остановимся на том, что топоним Кандалакша карело-саамского происхождения и в несколько русифицированном виде он будет означать Кандский залив, то есть залив реки Канды.
Вначале, очевидно, название Канда относилось только к заливу. В Софийской летописи рассказывается о приезде в 1526 году поморцев и лоплян в Москву "с моря Окияна из Кандолажской губе, усть Нивы реки... из Дикой Лопи". Затем так стали называть реку и поселение. А переход имени озера, реки, залива на другой географический объект - явление нередкое в топонимике.
Как утверждает Е. М. Поспелов, такая закономерность характерна для всего Карельского побережья, так как "обнаруживается, что существует р. Канда, которая впадает в губу Канда, являющуюся верхней частью Кандалакшского залива... выявляется закономерная связь названий рек и принимающих их заливов... р. Калгалакша - залив Калгалакша, р. Нурми - залив Нурмилакша".
И.В.Сергеев в книге "Тайна географических названий" также указывает, что названия губ Белого моря: Онежской, Двинской, Чешской, Мезенской и других - даны по названиям рек, впадающих в них; Онеги, Северной Двины, Чеши, Мезени.
И в нашей книге читатель найдет немало примеров тому, что значительное число рек имеет одинаковые названия с губами, в которые они впадают: река Кола - Кольская губа, река Умба - губа Умба, река Колвица - губа Колвица (или Колвицкая губа) и т. д, И таких рек, по мнению автора, на Кольском полуострове насчитывается 99 (а всего рек, впадающих в губы и губки озер, а также морей, омывающих полуостров, - 118).
В топонимике Кольского полуострова наблюдается интересная закономерность: нередко совпадают названия не только реки и озера, из которого она вытекает, но и губы, куда она впадает.
Так, река Чуда вытекает из Чудозера, впадает в губу Чудилухт озера Умбозеро; Осиновый ручей берет начало из Осинового озера и впадает в Осиновую губу озера Экостровская Имандра.
Улицы и части поселения Кандалакша в старину не имели официальных названий. Деление на части было условным. Так, часть села, лежащая на правом берегу Нивы, называлась Деревня, а на левом берегу - Зарека или Зарецкая сторона, изредка Малая сторона (этот термин применялся в письменных документах). А жителей соответственно именовали деревенскими и заречанами, или зарецкими.
Деревня, в свою очередь, делилась на Верховье, Низовье, Вараку, Наволок, Зелениху, Подвараку (редко употреблялось) и Занаволок.
Селение со временем разрасталось, появились порт и лесозавод. В 1916 году построена железная дорога. Депо и станция Кандалакша были вначале в районе порта. Железнодорожный поселок, остатки которого сохранились около нынешнего рыбоконсервного комбината, назывался Тысячные Бараки. Название это закрепилось за бараками по верстовому столбу, который указывал расстояние от Петрограда до Кандалакши - тысячу верст.
Позднее железнодорожная станция была перенесена от села примерно на три версты. И эта часть поселка долго называлась Третья Верста. Можно было часто слышать подобный разговор местных жителей: "Дак далеко ли пошел, паря?" - "Да на Третью Вёрсту"...
На месте, где сейчас лесобиржа и механический завод, в двадцатых годах появился Латышский поселок, или официально поселок имени Рудзутака. Образовали его латыши- колонисты, занимавшиеся промыслом и копчением сельди. К ним часто приезжал в гости Я. Э. Рудзутак, останавливаясь у одного из жителей Латышского поселка - К. П. Кибермапа.
Промежуток между Третьей Верстой и Тысячными Бараками постепенно застраивался, и возникло деление на Верхнюю и Нижнюю Кандалакшу.
Дорога, что шла от села Кандалакши до теперешнего стадиона вдоль реки Нивы, называлась Лесной дорогой. И действительно, длительное время она проходила по незастроенной части Кандалакши через низкорослый болотный лесок с высокими соснами на буграх.
Шло время. Село превратилось в город. И хотя в нем давно есть названия улиц, но все же деление его на условные районы: Верхняя, Нижняя, Порт, Деревня, Нива-3 - осталось в обиходе.
И такое явление можно наблюдать в любом населенном пункте. Где вы в Москве найдете официальное название Измайловский район, район Ленинских гор и т. п.? В так называемое Измайлово входят, например, территории трех районов города Москвы. Но для ориентировки такое условное деление (порой используемое и в официальных документах и периодической печати) очень удобно и будет жить долго.
Наверное, в этой главе уместно рассказать и о реке Ниве, на которой стоит город Кандалакша. Река эта поистине необычная.
Название ее нередко объясняют как быстрина, по- саамски - ньявв. Очевидно, в русском произношении оно звучало как ниявв, затем нияв. Но до знакомого нам названия тут еще далеко. И немалый путь должно было пройти саамское слово, чтобы приобрести привычное - Нива. Объяснение это заманчиво.
А возможно, все было гораздо проще. У поморов слово нива означает порог на реке. Возникает вопрос: а почему порог дал имя реке? Нива, сравнительно небольшая по длине (32,5 километра), имела около 150 порогов и порожков. На каждый километр реки приходилось более четырех порогов. Старожилы Кандалакши еще помнят те времена, когда не было Нива ГЭС-2 (эта станция построена первой). Река тогда в районе Кандалакши представляла собой сплошной поток пены. Первый, если считать по течению реки, спокойный участок - Плесозеро - был удален от устья. Сюда, вероятно, вначале и пришли новгородцы. Шум от реки, особенно летними ночами, был слышен далеко, а вблизи заглушал обычную речь. Это, естественно, поразило пришельцев, и они назвали реку Нивой, то есть Порогом. Вообще-то слово нива в поморскую речь со значением порог, вероятно, пришло из саамского языка. По мнению крупного финского специалиста саамского языка Тойво Итконена, топоним Нива заимствован из карельского языка.
Река вытекает из озера Имандра. Место выхода любой реки или ручья из озера поморы называют зашейком (изредка зашейком называется и водное пространство в устье). Этот термин дал имя и поселку, и станции Зашеек.
До постройки гидроэлектростанций река впадала в Кандалакшскую губу между двумя наволоками: слева Монастырский, а справа - Зелениха. В самом устье реки около отвесной гранитной стенки Монастырского наволока располагался порог Печка. Особенно бурливым этот порог был на куйпоге, то есть на убылой воде.
На своем пути река протекала через два озера - Пиноэеро и Плесозеро. Кроме этих озер река образовывала ряд спокойных участков течения - небольших плесов, сменяющихся стремительными порогами: Телеграфным, Пинозерским, Юрьевым и другими.
Название стремительного Телеграфного порога появилось или после постройки, или в период постройки телеграфной линии связи.
Пинозерский порог назван по озеру, над которым возвышается Пино-тундра. Топоним Пинозеро смешанного происхождения, что мы уже неоднократно наблюдали. Состоит он, как нам представляется, из саамского слова пингк (сложное для русского произношения сочетание звуков окончания -гк здесь утрачено со временем) и русского номенклатурного слова озеро. В переводе на русский язык пингк означает ветер. Таким образом, получается Ветреное озеро. Действительно, лежит оно в долине, по которой свободно разгуливают Северные ветры с Имандры.
Следующий большой порог, нарушающий плавное течение реки, - Юрьев. Нива здесь сужается до 30-25 метров (самое узкое место реки у истока ее из Плесозера 25 метров). За Юрьевым порогом река расширяется до 75- 100 метров, но поток ее, бурный и порожистый, образует причудливые стремнины.
Услышав название порога, невольно можно подумать, что он принадлежал какому-то Юрию или погиб в нем Юрий. Форма названия - Юрьев - говорит о принадлежности кому-то этого порога, в прямом или переносном смысле. Однако топоним Юрьев появился явно в результате переосмысления значения финского слова юрью (грохот). Слова юрью и юрьев очень близки по звучанию, но совершенно не сравнимы по смыслу. В названии Юрьев, как мы видим, утеряно истинное имя порога. По-русски следовало бы его назвать Грохочущий.
Ныне большинство порогов на реке исчезло, в связи с тем что она перегорожена плотинами трех электростанций: Нива-1, Нива-2 и Нива-3. После Нивы-2 река вообще уходит под землю, в канал и впадает в Белое море в совершенно новом месте.
ЧТО ГДЕ ПРОМЫШЛЯЛИ?
Первые жители на Кольском полуострове поселились около восьми тысяч лет назад. Историки уже достаточно изучили, как они совершенствовали орудия рыболовства, зверобойного промысла и охоты, как развивались сами промыслы. Ко времени поселения новгородцев (первая половина XV века) коренное население полуострова уже знало немало богатых рыбных мест и охотничьих угодий. И все они, бесспорно, имели названия. И поскольку основными занятиями жителей Мурмана были рыболовство и охота, "охотничьих" и "рыбных" топонимов можно встретить достаточно много.
Возьмем, к примеру, "рыбные" топонимы. Тут и река Рыбная Шушпаниха, впадающая в губу Шушпаниху Кандалакшского залива; и Рыбное озеро в бассейне реки Варзуги; и Рыбный ручей - приток Варзуги; и Рыбный ручей, впадающий в губу Турну (северная часть Белого моря близ мыса Большой Городецкий). Все эти названия русские.
Однако немало названий и саамских. Левый приток Поноя, текущий с Кейв, - Кульйок, или Кулийок, - в переводе па русский язык означает Рыбная река. В бассейне реки Восточная Лица есть озеро Кульявр, что по-русски будет звучать как Рыбное озеро.
Широко известен, не только в нашей стране, но и за ее пределами, полуостров Рыбачий, популярность которого особенно возросла после Великой Отечественной войны. Здесь, на скалистых берегах Баренцева моря, на дальних подступах к Мурманску, всю войну стояли наши мужественные воины.
С давних пор близ берегов Рыбачьего поморы ловили рыбу. Привлекали их сюда удобные бухты, климат, смягченный теплым течением, и хорошие промыслы трески. Уже в XVII веке тут было 16 рыбацких становищ со 109 промысловыми избами.
Долгое время Рыбачий назывался Мотовским наволоком. Составители "Книги Большому чертежу" сообщают, что "от морских пролив к речке Ситовке (Титовке. - А. М.) волок Мотка 15 верст. А промеж того волоку у моря Мотовской наволок". По-саамски муотьк, моатьк - тайбола, волок, перешеек. По этому перешейку поморы и саамы перетаскивали суда, что значительно сокращало путь. Впоследствии залив, расположенный между Рыбачьим полуостровом и материком, получил название Мотовский, а близлежащие губы - Большая и Малая Волоковая.
С XVI века уже встречается название Рыбачий полуостров. Так, Гюйен ван Линсхотен, один из участников голландской экспедиции 1594 года, видел "землю Кегот, называемую Рыбачьим полуостровом". Существование полуострова подтверждает и С. Бэрроу, который на допросе 23 июня 1576 года после путешествия к северным берегам России сообщает, что был в селении Кигор, а в своих дневниках за 1555 год упоминает Кегорский мыс. Известно, что в 1608-1611 годах на северной оконечности полуострова существовало крупное рыбацкое становище из одиннадцати изб и называлось оно Кегоры. Гюйен ван Линсхотен, очевидно, ошибочно называет Кегоры - землей Кегота.
Однако существовало и такое название - мыс Кегот (ныне Кекурский, который расположен на северной оконечности Рыбачьего полуострова). Мыс этот отличается причудливыми островершинными черными утесами. Такие столбообразные скалы поморы называли кекурами.
А кегорами у поморов именовались оленьи пастбища. Вероятно, жители становища Кегоры занимались не только рыбной ловлей, но и держали оленей. А может, вблизи становища были хорошие пастбища, принадлежащие саамам.
И в годы Советской власти продолжают рождаться "рыбные" топонимы, так как рыбная промышленность остается ведущей в экономике Мурманской области. В селе Титовке в 1929 году был организован рыболовецкий колхоз "Рыбацкий труд". Происхождение названия его никаких сомнений не вызывает. С 1931 года в селе Чаваньге (Терского района) существует колхоз "Беломорский рыбак".
"Рыбные" топонимы в отдельных случаях доносят до нас сведения и о том, что промышляли наши предки. Например, саамы, жившие на берегах озера Имандра, ловили преимущественно кумжу, щуку и гольца; на Ловозере - кумжу, окуня и гольца.
До тридцати гидронимов имеет в своей основе название кумжи. Можно встретить и Кумжи-вараки, и Куможьи тундры, и Кумужий остров (на Экостровской Имандре). В бассейне реки Кицы близ озера Кувъявр (Кумжевое озеро) возвышается гора Кувчу-айвенч (Кумужья гора). И вараки, и горы получили названия от ручьев, рек и озер.
Многие водоемы названы в честь "царицы рыб" - семги. Это - Семожное озеро в бассейне реки Туломы; Семужье озеро близ озера Имандра; Семужье (Семужное) озеро в бассейне реки Поноя (это озеро имело и саамское название - Нялъявр, что в переводе - Песцовое озеро); Семужья река - приток Bыхчйок, впадающий в Иокангу (имеет еще и саамское название - Экскйок, переводится оно как Годовое озеро - по- видимому, озеро, арендованное на год). Два Меженных островка в Порьей губе названия получили, очевидно, от межени - мелкой семги, которую ловили с июня до августа. Река Лузенга, видно, была богата семгой, так как название это переводится как Семужья река (в кильдинском диалекте семга - лусс, множественное число - луз). А суффикс -енга здесь топонимический формант.
(Формант - часть слова, служащая для словообразования и словоизменения).
И хариусу посвящено немало как саамских, так и русских топонимов. Можно встретить и Гарьюсное озеро, и Гарьюсный ручеек, и Хариусову реку наряду с Севельявром, Севельяврйоком (Хариусово озеро и река Хариусового озера). Несколько переделанное русскими Савельяврйок. - тоже река Хариусового озера.
А русских Щучьих озер, ручьев и островов гораздо больше, чем саамских: Нуккешсуол (Щучий остров), Нуккешявр (Щучье озеро). Порой существуют одновременно и саамское название, и полностью соответствующее ему русское. Например, Щука-ручей и Нуккешяврвуой. В Собачью губу, которая лежит у северных берегов Монче-губы озера Бабинская Имандра, впадает безымянный ручей. Он вытекает из небольшого озера Голодной Щуки (саамы называют его Нелькнукшияуренч). И таких топонимических калек, как мы не раз убеждались, в топонимах Мурмана немало.
(Калька - точный по смыслу перевод названия на другой язык).
Географические названия, подобно справочнику, сообщают многие подробности о водоемах. Так, в реку Ноту впадает река Кацким, а в 85-ти километрах от бывшего селения Ристикент лежит озеро Кацкимозеро. И топонимы говорят нам, что дно этих водоемов задевистое (кацкес - по- саамски). Озеро Сильявр переводится как Скудное озеро, в данном случае - бедное рыбой.
Присмотревшись внимательно, мы найдем на Мурмане немало топонимов, посвященных и другим рыбам: сайде, сигу, плотве, окуню, пинагору и даже омулю. Но мы не будем останавливаться на них, так как указывают они, в основном, на хозяйственное значение географического объекта.
А вот топонимов, которые в основе своей содержат имя трески, насчитываются единицы. Этой рыбы всюду добывали так много, что у первооткрывателей не возникало мысли присваивать объектам "трещачьи" названия. Обычно названия даются по каким-то отличительным признакам, а треска ловилась вдоль всего побережья Кольского полуострова. Так, Тресковая губа близ Порьей губы упоминается уже в XVI веке; название ее связано с хорошими уловами трески в этой губе по сравнению с уловами в других губах, освоенных новгородцами на Терском берегу.
Примерно в десяти километрах от Мурманска расположен Пинагорий мыс. Но название это не связано с рыбой пинагором. Оно было дано по имени богатого Кольского жильца Пинагорева, промышлявшего здесь в начале XVII века.
Между губами Титовка и Западная Лица лежит небольшая губка Пикшуева, около нее - Пикшуева гора и Пикшуев мыс. Гора и мыс получили названия от губы. Кроме того, мыс имеет и второе название - Тонкий Нос (двойные названия объектов - не редкость в топонимике Кольского полуострова). Губа же, по нашему мнению, названа по фамилии зажиточного помора Пикшуева, который в течение многих лет ловил тут рыбу.
Топоним состоит из саамского названия Лопенярк (Тонной наволок) и русского окончания -ский, придающего слову русский вид. Лопеняркский мыс расположен чуть выше впадения в реку Поной притока Лопенярки: ниже устья реки Лопенярки находится Лопеняркский порог. Иногда объясняют топоним Лопеняркский как Ольховый. В этом случае берут за основу саамское слово лиехпе - ольха. По нашему мнению, это неверно.
Губка Уппова в губе Канда около Кандалакши славилась хорошими уловами окуней и щук, а осенью - и сигов. Вначале она называлась Вуппова, но в результате фонетической адаптации звук -в в начале слова был утрачен. Однако старики поморы еще иногда называют ее Вуппова, в русском переводе - Тонная губка. И значит это, что в любом месте на берегах ее можно пригонять невод.
В топонимах Кольского полуострова встречаются и сложные "рыбные" названия. В верхнем течении Лоты находится озеро с длинные названием Шапошвуэскяур. На русский язык оно переводится как Сижковое и Окуневое озерко.
Немало рек, озер, губ и наволоков получили названия от рыболовных принадлежностей и снастей.
Название губы Вирма, лежащей недалеко от Кандалакши, по-русски означает Сеть-губа. В эту губу впадает речка Вирма. В губу Вирма озера Ловозеро впадает река Вирма, что по-русски тоже Сеть-река. А недалеко от нее в озере (Ловозеро) лежит остров Вирмасуол. На водоразделе систем рек Ваенги и Средней одна из гор называется Вирмуайв- Тундр, что по-русски будет Тундра Сеть-река.
А Сеть-наволок, лежащий между Кольским заливом и губой Ура, вероятно, образец переосмысления русскими саамского названия. Он нередко называется Седь наволок, и это убеждает нас, что рыболовная снасть - сеть - тут ни при чем. И название это произошло от саамского слова сейд - священный камень, а русские превратили его в седь, а потом и в сеть.
Саамское слово нота переводился как невод. Многие гидронимы образованы от этого слова: на берегу Чунозера - возвышенности Сейднотчорр (хребет Сейд-невод), а опускающийся к озеру склон ее - Сейднотлаг (Нишеобразный склон сейд-невода). Это чисто саамские названия. И трудно утверждать, имеет ли невод в этих случаях какое-то культовое значение.
Еще сегодня живут в обиходе названия Вешальи наволоки, хотя давно нет в помине вешалов для просушивания рыболовных снастей. Чтобы сети сохли быстрее, их обычно устанавливали на мысах, продуваемых ветром. Топонимы такого типа называют реликтовыми, они сохранили память о местах былых промыслов. Между селениями Гремиха и Иоканга было расположено даже селеньице Вешала. Возвышенность Олкуайв напротив устья Уймы (система реки Вороньей) донесла до нас, что здесь были когда-то грядки (олк - по- саамски) для сушки сетей.
В озеро Бабинская Имандра вдается Удебный мыс, называемый саамами или Уанкунчнярк (Удебный мыс), или Уонганярккенч (мыс Рыболовного крючка). Удебный наволок есть и в Княжой губе озера Экостровская Имандра. А удами в старину называли рыболовные крючки.
Широко распространен был на Кольском полуострове лов рыбы в специальных заборах, о которых рассказывается в главе о происхождении названия реки Колы. И это нашло отражение в топонимике: Заборный остров в истоке Туломы; Заборный падун на реке Западной Лице; Заборные пороги на реках Умбе, Кице и других; Заборный ручей - приток Чаваньги.
С помощью заборов рыбу промышляли в реках, в морях же треску ловили ярусом. Для наживы кроме мелкой рыбешки использовали и морских червей. Четыре Червяные губы, Червяное озеро, вероятно, отличались обилием морских червей, их копали специальными вилами при убылой воде.
(Ярус - длинная веревка, к которой привязывали тонкими поводками - форшнями до тысячи крючков, а на них наживляли мойву, песчанку или червей).
Берега и дно одного из притоков Иоканги бывали часто усеяны рыбьей чешуей, и, возможно, поэтому саамы назвали его Чимскйок. (река Рыбьей Чешуи). А может, образование топонимов шло и не так, как мы предположили.
Река Кица из системы реки Колы протекает через озеро Чумъявр. Но это название не означает, что на берегу озера стоял чум, как может показаться вначале. Название это чисто саамское и в переводе на русский будет - озеро Рыбья Кожа. Здесь, вероятно, мы вновь встречаемся с тотемом.
Немаловажное значение в жизни населения Кольского полуострова имели тюленьи и моржовые промыслы. Топонимика сохранила известия и об этой стороне хозяйственной деятельности поморов и саамов.
О тюленьем промысле напоминает нам группа островов, носящих название Сальные. Цепочка их протянулась вдоль восточного конца острова Оленьего, который лежит напротив Кандалакши. По одному Сальному острову расположено в Кольском и Иокангском заливах. В акваторию Кольского залива между губами Средняя и Ваенга вдается Сальный мыс, название которого сохранилось с XVI века. Остров Сальница есть в губе Ковда. Все эти топонимы свидетельствуют о больших количествах тюленей, водившихся на перечисленных островах и мысах. А почему мы так считаем? Да потому, что раньше у поморов тюлень назывался сало. Следовательно, Сальные означают Тюленьи. Но не всегда.
Между озерами Имандра и Нотозеро возвышаются Сальные тундры. Называются они так в связи с тем, что здесь были отличные оленьи пастбища и, согласно преданию, тут водились особенно жирные дикие олени.
Гора Сальница, Сальницкое Верхнее и Нижнее озера, река Сальница в районе Кандалакшского залива, вероятно, названия свои получили по поселению Сальница. В "Сотной" от 6 мая 1575 года из писцовых книг Василия Агалина на Варзужскую волость в перечне рыболовных тоней указана "тоня в Сальницах". А название поселения произошло от сальниц - ям, куда свозили сало (снятые тюленьи шкуры со слоем жира).
Один из видов тюленей - морского зайца - саамы называют айна, айн. Вероятно, Большой и Малый Айновы острова близ полуострова Среднего названия получили по удачным промыслам этого зверя. К слову сказать, острова эти славились и морошкой, которая считалась самой вкусной по всему Мурманскому побережью, и ее коляне временами поставляли в Петербург.
Несколько топонимов образовано от названия морского зверя - нерпы: губа Нерпичья в губе Дроздовка, к востоку от устья Иоканги существовало небольшое селение Нерпичья Губа, Нерпичья банка в губе Западная Лица. В губу Мотка на Рыбачьем полуострове вдается мыс Рокапахта, а недалеко от него стоит юра с таким же названием, точнее - холм высотой 150 метров. В переводе эти названия, с некоторой оговоркой, означают - Нерпичья пахта. По-саамски нерпа - рокк, а здесь слышится - рок, с одним -к. Такое явление наблюдается нередко, когда один из сдвоенных согласных при произношении, особенно на другом языке, исчезает, вернее, не улавливается. В названии Роккозеро (бассейн реки Ноты) сочетается саамская основа рокк и русское номенклатурное слово озеро.
О том, что у берегов Кольского полуострова водились киты, напоминают многие топонимы с основой кит или тит. В Мотовском заливе есть губа Титовка, или Титовская губа. Раньше она называлась Китовка, или Китовская губа, наряду с Валеслухт.
В море на промысел китов саамы не выходили, так как китов довольно часто выбрасывало на берег, и тут туши быстро разделывали. Места, где чаще выбрасывало китов, саамы и называли китовыми.
Микротопонимы и многие топонимы - нередко свидетели определенного времени. Порой они могут быть приравнены даже к письменным источникам. Например, очень хорошо ловилась егорьевская селедка (называлась она так потому, что подходила к берегам весной, в день празднования святого Егория) в районе Кандалакши, на тоне с названием Валас-ручей. Топоним этот состоит из двух слов: искаженного саамского валас (валес) - кит и русского - ручей. В топонимике широко распространены названия, состоящие из нескольких слов двух языков. И Валас-ручей не является в этом исключением.
Но вот "китовые" названия в озерах Имандра и Нотозеро трудно увязать с китовым промыслом. Здесь они могли появиться только в связи с похожестью, с точки зрения первоназывателей, очертаний губ, мысов и других объектов на китов. В средней части озера Бабинская Имандра расположен мыс Кит-камень (по-саамски - Валескетьк, или Валескетькнярк). На Нотозере с давних пор один из мысов носит название Валеснярк (Китовый наволок), и по нему, вероятно, близлежащая губа получила название Валеслухт (Китовая губа).
Олень в жизни саама, да отчасти и помора, играл немаловажную роль. И топонимика донесла немало названий, топооснову которых составляют слова "оленьей" терминологии. Одних только Оленьих островов насчитывается около двух десятков, а если сюда присоединить Оленьи губы, наволоки, ручьи, реки, горы и поселения, то в общей сложности их наберется до полусотни.
Вот встретили мы название Пуадзсуэл. По-саамски это Олений остров. К западу от железнодорожной станции Пулозеро возвышаются Оленьи тундры, называемые саамами Пуадзъпахк, в дословном переводе - Оленья голая гора. Недалеко от Монче-губы, в предгорьях Монче-тундры, расположены Оленьи тундры, называемые саамами Пуадзуайвенч (по-русски - Оленья вершинка).
В реку Ноту с правой стороны впадает речка Гирвас, около Кандалакши с древних пор существует Гирвасово (Хирвасово) болото, речка Гирвас вытекает из Гирвасозера; в северной части озера Бабинская Имандра есть Хирвасов остров (параллельно существует саамское название его - Сирвессуол). В южной части той же Бабинской Имандры против губы Кислой лежит остров, имеющий сразу три названия - Сирвиссуол, Сервис-остров и Гирвасный остров. И таких примеров можно привести еще много. Что же дает нам повод объединить эти топонимы в одну группу? Объяснение тут простое. По-саамски сэрвес - олень- самец, то же значение имеет и поморское слово хирвас, или гирвас.
Есть слово алт - важенка (самка оленя). От него образованы топонимы: Алтпакенч (Важенкина голая гора - в верхнем течении Кицы), ручей Алтпакый - левый приток Иоканги (ручей Важенкиной горки); Алтъяерйок - правый приток Териберки (река Важенкиного озера).
Напротив Кандалакши за заливом высится гора Небла, снискавшая недобрую известность тем, что о ее вершину разбился дирижабль, летевший снимать папанинцев со льдины. В диалекте кандалакшских поморов только что народившуюся оленью самочку называли довольно редким словом - небла. И от него, очевидно, произошел этот топоним.
Название губки на берегу озера Большая Имандра - Восьвупилухтьшч - сообщает, что это Пыжикова тоня- заливчик. Пыжиком зовут теленка оленя в возрасте до четырех месяцев.
В топонимике оставил след и олень-первогодок - лухпель, или лоппель (по-поморски - лопанка). Близ станции Лопарская на берегу реки Колы стоит небольшая Гора Лоппельвыд, на левом берегу реки Уры находится Лоппельуай-тундра, в губу Суппълухт Экостровской Имандры вдается мыс Лоппнярк.
Название оленя-самца второгодка - урак - основа топонима Урачье озеро, и не исключена вероятность, что названия реки Ура и губы Ура обязаны тоже слову урак.
Саамский топоним Выбрасгардуэй состоит из трех слов (выбрас, вьэберс - олень-самец третьегодок, гард - ограда, загородка и уэй - ручей) и в переводе на русский означает Ручей ограды оленя-третьегодка. Название оленя- самца в возрасте от трех до четырех лет на саамском языке - шалмат, шалмот. А отсюда и Шаломотъявр в истоке Лиходеевки, впадающей в Горло Белого моря, и озера Верхнее и Нижнее Шальматъявр (Шальматозеро) в верховьях Ивановки, впадающей в Ивановскую губу Западного Нокуевского залива Баренцева моря.
В разных районах Кольского полуострова встречаются названия с топоосновой ангесь и гангас. Ангесьссавны - плесо на реке Вороньей ниже порога Медвежьего. Ангеськуцкет - перешеек у Поперечного наволока на северном берегу Монче-губы. Ангеськьеччапакенч - горка в восточных предгорьях Чуна-тундры в верховьях горы Курковой. И еще несколько озер и рек с этой топоосновой. В Кандалакшской губе расположены губка Гангасиха, островок Ганга, или Гангасиха, гора Гангас-варака, разъезд Гангас на Октябрьской железной дороге. Почему ангесь (аггесь) и его русские (поморские) варианты были удостоены такого виимания? Саамы словом ангесь (аггесь) называли изгородь с веревочными или кожаными петлями, куда загоняли оленей и где ловили их. А поморы гингасами называли петли для ловли оленей.
Совершенно ясно, что "оленьи" топонимы появились в результате длительных наблюдений саамов, возможно и не одного поколения, за жизнью, привычками оленей. Предки наши знали, например, где отдыхают олени-самцы перед гоном. И полюбившуюся им вараку у берегов Вите-губы озера Большая Имандра назвали Арваренч - Горка отдыха оленей- самцов перед гоном.
Олени-хирвасы (ирвасы), чтобы привлечь внимание самок, во время гона издают призывные звуки.
Этот свадебный рев оленей поморы назвали рехканьем. А саамы рехкающего хирваса - реут, или рефт. А значит, Реутвыд, Реутпахк будет гора рехкающего хирваса, а Реутчокки - пик рехкающего хирваса. Наряду с саамскими названиями встречаются и поморские с этой топоосновой: Рехкальная барака, ручей Рехкальной вараки.
Перед откочевкой на новые пастбища олени собирались в определенных местах для отдыха. Об одном из таких мест сообщает нам топоним Арвельтемъявр (озеро в системе правых притоков реки Западной Лицы).
Нередко можно встретить названия, содержащие в качестве топоосновы саамское слово кацким. В отдельных случаях оно, на наш взгляд, производное от слова кацкед - кастрировать оленей путем перегрызания. Вероятно, в названии Кацким-тундра (в верховьях реки Кацким) отражена эта зоотехническая операция оленеводов, проводившаяся здесь.
Многие топонимы засвидетельствовали качество оленьих пастбищ. Ранее мы упоминали Сальные тундры.
Но кроме чисто русских названий сохранилось немало и аналогичных саамских.
У саамов слово пуйт означает сало. Следовательно, в тундрах Пуйдпахк и Пуйтепахк (Сальная возвышенность) олени быстро нагуливали жир.
Возьмем теперь такие объекты: Партолейок - правый приток реки Купы, впадающей в озеро Бабинская Имандра; Партомпорр (Партэмпорр) - гора в восточной части Хибин недалеко от Умбозера; целый горный массив Партомчорр в центральной части Хибин. По-саамски портом - кормлю, а партэм - кормление. Можно допустить, что на этих горах и горных массивах, да и у реки Партомйок, были хорошие пастбища, где кормились олени. Однако этот глагол (партом) в большинстве случаев употребляется по отношению к человеку. И если вспомнить этнографию, то саами вряд ли кормили оленей, олени кормились сами.
Для домашнего скота поморы и саамы запасали сено. Много пожен и теребов разбросано по островам и берегам водоемов. Каждая пожня имеет свое название (по губке, близ которой находится, по приметному ориентиру, по имени владельца и т. д.). В некоторых местах сенокосные угодья выделены особо: недалеко от юго-западной оконечности острова Шалим в Ура-губе лежат три островка - Сенные луды; губа Сеннуха в Мотовском заливе и остров Сенной в Кольском. В северном конце озера Ловозеро расположен остров Неормсуол, переводится это название как Остров с заливными лугами.
И лингвистическая ценность этих названий в том, что они идут из самых глубин народно-разговорной речи.
Большой вред оленеводству наносили оводы. И особенно успешно размножались они на склонах вараки, называемой саамами Пораваракой, что в переводе на русский язык означает Оводовая варака. Невдалеке от нее находится губа Поарлухт (Оводовая губа) и мыс Поарнярк (Оводовый наволок).
Северный олень круглый год питается подножным кормом. Зимой он выкапывает его из-под снега передними копытами. И название Куайвесьварь (вараки на берегу реки Чуна) означает Варака, где олени копали ягель из-под снега.
А вот названий, связанных с домашним северным оленем, сравнительно мало: долгое время оленеводство имело здесь лишь транспортное значение.
Об охотничьих промыслах напоминает несколько топонимов. Ручей, впадающий в Тулому, называется Палгасуэй (в переводе с саамского - ручей Тропа). Возможно, здесь когда-то была охотничья тропа. К северу от станции Хибины в озеро Большая Имандра вдается Пасть-наволок. Пасть - по- поморски капкан. А саамы этот наволок звали Ретнярк, что переводится тоже как Капкан-наволок. Здесь мы опять наблюдаем обычную топонимическую кальку, каких немало в топонимике Кольского полуострова.
Название острова Ряшков, расположенного километрах в двадцати от Кандалакши, примечательно тем, что в нем трудно уловить саамскую основу рьашк - стрелять. Первоначальное саамское название настолько русифицировалось, что топоним этот ничуть не отличается от русских названий островов и островков, которые даны по имени или фамилии владельца, охотника и т. д.
Что Хибины были одним из районов охоты, подтверждает название хребта в восточной части Хибинских тундр - Эвеслогчорр. Эвес - по-саамски пища, запасаемая охотниками в месте охоты. А топоним этот в русском переводе будет выглядеть так: Хребет с пологими склонами, где охотники запасали пищу на месте охоты.
Условия зверобойного и рыболовного промыслов требовали надежных судов, и строили поморы довольно-таки неплохо. Так, флагманская каравелла Колумба "Санта-Мария" имела водоизмещение до 240 тонн, две другие каравеллы его: "Нинья" - 100 тонн, "Пинта" - 60 тонн. "Святой Антоний" Магеллана обладал водоизмещением 120 тонн. А поморские лодьи подобного класса строились водоизмещением 200-300 тонн. Таким образом, они не уступали иностранным судам по водоизмещению, а по скорости хода, согласно свидетельствам иностранных моряков, превосходили их.
Не одни только лодьи строили поморы. Они изготовляли и карбасы, и кочи, и ёлы, и шняки.
О существовании лодей напоминают Ладейная губа у входа в Кольский залив, Ладейная губа в Териберской губе, поселок Лодейное в одноименной губе, Лодейный остров в Кандалакшскои губе. Губы Лодейные получили названия, вероятно, потому, что в них мореплаватели находили удобные стоянки для лодей. Об этом сообщают и описания Ф.П.Литке, М.Рейнеке, и лоции, и рассказы поморов. А название селения появилось значительно позднее и пошло, вероятно, от губы.
Лодейный остров в Кандалакшской губе расположен напротив Осинового наволока, отделенного от острова широкой салмой. А какая связь между лодьей и осиной? Дело в том, что основой для так называемой "набойной лодьи" служило осиновое бревно. Из него сооружали лодку- долбленку. Затем, когда эта лодка была готова, - а процесс изготовления тянулся долго, начинаясь еще тогда, когда осина была на корню, - возводили корпус.
И наволок назван Осиновым неспроста. Осины много и на других наволоках, а на этом, очевидно, росли когда-то могучие осины, пригодные для строительства лодей.
Островок Лодейный в Кандалакшском заливе стоит в губе Канда и ничем особенным не выделяется. А назвали его Лодейным, возможно, потому, что здесь удобно было строить лодьи.
Лежащий недалеко от Кандалакши Радужный наволок таит в себе интересные сведения о поморском судостроении. Радужным его назвали гидрографы, писавшие лоцию. А в старину его называли Равдужным наволоком. Гидрографы сочли, что в название, услышанное от стариков, вкралась ошибка - лишняя буква -в. Действительно, если считать, что название произошло от слова радуга, то они правы. А почему в старину оно произносилось Равдужный? И какое отношение этот топоним имеет к судостроению? Длительное время на поморских судах использовали замшевый парус, изготавливавшийся из оленьей шкуры. А замша эта называлась равдугой. Так вот Радужный наволок правильнее будет Равдужный, то есть Парусный: наволок Паруса из равдуги или наволок Паруса из ровдуги (чаще оленью замшу называли ровдугой). В те времена льняное полотно было привозным, и паруса нередко дешевле было шить из ровдуги.
И сам парус оставил след в топонимике. Есть Парусная гора к западу от Семиостровского погоста и Парус-наволок на реке Туломе; до 1936 года на реке Туломе было селение Парус-Наволок. Около озера Кеттельявр в бассейне реки Уры находится тундра, называемая саамами Поррьяспахта-тундра. В систему левых притоков той же реки вливается озеро Поррьясъявр. Основой этих саамских топонимов является слово поррьяс - по-русски парус. А возможно, топонимы Парусная гора, Парус-наволок, Поррьяспахта-тундра возникли в связи с похожестью на парус географических объектов, которым присвоены такие названия. А озеро названо по горе, на склоне которой оно расположено.
Порья губа в Кандалакшском заливе - скорее всего, русификация саамского Поррьяслухт, то есть Парусная губа.
Карбас-наволок на юго-восточном берегу Кольского залива напоминает о поморском судне - карбасе. В XVII веке на этом наволоке муномошским лопарям принадлежала тоня. Но трудно сказать, они ли дали название наволоку. А вот топоним Карбасное озеро, из которого вытекает река Морейок, говорит сам за себя. Здесь строили карбасы и по реке сплавляли их в Ловозеро.
Около Кислой губы озера Имандра стоит гора с названием Лайтратенваренч, в переводе на русский - гора, где делали доски для лодок. О существовании лодок напоминает один лишь топоним - ручей Лодочный. Ручей этот впадает в Белое море между селами Кашкаранцы и Кузомень.
Кочинный мыс на Терском берегу увековечил память о кочах (разновидность лодей), длительное время "бегавших" под парусами по Белому морю и другим северным морям. Запретил строительство их Петр I, который потребовал постройки судов более совершенного типа.
( Поморы говорят "бежать", а не "идти" под парусами).
Ходили по северным морям быстроходные корабли - шхуны. Варака па правом берегу Вороньей отдаленно напоминает шхуну, и, вероятно, поэтому он было дано название Шхуна-варака.
Слово корабль входит во многие топонимы Кольского полуострова. Только одних Корабельных губ до десятка. И Корабельная Малая река на Рыбачьем полуострове, впадающая в безымянную губу между мысами Городецким и Монастырским, получила название из-за удобства стоянки в ней судов. А вот река Корабельная, впадающая в Малую Корабельную губу Мотовского залива, названа по губе. Река эта имеет второе название - Зубовка. Ручей Корабельный, впадающий в бухту Озерко Мотовского залива на Среднем полуострове (другое название - Ручей Неупокоева), назван был так, видно, за то, что из него брали хорошую пресную воду для кораблей. Несколько мысов именуются Корабельными, а мыс между устьем Варзуги и селом Кашкаранцы носит имя Корабль - очевидно, за сходство с кораблем.
Почти в самом куту (конце) губы Канда очертания островка похожи на трехлопастный гребной винт - и остров назван Трехлопастным, в старину же его именовали Станичным - в связи с тем, что, приезжая на промыслы, рыбаки обычно основывали стан на одном из мысов этого островка, считая его центром (столицей) акватории, где промышляли рыбу. Здесь оставляли имущество, сушили сети, здесь же и хранили рыбу. Изредка называли островок и Столичным.
О занятии жителей Кольского полуострова жемчужными промыслами рассказывают топонимы: Жемчужный наволок: Большая и Малая Жемчужные губки в Шараповой губе Кандалакшского залива; Жемчужное плесо на реке Умбе выше Канозерского порога; Жемчужный наволок на реке Варзуге; Жемчужный ручей, впадающий в Тик-губу озера Экостровская Имандра.
До 1937 года на реке Туломе существовало селение Кальчкентище. В поморском диалекте кентище означает место, где раньше находилось селение, жилье или стоянка саамов. А саамы словом кальч называли жемчужную раковину. Таким образом, топоним состоит из русского и саамского слов и доносит до нас известие о том, что люди, жившие в этом селении, занимались жемчужным промыслом.
В конце XVI - начале XVII века на Севере значительно было развито солеварение. Соль шла не только на собственные нужды, но и составляла значительную статью дохода, развозилась по разным городам и торгам Московского государства. Солеваренное производство находилась в основном в руках богатых монастырей. Вываривали соль в усольях (поселениях с жилыми и производственными помещениями). Центральное место в усолье занимала варница. В каждой из них, как правило, было по одному црену, но встречались варницы и с двумя цренами. Кроме варницы в усолье были кузница, мельница, жилые и надворные постройки, склады н бассейн для соляного раствора.
(Црен - металлическая плоская сковорода для выварки соли площадью 140 - 150 кв. метров).
На Варничном мысу (расположен в черте города Мурманска) в XVI веке промышленники Строгановы построили варницу, которая позднее, в XVII веке, перешла во владение Печенгского монастыря. Варничный ручей назван тоже по этой варнице. На Варничном наволоке в Кандалакшской губе была варница Кандалакшского монастыря. Губа Варничная близ Ковды также названа по варнице, находившейся в ней. Всем известна и сопка Варничная в Мурманске, на которой расположен телецентр.
Однако не все микротопонимы с основой варница сохранились до наших дней: в писцовых книгах их упоминается гораздо больше.
Но и дошедшие топонимы и микротопонимы показывают, что варницы были рассредоточены по всему побережью Кандалакшской губы, находились и в Кольском заливе. Расположение их было обусловлено и запасами топлива, и защищенностью акватории от ветров, и рядом других факторов. На одну варю требовалось от сорока до семидесяти кубометров дров. И, вероятно, "дровяные" названия первоначально были в основном даны тем местам, где запасали или просушивали дрова для варниц.
Долгое время на Руси вместо стекол в окнах использовали слюду. Немало ее вывозили и из нашей северной стороны. Топонимы, составной частью которых является слово слюда, можно встретить в любом районе Кольского полуострова. В верхнем течении Кицы, впадающей в реку Колу, стоит гора Слюданюн-тундра. Этот топоним русско- саамский и переводится как Тундра слюдяной отрог. В бассейне реки Печа высится гора Слюдяна-пахк-тундра - Слюдяная головершинная тундра. В районе Семиостровского погоста находятся Слюдяные вараки.
Названий мест, связанных с полезными ископаемыми, тоже немало: гора Железная Тундра недалеко от Кандалакши, Железная варака близ озера Большая Имандра, гора Железная на берегу озера Кодъявр (верховья реки Большая Ура), две губы Железных (одну из них, расположенную на северном берегу Экостровской Имандры, саамы называют Рувдлухт, или Реудлухт: рувть - по-саамски железо).
В районе Порьей губы в XVI веке монахи добывали медную руду. Возможно, в связи с этим одна из обрывистых скал была названа Медные Щельи.
Из озера Лайявр (Свинцовое) вытекает река Титовка, впадающая в Титовскую губу Мотовского залива.
И подобных названий особенно много появилось в послевоенные годы: станции - Титан, Апатиты, Нефелиновые Пески, Никель; ручьи - Никелевый, Железный, Магнетитовый..
Мы рассмотрели большое количество географических названий, образование которых связано с различными промыслами наших предков. И с уверенностью можем сказать, что почти нет названии простых, большинство из них требует для своего окончательного истолкования немалых усилий. Происхождение некоторых топонимов и сегодня остается неясным, и нет уверенности, что когда- нибудь смысл их будет раскрыт.

КРУГЛАЯ ГУБКА, КРАСНАЯ ЩЕЛЬЯ Первоназыватели довольно точно подмечали форму и характерные признаки географических объектов.
Несет свои воды река Поной, путь ей то и дело преграждают пороги. Одному из них дано название Кривой - за бросающуюся в глаза кривизну потока. Аналогичные названия порогов можно встретить и на реках Родвинге, Низьме (система реки Умбы), Варзуге, Кице. На реке Туломе в связи с постройкой Нижне-Туломской ГЭС порог Кривец оказался затопленным (саамы называли его Вояррькуошк - Виноватый порог, наверное, не без оснований). Есть несколько Кривых рек, Кривых ручьев. Этимология этих названий почти во всех случаях ясна.
В Горле Белого моря находится Русская Виловатая губа. Основанием для имени ее послужили два ручья, впадающие в нее, которые своими руслами напоминают двурогие вилы. Река Виловатая, впадающая в реку Вялу, название получила от реки Вялы (Вяловатая), а не от извилистости. Суффиксы -ватый, -ватая, - ватик в топонимике Севера широко распространены. Озера Верхнее и Нижнее Виловатые, через которые проходит река Виловатая, названы по реке.
Происхождение названий с основой виловатый можно объяснить и по-другому. Виловатая река до впадения в реку Вялу протекала через два озера. А по-саамски протока, проточный означает виельм, вияльм. В русской переделке саамское название превратилось в Виловатую. Это подтверждает и название Вилмуай - проточный ручей, впадающий в реку Пурнач (система реки Поноя).
Кудрявый порог на реке Муне (в системе реки Умбы), вероятно, поразил первоназывателей причудливыми завитками, появляющимися на бушующем потоке порога, и это послужило основой для такого красивого названия.
Название Круглая губка можно встретить почти в каждом водоеме. Очень простое и удобное в обиходе название. Несколько озер получили имя Круглое за почти круглые очертания берегов. Например, в системе реки Колы есть озеро Круглое. Но это настоящие озера. А вот в северной части Ловозера, недалеко от острова Круглого, лежит губа Круглое озеро. Это название, кроме того что засвидетельствовало округлый вид губы, похожей на озеро, интересно еще и тем, что оно не единично в своем роде.
Такого типа названий на Кольском полуострове сравнительно немало. Например, в систему самого крупного озера полуострова - Имандра - входят озера Большая Имандра, Экостровская Имандра и Бабинская Имандра.
Лежащий между устьем Кольского залива и Кильдинским проливом остров похож на огромный круглый камень и назван поэтому Кругляком. Две возвышенности (одна на западном склоне южной оконечности Волчьей тундры, другая - в бассейне левых притоков реки Курковой) саамы назвали Палвыд (Круглая, или Отдельностоящая гора) - за их куполообразный вид.
Существует значительная группа топонимов с саамской основой пырр, пиррь - закругляться, кругом, кружиться. Названия озер Верхнее и Нижнее Пиренгское (или Верхнее и Нижнее Пиренгозеро) из системы Экостровской Имандры означают - Закругленные. Название реки Пиренги тоже может быть переведено на русский язык как Закругленная река. И на реку перенесено название озер, из которых она вытекает. Однако могло быть и так: реке за отдельные излучины дали название Закругленная, а уж затем перенесли его на озера, питающие реку. Есть еще интересный вариант этимологии этих названий. Здесь, по преданию, когда-то "закружился", то есть заблудился, саам и погиб, и поэтому озера были названы Закругленными, или Закружившими.
Недалеко от устья реки Умбы находятся губы Большая и Малая Пирья. Основа их названия - только что рассмотренные саамские слова пырр, или пиррь - закругленный, переделанные русскими на свой лад. Расшифровываются эти названия как Закругленная Большая губа и Закругленная Малая губа.
А сколько островов с отвесными склонами, напоминающих кувшин (с точки зрения первоназывателей), были названы Кувшинами. Их около берегов Кольского полуострова насчитывается около десяти. А до 1938 года на одном из островов в северной части Кольского залива существовало селение Кувшин-Острое. Пролив между островом Кувшин, что в северной части Кольского залива, и материком называется по острову Кувшинская салма (салму изредка называют Кувашинской салмой, искажая название).
Названия, характеризующие величину географических объектов, также нередки в топонимике Мурмана. До двадцати объектов в составе своих имен имеют слово Большой. Такие топонимы чаще всего употребляются совместно с названием, содержащим слово Малый. Например, в Кандалакшской губе губа Большая Питькуля сочетается с Малой Питькулей. Кроме того, в названиях этих отражена и форма объектов: у карелов слово питкуля означает долгий предмет. Выходит, перевести эти названия можно так: Большая Долгая и Малая Долгая губы. Однако топонимом Большой не всегда обозначается наибольший географический объект.
В губе Кереть расположены две салмы: Большая и Узкая. Отличаются друг от друга они тем, что Большая салма - глубокая и относительно широкая, а по Узкой могут проходить лишь небольшие корабли с мелкой осадкой, так как она неглубокая и небольшая.
В группе подобных объектов встречаются обычно кроме Больших и Малых - Средние. Так, Сальные острова в Кандалакшской губе подразделяются на Большой, Малый, Средний, Избной и Тонной. Близ теперешнего выхода реки Нивы в Кандалакшский залив находится четыре Лупч-острова: Большой, Еловый, Средний и Малый.
Три озера Малевых, стекающих в Мончеозеро, называются Большое, Малое (по величине) и Среднее (по положению среди них, а возможно, и по величине, так как оно меньше Большого и больше Малого). А губа Средняя Салма, соединяющая Большой Керетский рейд с Керетской бухтой, названа так потому, что она лежит посередине губы. Таким же образом получили название многие Средние салмы, острова, корги и луды.
В ряду топонимов, отражающих величину объектов, немало Великих. В старину это слово означало большой. Остров Великий в Кандалакшской губе действительно по своим размерам превышает другие острова губы. Но в противоположность Великому в Кандалакшской губе есть скалистый островок Малый, находящийся против старого устья реки Нивы. Близ острова Великий приютилась небольшая луда с названием Величаиха. Салма (пролив), отделяющая остров Великий от материка, по острову названа Великой, хотя в Кандалакшской губе есть и более широкие салмы.
Около 30 названий, в состав которых входит слово долгий, насчитывается на Кольском полуострове. Тут и Долгая корга, и Долгий остров, и Долгая река, и Долгий мыс, и Долгая губа... Эти названия обычно даются узким и вытянутым географическим объектам. Много названий и с топоосновой длинный. Их встречается около десяти русских и более пятнадцати саамских. Из русских назовем Длинное озеро близ Мурманска (оно имеет и второе название - Овальное). Возможно, одному первоназывателю оно представилось узким и длинным и он назвал его Длинным озером, а другому, наоборот, округлым, и стало озеро Овальным.
Читая в газетах и книгах, слыша по радио название Кукисвумчорр, мы не задумываемся над тем, что же оно означает, - таким привычным и знакомым стало это слово. А в переводе на русский язык Кукисвумчорр означает Горный массив у Длинной долины. Недалеко от хребта тянется долина Кукисвум - Длинная долина. Здесь же течет река Кукисйок - Длинная река. Залив Кукислуутынч (Длинный заливчик) с одной стороны ограничивает мыс Кукиснярк (Длинный наволок). В верхнем течении реки Сыройок высится Кукиспахк-тундра (Длинная голая гора).
Для названия узких объектов, кроме уже указанных, русские и саамы использовали слово тонкий. Тонкий Нос, иногда называемый Пикшуевым мысом, вдается в Мотовский залив между губами Титовской и Западной Лицей. Название мыса Сенгисаульдойбнярк хотя и длинное, но довольно точно описывает форму мыса и в русском переводе означает Тонкий мыс с крюкообразной тайболой. Вероятно, в бурную погоду саамы на лодках не рисковали обходить его водой, а перетягивали лодки по волоку (тайболе).
Река Сингесйок, впадающая в Умбозеро, ничем не отличается от других рек. В общем река как река, как и все реки средней величины, - не узкая и не широкая. А вот переводится это название - Тонкая река (саамское слово сингес по-русски означает - тонкий). Если посмотреть, откуда вытекает река, то сразу становится все ясно. Она берет начало из озера Сингесъявр (Тонкое озеро). Но озеро тонким вроде быть не может. Почему все же ему дано такое название? Посмотрим, где расположено озеро, может, что- нибудь прояснится. Оказывается, лежит оно на возвышенности Сингисчорр (Тонкий горный хребет), расположенной в западной части Ловозерских тундр. Так вот по имени хребта было названо озеро, а по озеру - река.
Мы познакомились с некоторыми топонимами, имеющими основу тонкий. Но раз есть тонкие топонимы, то непременно должны быть и толстые - по закону топонимического ряда. Действительно, несколько мысов и одну гору за их вид зовут Толстиками. Мысы с такими названиями встречаются в Ура- губе, между селами Кашкаранцы и Кузомень, у входа в Кольский залив, в Мотовском заливе, вблизи устья Иоканги. Между прочим, Иокангский Толстик изредка называется Толстым мысом. В Кандалакшской губе недалеко от поселка Умба лежит Толстая луда.
Нередко вараки, Острова и луды называют Седловатыми за то, что они имеют по две вершинки или вершины, разделенные небольшой впадиной - седлом. Есть Седловатая варака и Седловатая луда недалеко от Кандалакши, Седловатый Большой и Малый острова у входа в Порью губу, в Кольском заливе между губами Сайда и Оленья - остров Седловатый.
Островок Устьинский, Усть-Иокангские острова также получили свое название за то, что они расположены в устье рек (Умбы и Иоканги). Названия населенных пунктов с приставкой усть указывают на положение их: Устье-Нота, Устье-Гирвас, Устье-Лота. В исторических документах поселение Кола встречается как Усть-Кола. И в этом тоже есть определенный смысл.
Вершинный остров, лежащий в основании губы Чупа, назван так по своему положению, Но поморы конец губы называли не только вершиной, но и кутом. Примером такого названия может служить название острова Кутового, лежащего в самом конце, то есть в самом куту Мотовского залива.
Происхождения названий Круглый остров или Седловатый остров, так же как и Седловатая варака, понятны без объяснения. А вот название острова Куричек в Кандалакшской губе далеко не все смогут расшифровать сразу. Для этого надо хоть немного знать поморское наречие. Куричек у поморов означало колотушечка, используемая для конопатки лодок. Теперь ясно, что остров этот напоминал первоназывателям маленькую колотушечку, иначе бы назвали его просто Курик.
Вид острова Плосконького без объяснений рассказывает об этимологии названия. Голые гранитные луды Близнецы в Кандалакшской губе похожи друг на друга, и точнее для них название придумать трудно.
Три каменистых островка в Порьей губе возвышаются над водой, как столбы. И, вероятно, за это их и "окрестили" Столбовыми лудами. Однако названия могут быть истолкованы и по-другому. Поморы обычно давали названия по отличительным признакам. А на одной из этих луд длительное время стоял гурий (пирамида из камней), вершину которого венчал шест-столб. Не исключено, что по этому столбу было дано название всем лудам Столбовые.
Немало объектов получили свои названия по высоте. Несколько Верхних озер. Верхний Большой ручей - один из притоков Каменки. У реки Варзуги, например, участок от истока до впадения в нее реки Паны называют Верхней Варзугой.
Интересно название порога на реке Поное - Верхне- Лопеняркский. Вроде бы до устья реки далеко, и вдруг - Верхне. Ему бы лучше подошло название - Выше- Лопеняркский, так как он лежит именно выше впадения в Поной реки Лопенярки. Но "крестный отцы" - первоназыватели нарекли порог Верхне-Лопеняркским, и название живет уже несколько веков.
Раз есть топонимы со словом верхний, то должны быть топонимы и со словом нижний. И они есть. Среди притоков Каменки - Верхний Большой ручей (о нем мы уже упоминали) и Нижний Большой ручей. В системе реки Качковки, впадающей в одноименный залив Белого моря, текут два Вежных ручья - Верхний и Нижний. А в Кандалакше бытуют микротопонимы Верхняя и Нижняя Кандалакша. На водоразделе рек Териберки и Кипы стоит небольшая гора Вульгисвыд-тундра. Ее название в переводе на русский означает Низкая тундра. Есть и несколько Нижних озер. Все эти названия говорят о том, что в группе объектов данное озеро, губа, остров и т. д. расположены ниже всех остальных.
Недалеко от Тюва-губы лежит небольшое озерко Низкое. Мне объясняли происхождение названия так: берега этого озера обрывистые, высокие. Находится оно в котловине и поэтому названо Низким. Вполне вероятно. Самому мне побывать у озера не пришлось. Однако происхождение этого топонима, кажется, не так просто. Истоки его надо искать совсем не в расположении озера. В топонимике Кольского полуострова есть группа "женских" названий, а именно от слова женщина. В кильдинском диалекте саамского языка женщина значит нызан, или нэзан. И не исключено, что озеро саамы назвали Нызанявр, а поморы переделали его в более понятное - Низкое.
Существенная группа топонимов имеет в основе саамское слово алл - высокий. От названия горы Аллуайв в Ловозерских тундрах (в переводе - Высокая вершина) родилось два топонима: река Аллуайв и селение Аллуайв (ныне не существует). Название одного из отрогов Волчьих тундр - Аллнюнчорр - переводится как хребет высокого горного отрога.
В Кандалакшской губе маленький островок нежно назван Высоконьким (высота-то его не так уж и велика). Остров Bысокий в озере Имандра саамы зовут более точно - Чоккосуол, то есть Островершинный.
Такие названия, как остров Продольный, река Поперечная, понятны и без объяснений. Есть островок Торосиха в Кандалакшской губе. Около него обычно бывает сильное торошение льда. Поморы приметили это явление и назвали остров Торосихой, то есть с помощью суффикса -иха русифицировали его. В этом ряду стоят и названия острова Торос и реки Торос.
В поморском говоре слово голомянной означает конец острова, островов, ориентированных в сторону моря, губы, озера, короче - объекты, удаленные от берега. А часть острова, направленная в сторону материка, носит название бережная. Это относится и к мысу острова, и к мели, и к баклышу, и к отдельному камню. Западнее губы Колвица в Кандалакшском заливе находятся два островка Власова. Отличаются они, кроме величины и формы, положением относительно берега. Один из них расположен дальше в море (мористее) и поэтому называется Голомянной Власов (голомянней - по-поморски мористей), а другой - ближе к основанию Кандалакшского залива, к берегу, и назван в связи с этим Бережной Власов. Названия Голомянной Анисимовский островок и Бережной Анисимовский островок образованы по такому же принципу. А вот островок Концевой в Баренцевом море, являющийся как бы продолжением восточного конца Малого Оленьего острова, своим названием сообщает только о том, что он лежит у вытянутой оконечности острова или даже мыса, но в сторону моря или берега расположен он - из названия мы уловить не сможем.
Мы познакомились с названиями, характеризующими длинные объекты. Однако есть и противоположные названия: Коротежный наволок к юго-западу от Кандалакши, Короткая салма в Кандалакшской губе.
Немало губок и заливчиков не закрыты ни островками, ни лудами, ни коргами, но почему-то лишь одну губу в западной части Пиренгозера именуют саамы Авва-губой, что по-русски означает Открытая губа. Недалеко от Оленьего острова в Баренцевом море находится губа Пустая, названная так за то, что она совершенно открыта со стороны моря. Но губки и озера, в название которых входит слово закрытый, - не редкость. В системе озера Экостровская Имандра есть два озера - Верхнее и Нижнее Вумбозеро, в озеро Ловозеро входит озеро Вумбаявр (в некоторых источниках Бумбаявр). Эти названия произошли от саамского слова умб, или умп - закрытый. Буква впереди слова умб появилась, по-видимому, вследствие фонетической адаптации. Зажатое Хибинскими и Ловозерскими тундрами и таким образом закрытое со всех сторон большое озеро получило у саамов название Умбозеро, что означает Закрытое озеро. А от него родился целый ряд топонимов: река Умба, губа Умба, селение Умба, Умбский летний погост, Умбский зимний погост, Умбозерский зимний погост и другие.
Почти во всех частях озера Имандра, а также и в других местах северо-западной части Кольского полуострова встречаются топонимы, в основу которых включено саамское слово тулп - плоский. Это и губка в Монче-губе озера Большая Имандра - Тулплухт, и озеро Тулпо близ Имандры, и речка Тулпо в системе верхних притоков Печи.
На северном берегу Кислой губы озера Большая Имандра лежит болото с интересным названием Шелесйенкнярк, а на водоразделе рек Териберки и Вороньей высится плоская вершина Шеалуайвенч. И кстати, припоминается один микротопоним в Кандалакшском заливе - Шелескамень (огромный гладкий баклыш). А все эти три топонима объясняются просто: по-саамски шэллесйенк - гладкий, ровный, а шалле - сглаженный. Имя баклыша - всего-навсего сложный топоним, состоящий из русского и саамского слов, и означает Гладкий камень, болото Шелесйенкнярк - Гладкий мыс, а возвышенность Шеалуайвенч - Сглаженная вершина.
На Кольском полуострове грунт обычно каменистый, но встречается и песчаный. И такие места почти всегда получали имя, в которое входило слово песок. Так появились Песчаные тундры. Песчаные острова. Песчаные ручьи и реки - у русских; Вуондасвуппилухг (Залив Песчаной тони), Вуондасвиппирент (Берег Песчаной тони) - у саамов.
Топонимов с основой глина сравнительно немного: варака Шовваренч, или Шуаваренч; на берегу Монче-губы имеет русское название Глиняная варака, оно является калькой (переводом) с саамского языка.
Гурьеватый ручей, впадающий в Горло Белого моря близ села Сосновки, назван так давно. И если около него нет теперь гурия, то можно с уверенностью сказать, что он был: от него пошло название ручья. Гора Гурья-выд на водоразделе рек Туломы и Колы может служить примером использования саамами русского слова для образования топонима. Название это переводится на русский как Гора с гурием.
На Кольском полуострове реки, проходя через озера, сохраняют свое название, но из названий озер обычно не видно, что они проточные. Например, озеро Вайкес по-русски - Сквозное. Лежит оно между тундрами Монче и Волчьими, а через него протекает река Ярва, впадающая в озеро Монче. Вероятно, поток реки, проходя через озеро, значительно снижает скорость, и по течению можно отличить, где озерная вода, а где речная. Река как бы прорезает озеро насквозь.
У южного берега озера Монче стоит гора с названием Вайкесъяврлаг. Этот топоним в русском переводе звучит как Склон Сквозного озера. Участок реки Ярвы после выхода ее из озера Вайкес до Красной ламбины называется река Вайкес, то есть река Сквозная.
В разных районах Кольского полуострова находятся вершины, основу названий которых составляет саамское слово чокк - пик, острая вершина. Поэтому название горы Чоквариш близ устья Печи можно объяснить как Островерхая гора. А топоним Чоквуоменч сообщает о том, что гора в центре Чуна- тундр, носящая это имя, имеет острую пикообразную вершину, покрытую леском. По-саамски вуоменч - уменьшительное от лесная зона горы.
Замечая что-то единичное среди массового и обычного в географических объектах, дают названия по характерным признакам, отличающим эти объекты от других, подобных им. И эти названия очень устойчивы и обычно сохраняются долгое время. Большая группа географических объектов была названа по их цвету, виду, форме, величине, выделяющим объект из общей массы подобных географических объектов.
А теперь познакомимся с "цветовыми" топонимами.
Немало тонь (мест, где поморы постоянно ловили рыбу) названо по цвету близлежащих объектов: Под Белой щельей, Белая щелья, Под Красной щельей, Черная щелья. Своим появлением названия эти обязаны цветовому восприятию объектов первоназывателями, характерной окраске щелей - скал.
Несколько Красных щелей, Красных, утесов, Красных мысов и наволоков. Красная тундра на водоразделе реки Лебяжьей, Красная варака по западному берегу Пан-губы на Кандалакшском берегу названы по красноватому цвету, отличающему их от окружающих варак.
Озеро Красная Ламбина между тундрами Чуна и Ребячьей лежит около Красного болота, о чем говорит его саамское название - Рупсесморимен (дословный перевод - Озеро у Красного болота).
Такого же происхождения название Красная река, участок реки Ярвы - правого притока Мончи, между озерами Красная Ламбина и Пагель. У саамов этот участок реки называется Рупсесморименйок и в переводе означает река у Красного болота.
Красные губы, которых несколько на Мурманском берегу, названия получили по окраске своих берегов. А вот Красная губка в Кандалакшской губе, вероятно, названа по соспо вому лесу, близко подступающему к воде (в старину сосновый лес назывался красным лесом).
Есть в Кандалакшской губе Красная губка и в ней - Красный островок. Они не имеют ни красных скал, ни соснового леса. Здесь, очевидно, слово красный взято в древнем значении - красивый. Вначале была названа Красной, скорее всего, губка, показавшаяся первоназывателям особенно красивой, а по ней и остров. А может, и наоборот.
В Кольский залив впадает река Роста, а в губу Мотка - ручей Ростой. Названия их не связаны ни с "Окнами РОСТА", ни с чьим-нибудь ростом. В данном случае мы встречаемся вновь с переделкой саамского слова на русский лад. По- саамски руст - ржавчина. Ростой ручей - просто Ржавый ручей, то есть ручей с ржавыми пятнами на воде. Также и река Роста - Ржавая река. Обычно признаки ржавчины в воде свидетельствуют о наличии железа в этом районе.
На Кольском полуострове только Черных речек семь да одна - Чернявка, впадающая в Горло Белого моря. Черных озер около десяти, Черных мысов - четыре, в том числе два с названием Черная пахта, несколько Черных ручьев. Черных гор и варак. И это только чисто русские названия. А сколько еще саамских!
По восточному берегу острова Ёрм на озере Бабинская Имандра есть губа Чаппислухт и наволок Чаписнярк, а у восточного берега Бабинской Имандры - несколько островов Чипписсуолнеч; -в Вите-губу озера Большая Имандра вдается мыс Чапинярк; от южного склона Ловозерскнх тундр до западных отрогов возвышенности Иктегепахк тянется вал Чапчолл. Нетрудно заметить, что все названия содержат одну основу - чапес, чаппис, чапп или - усеченно - чап, что означает по-саамски черный. Таким образом, Чаппислухт - Черная губа. Чаписнярк и Чапинярк - Черный наволок, Чапписсуолнеч - Черный островок.
Черные реки и Черные озера, Черные ламбины и Черные ручьи получили в основном названия по черному (темному) цвету дна и обычно протекают или расположены на болотистой местности.
За сине-серый цвет гранита одного из мысов острова Екатерининского в северной части Кольского залива получил название Сизый мыс.
В губе Шурицкой Нокуевского залива затерялся островок Бело-Черный, на скалах которого весной и летом шумят "птичьи базары". Черные скалы его покрыты белыми пятнами птичьего помета, и это явилось основанием для названия острову.
На карте Кольского полуострова можно увидеть п несколько Белых губ и губок, Белых речек и ручьев, Белую гору (высшая точка Колвицких тундр), до десятка Белых мысов и наволоков, пять Белых озер.
Из родников горы Вилькпсуайв берут начало некоторые левые притоки реки Паны. Название горы также принадлежит к топонимам цветовым, так как в переводе с саамского на русский язык оно означает Белая вершина.
В Кольском заливе есть целая группа названий Белокаменных: Белокаменная губа; впадающая в нее Белокаменная река; Белокаменное озеро, из которого берет начало Белокаменная река; ограничивающий губу с одной стороны Белокаменный мыс; село Белокаменка. Первым в этой группе топонимов был назван Белокаменным мыс, а по нему, вероятно, получили названия и другие объекты: губа, река, а затем и озеро.
Многие названия в районе Кислой губы озера Бабинская Имандра имеют в основе своей саамское слово сопт - пена: Сопт-наволок (Пенный наволок), Сопт-суол (Пенный остров), Соптуайвенч (вершинка Пенной горы). Соптъявр (Пенное озеро), Соптъявруай (ручей Пенного озера), Соптъявруайв (вершина у Пенного озера). У берегов наволока и острова обычно скапливается пена, и это послужило основой для названия объектов. Сначала были названы наволок и остров, а от них - и вершинка, и озеро, и ручей.
В Баренцевом море напротив острова Малого Оленьего высится гранитный утес (высота его около 170 метров), покрытый сплошным зеленым ковром из мха. Этот утес дал имя Зеленой губе. Но по Кольскому полуострову одних только Зеленых островов и луд около десяти, полдесятка Зеленых мысов, четырнадцать Зеленцов и Зеленецких мысов, островов и губ. Все названия зеленые, бесспорно, появились в связи с зеленым цветом объектов. В некоторых селах Поморья и на отдельных островах существовали мысы с названием Зелениха. И такие микротопонимы очень живучи.
Золотая губка между устьями рек Рынды и Харловки по Мурманскому берегу название получила потому, что цвет ее песчаных берегов показался первоназывателям близким к золотому. Это отмечал еще Ф.П. Литке, описывая Мурманский берег в 1822 году. И река, впадающая в эту губку, была названа Золотой. А в устье реки до 1898 года существовало рыбацкое становище Золотая, впоследствии постоянное селение.
Нам кажется, что и все Серебряные озера, ручьи и реки, да и Серебряная гора (Сылппахкь) на правом берегу реки Вороньей, названы отнюдь не по найденному здесь серебру. Хотя и это не исключено. Ведь добывали же соловецкие монахи на острове Медвежьем в Кандалакшской губе серебро.
Первоназыватели замечали темные, неприветливые места, и отсюда пошли названия: Темный порог, Темный наволок, Темная губка. Но отмечали и веселые, приветливые объекты. И появились Светлые губки, Светлые ручьи и Светлые речки.
Нередко отдельные географические объекты разными назывателями воспринимались по-разному. Так, в озере Экостровская Имандра в Тик-губе есть заливчик, который русские называют Светлой губой, а саамы - Войнчлухт, то есть Скользкий залив. Очевидно потому, что русские чаще бывали здесь летом и ранней весной, а саамы проезжали зимой по льду.
Экостровскую и Бабинскую Имандру разделяет наволок Чувдискетьнярк, по-русски - Светлокаменный, на берегу его возвышается Чувдиспаутенч - Светлая пахта, здесь же находится и губа Чурдискетьклухт - залив Светлого камня. В данном случае скала Светлая пахта, воспринимаемая одинаково и русскими и саамами, дала название наволоку и соседней губе. А может быть, русские заимствовали саамское название, переведя его на свой язык дословно.
Кислых губ в морях, да и в озерах, названных по неприятному специфическому запаху водорослей и няши (няша - илистый грунт), немало. Кроме того, от рыбацких станов и летних саамских стоянок далеко распространялся запах прокисшей рыбы: культура обработки рыбы на весенних и летних мурманских промыслах была низка. А отсюда появилась на Маргаритинских ярмарках в Архангельске самая дешевая мурманская треска "с душком". В озере Ловозеро название небольшого островка Кутцсуол как раз и напоминает об испорченной рыбе (в переводе на русский - Кислый остров, или Прокисший остров). А неприятный запах при убылой воде на одном из наволоков Кандалакшской губы (около Колвицы) породил название Вонючий наволок.
Перечень подобных топонимов, естественно, на этом но кончается. Но перечислять их все, наверное, нет необходимости.
ГУСИНЫЕ ОЗЕРА
Схему возникновения определенного круга названий в общем виде можно представить следующим образом. Освоение местности начиналось обычно с водных объектов: рек, озер, ручьев, прилежащих к ним низменностей, логов, а затем гор. И, по-видимому, названия давали вначале временному или постоянному промысловому поселению или тоне, затем оно переносилось на водный объект, где основывался промысловый стан. А далее от реки на озеро, из которого река вытекала; на возвышенности, стоявшие у реки и озера. Об этом мы уже говорили неоднократно.
В реку Лебяжью, правый приток Западной Лицы, впадает река Нюхчйок. А нюхчь переводится с саамского языка как лебедь. Выходит, обе эти реки носят название Лебяжья.
В верховьях реки Лебяжьей, левого притока Поноя, возвышается гора Нюхчурта - Лебединая кейва. Название свое она, скорей всего, получила по реке. Кейва имеет и второе название - Чухчурта - Глухариная. И это дополнительный аргумент в поддержку нашего предположения, что название Нюхчурта производное от названия реки Лебяжьей.
Многие "животные" и "птичьи" топонимы, по мнению В.В. Сенкевич-Гудковой, связаны с тотемами. А что же скрывается за термином тотем?
Слово ототеман на языке индейцев племени оджибве означает его род. Тотем является предметом культа у первобытных народов мира и составляет основу тотемизма - одной из древнейших форм религии, основная черта которой - вера в сверхъестественную связь, в общее происхождение и кровную близость между родовой группой и каким-либо видом животных, растений и явлением природы. Обычно всю родовую группу называли по имени тотема, но ему не поклонялись, его считали родственником, другом божества.
Согласно археологическим исследованиям в различных районах Земли, тотем существовал у многих народов в глубокой древности. Тотемические группы объединялись во фратрии, которых в племени две или более. Отдельные племена, кроме родового тотема, имели еще и половой (у женщин свой тотем, у мужчин - свой), и индивидуальный (в дополнение к групповому тотему). Ученые считают, что многие "животные", "птичьи" и "растительные" саамские топонимы тесно связаны с тотемами, но принадлежали ли тотемы, от которых появились топонимы, роду, фратрии, племени, отдельному человеку - мы сказать не можем. Следует заметить, однако, что топонимы тотемного происхождения восходят к самому древнему пласту топонимики.
Перейдем теперь к самим "животным" топонимам.
Так, топонимов, образованных от слова ворон, очень много. Тут и несколько Вороньих рек - одна из них вытекает из Ловозера и впадает в Баренцево море, другая начинается в Вороньих тундрах (севернее Волчьих тундр) и впадает в реку Мончу, третья вытекает из Среднего Капустного озера. По-саамски ворон - карнас, корд, коррэ. Река Воронья, вытекающая из Ловозера, имеет саамское название Кордайок, то есть река Ворона.
Русские назвали ее Воронья, а не Воронова, как следовало бы.
Здесь перевод иноязычного названия осуществлен без учета смысла, заложенного аборигенами. Воронежский погост называется саамами Кордэг-сийт, то есть погост Ворона, или точнее Воронов погост.
Не обойдена в топонимике и ворона. Воронья тундра - по-саамски Варэчуайвенч, то есть Тундра вороны. Между губами Монче и Вите недалеко от берега озера Имандра лежат озерки с названием Вурэчьяуренч, что по-русски означает Вороньи озерки. Из них берут начало два ручья, один из них - Вороний. Несколько Вороньих островов и Воронья губа (Карнаслухт - по-саамски) в озере Ловозеро.
Таков неполный список вороньих топонимов.
Около двадцати топонимов посвящено птице соколу. Сокольи отвесные утесы напоминают об отваге этой птицы. Но есть и Соколий остров на реке Кице (приток Варзуги) ниже порога Соколий, который был так назван, вероятно, потому, что над ним мог, по мнению первоназывателей, пролетать только сокол - отличный летун, стремительная, сильная птица.
А Соколья варака - гора на левом берегу реки Туломы - названа так потому, что здесь в XVII веке ловили кречетов для царского двора, где их дрессировали и использовали для соколиной охоты. Существовали и другие места ловли кречетов, например Соколий Нос - на восточном берегу мыса Святой Нос.
В Хибинских тундрах, на левом берегу реки Кальйок, стоит гора Валепахк, в переводе с саамского - Соколиная, или Ястребиная пахта.
Озеро Чоржъявр и берущая в нем начало речка Чоржйок, впадающая в реку Западную Лицу, вероятно, говорят о том, что здесь были излюбленные места обитания кряквы, но и не исключено, что это ареал группы людей, имевших тотем - чуорж.
Топонимы Чуна-тундра. Чунозеро (Чуэньявр), реки Верхняя и Нижняя Чуна мы не раз упоминали в предыдущих главах. В основе их лежит саамское слово чуэнне - гусь. Есть и речка Гусиная, и Гусиные озера.
Полуостров Турий вдается в Кандалакшскую губу острым мысом, называемым Чукчерский, или Чукчекорга. Но жители Чукотки - чукчи - никогда здесь не селились. В данном случае наблюдается лишь звуковое совпадение слов: чукч - искаженное русскими саамское слово чухч (глухарь). Этот топоним, следовательно, может быть расшифрован как Глухариный мыс, или Глухариная корга.
Сохранившийся до наших дней гидроним Кемссьйок донес известие о том, что на этой реке глухари токовали (в русском переводе - река Глухариного тока) особенно часто.
О некоторых постоянных местах обитания куропаток рассказывают топонимы Рехпиок, или Рехпуай, или Репьйок (рехп, или рэпп - по-саамски куропатка), а также Куропачьи и Куроптовые озера, ручьи и реки. Верхняя и средняя части озера Нотозеро соединяются Куропаткиной салмой, или Рипа-салмой, называемой саамами Рехпчуальм, что также означает Куропаткина салма. Все эти три названия существуют до сих пор, однако первым появилось Рипа-салма.
Согласно саамскому сказанию, здесь произошло столкновение со шведами, и решающую роль в победе над врагом сыграла саамская женщина по имени Рипа, или Рехп, то есть Куропатка (вероятно, это имя было тотемом саамки), И в честь ее было дано название проливу.
Река Тухта из системы реки Колы берет начало в Тухтинском озере. Топоним этот произошел от имени птицы гагары, по-саамски - тухт, тохт.
Около Лумбовской губы Белого моря одно из озер называется Гагарьим.
Крохалям посвящено несколько топонимов, в том числе название острова в Белой губе озера Большая Имандра - Шоппыркьсуол, или Крохальный, и Крохалиный наволок в Кандалакшской губе.
Саамские названия реки Часнайок, впадающей в реку Меридиональную (система озера Имандра), и гор Северный и Южный Часначорр в Западных Хибинах в основе своей содержат слово часн - дятел. В переводе на русский эти топонимы означают - Дятловая река и Северный и Южный Дятловые горные хребты.
Любопытные пестрые птички кукши, вероятно, любили селиться около реки Кукши, правого притока реки Поноя.
Чиучисуайнек, или Ястребиный ручей, впадает в Имандру между Вите-губои и Кислой губой. Чиевч - по-саамски полевой чирок, которого местное население называет ястребом.
В средней части озера Ловозеро лежит островок Кайсуол (в переводе на русский - Чаячий остров). В реку Кипу, приток реки Колы, впадает река Кайхъяврйок - река Чаячь- его озера. Начало она берет в озере Кайхъявр, то есть в Чаячьем озере. В системе реки Кицы еще одно озеро называется Кайявр (Чаячье озеро). В верховьях Поноя находится озеро Кайявр, опять Чаячье озеро. В озеро Нотозеро впадает река Кайок, или Ка-река, в переводе с саамского - Чаячья река. По-саамски чайка - каин, или кайег, а в последнем топониме усеченное слово ка тоже, по-видимому, означает чайка.
Яичная тундра (по-саамски - Маннепахкь); Яичное Верхнее и Нижнее озера, через которые протекает река Умбозерская, впадающая в Умбозеро; залив Яички на Терском берегу западнее маяка Орловского; Яичный островок в губе Охто-Канда озера Экостровская Имандра (этот островок чаще называется по саамски Манньсуолнеч, что также означает Яичный островок). Напротив островка лежит мыс Манньсуолнечнярк - наволок Яичного островка. Возвышенность с названием Маннепахк (Яичная возвышенность) мы встречаем и в Хибинских тундрах, и в юго-западной части Ловозерских тундр. Из озера Маныш (Яичко), или Манья (также Яичко), вытекает речка Манья, впадающая в приток реки Туломы - реку Печу.
Из перечисленных названий отдельные, например, озеро Маныш, залив Яички, скорее всего, названия получили по форме, напоминающей яички. Но большинство названий этой группы образовалось в связи с изобилием гнездовий птиц в тундрах, на островах, на берегах губок. Сегодня на отдельных "яичных" географических объектах мы не найдем обилия гнезд: топонимы, подобные Маннепахк, стали реликтовыми.
Западнее озера Имандра стоит горный массив, названный русскими Волчьими тундрами. Волки наносили большой урон хозяйству саамов и поморов. "Волчьи" топонимы саамы давали в большинстве случаев в иносказательной форме, чтобы, как им казалось, не привлечь к этим объектам внимания хищников и предостеречь оленеводов от опасности. Одним из иносказательных имен волка было чирм, или черм, а оно близко к названию молодого оленя - чирмек. Отсюда названия озера Чирмъяер (Волчье озеро); озеро Чирмозеро, которое через реку Восточная Лица соединено с Баренцевым морем; горы Черьмкармпахкь (Волчья гора) в верховьях реки Рынды.
В северной части озера Ловозеро лежит остров Римньсуол (в переводе с саамского - Лисий остров). Лисий наволок - в губе Титовской Мотовского залива, здесь находилось селение Лисий Наволок. Эти названия вроде бы не вызывают сомнения, в основе они имеют слово лисий.
Но вот Лисий наволок в озере Экостровская Имандра вовсе не "лисьего" происхождения. Саамы называют наволок Лыстьнярк, первое слово которого лысть означает лист. А дальше название Листьевый было русифицировано, так как слово лысть близко по звучанию с русским - лисиц. Наволок называют еще и Березовым.
Немало на Кольском полуострове "заячьих" и "беличьих" топонимов. На берегу губы озера Экостровская Имандра с длинным саамским названием Уаррепаутелухт (в переводе - залив Беличьей пахгы) стоит скала Беличья пахта. Губа названа по пахте. Губу ограничивает с одной стороны мыс Беличий наволок, по-саамски - Уаррапауданярк.
Заячья тундра близ озера Чупозеро называется еще и Песцовая. Вероятно, одному охотнику здесь больше встречались зайцы, а другому - песцы.
Почти на берегу озера Пахтъявр в системе реки Колы стоит невысокая гора, называемая Нюэммельвыд-тундра, то есть Заячья тундра. Небольшая река из системы Ловозера (приток реки Морейок) носит название Нюэммельлампьйок - река Заячьего торфяного болота. В южной части Ловозера лежит островок Нюэммельсуол - Заячий остров.
В исторических документах можно найти немало упоминаний о бобровых промыслах. Писец Алай Михалков в писцовой книге 1608-1611 годов сообщает: "Да в Печенгской губе на реке Княжой по реке по Туломе в Мурмашах Варламов ручеек да Кротов ручеек и с верхотинами и с озерками и ручейках бобры бьют... Наумбо озеро и на Колозеро и на Имандре озере и в Куренге и около Умбо озера на верхних озерках и бобровые ловли по речкам и ручейкам... Пече губа (на Имандре. - А. М.) ловшца бобровые..." В грамоте от 1697 года по разбору тяжбы между лопарями (саамами) и печенгскими старцами также сообщается, что "на Туломе-реке бобровые ловли". Далее сообщается, что "в речках и ручейках бобры бьют". "Бобровых" названий насчитывается не менее двадцати. Гора Май на Рыбачьем полуострове - обычное "бобровое" название, так как майи - по-саамски бобр. Район расселения бобров в прошлом доходил до Рыбачьего полуострова. На реке Майвальтйок (возможный перевод с саамского - река Бобровых владений) в изобилии были колонии бобров с плотинами и хатками.
Топонимы сохранили память еще об одном ценном зверьке - выдре, жизнь которой связана с водой. В Кольский залив впадает ручей Выдра; в бассейне реки Чапомы одно из озер называется Выдрино; озеро Выдрино есть в бассейне озера Ловозеро.
Немалыми врагами оленей были росомахи, о которых напоминают топонимы: Ахмаламби - озеро в системе реки Туломы (при этом следует подчеркнуть, что ахма - росомаха - финское слово); возвышенность Ахмасельке близ озера Ахмаламби; гора Ахма-пахта в нижнем течении реки Ура.
Отдельные роды саамов в древности поклонялись медведю. Вероятно, поэтому и сохранились названия, включающие в качестве основы саамское слово тальс, талл - медведь. В Кан-озере (система реки Умбы) стоит Тальостров (Медвежий остров), у Медвежьего порога реки Вороньей поднялась невысокая горка Тальпахк - Медвежья гора. Порог, очевидно, получил название от горы, так как гора имеет саамское название, а порог - только русское, - значит, был он назван русскими значительно позже. В озере Большая Имандра острова Повбы-суоллы прикрывают вход в губу Повбылухт. Медведь у саамов имел много названий. Кроме упомянутых, существовали: куме, кумьч, кымч, кьме, айяс, ровэне, а также иносказательные поубэ, поба, пявби и другие. Например, саамские топонимы Повбы-суоллы и Повбылухт означают Медвежьи острова и Медвежья губа.
В бассейне озера Имандра названия Песцовая тундра, Песцовый ручей и Песцовая губа доносят до нас сведения о том, что здесь, вероятно, водились песцы. Однако после пристального рассмотрения отдельных "песцовых" топонимов закрадывается сомнение: а может быть, топонимы вовсе и не "песцовые", а "березовые"; по-саамски пиессь, пиась, пяссь - береза, а русские, не вникнув в смысл названия, данного аборигенами, переделали его по-своему. Но это лишь наше предположение.
Собака в жизни саамов играла важную роль, и поэтому не удивительно, что топонимы, в которых основой является саамское слово пьенне - собака, - не редкость. Есть два озера Пенъявр: одно в системе реки Западной Липы, другое - в системе реки Териберки. Из первого озера берет начало река Пенйок. Может показаться, что название ее говорит о порожистости реки, о бурном пенистом потоке.
Но кажущаяся ясность в топонимике обычно обманчива. Действительно, чего проще толковать пен, как сокращенное от русского пена. К тому же мы не раз наблюдали объединение в топонимике русского и саамского слов. Саамское слово пьенне звучит как русское пена. Но пен произошло в результате усечения слова пьенне русскими. И пена тут, выходит, ни при чем. На реке Варзуге находится Собачий порог, близ истока Туломы - Собачий ручей, в системе реки Вороньей - Собачье озеро, в северной части Кольского залива - Собачья губа.
Близ озера Кошкозеро существовало поселение Кошка Порог (кошк, коашк - по-саамски сухой).
Это саамское название подверглось изменению частично. По-русски порог Кошка будет Сухой порог, или Обсыхающий порог. А Кошкозеро - Сухое озеро. И таких названий, как Сухое озеро, Сухая губа, Сухой ручей, достаточно на Кольском полуострове (до тридцати).
Водоемы, носящие такие названия, отнюдь не сухие, а обсыхающие или на убылой воде, или в летнее время.
Напротив мыса Орлов-Терский лежит мель Большая Орловская Кошка, а в Горле Белого моря находится банка Кедовские Кошки. В этих случаях поморы в саамское слово кошк - сухой вносят понятие мель, мелкое место, а в море - песчаная осушная мель.
Однако в саамской топонимике нашла отражение и кошка (по-саамски - касс, коасс). В бассейне реки Туломы стоит гора с русифицированным саамским названием - Кезвыд- тундра, что в переводе означает Кошачья тундра. В Тулому впадает река Кезйок - Кошачья река. Возвышенность Кезлуб-балварь - в переводе гора у Кошачьего озерка - расположена в системе реки Нота.
Издавна живут на Кольском полуострове лоси. Об этом напоминают нам и русские и саамские топонимы. Лось - по саамски сэре. Сэрвыгахк (Лосевая гора), вероятно, была излюбленным местом обитания лосей, так же как и Лосевая тундра, в центре которой находится эта гора.
Название второго по величине озера на Кольском полуострове - Ловозеро - русифицировано из саамских Лойявр, или Луйявр. По-саамски лой - сильный. По- видимому, в переводе на русский топоним Лойявр означает Сильное озеро, в смысле - уловистое.
А топоним Турий (полуостров), может быть, рассказывает о каком-то туре, забредшем сюда невзначай? Или свидетельствует о том, что туры жили у нас на Севере? Нам представляется, что истоки происхождения этого топонима совершенно другие.
Есть предположение, что корень тур родствен корням тер, тре в словах Терский, Треннес - старых названиях Кольского полуострова. Еще в финском эпосе "Калевала" страну лопарей (саамов) называли Похьёлой, или Турьей.
Может быть, название полуострова пошло от морской травы - туры, которая в изобилии покрывает морское мелководное побережье? Или от печного остова, в старину называющегося также турой? Возможно. Вопрос о происхождении названия Турий еще не решен.
Но самый спор об этимологии названия уже плодотворен. Он заставляет иной раз пересмотреть давно сложившиеся представления, а в других случаях может дать толчок к открытию истины.