В начало<-Назад Продолжение->

Арктический Научно-Исследовательский Институт
Главного Управления Северного Морского Пути
Министерства Морского Флота СССР

История открытия и освоения Северного морского пути

том первый
Издательство "Морской Транспорт" Москва 1956

М.И.БЕЛОВ

Арктическое мореплавание с древнейших времен до середины XIX века


Под редакцией: Я.Я.Гаккеля, А.П.Окладникова, М.Б.Черненко
Издательство "Морской Транспорт" Москва" 1956
Оцифровка и корректура: Игорь В.Капустин


Географические представления о Севере в конце XV-начале XVI века.
Первый проект плавания по Северо-Восточному морскому проходу


Глава 2
Проект Д. Герасимова

Проект морского пути в Китай появился в обстановке оживления торговых и политических сношений Руси со странами Востока. Автор этого проекта, дьяк великого князя Московского Василия III - Дмитрий Герасимов лично знал условия мореплавания на Севере, так как он предпринял выдающееся путешествие по морю из Северной Двины в Западную Европу, о котором мы говорили выше. Нельзя забывать также и того, что Дмитрий Герасимов был современником Дмитрия Зайцева, Семена Курбского и автора "Сказания о человецех незнаемых". Бесспорно, что живя с ними в одном городе, он знал об их походах и сочинениях, и, следовательно, его проект строился с учетом опыта арктического мореходства, которым к этому времени располагала Москва.
Дмитрий Герасимов родился около 1463 года в Новгородской земле и, очевидно, происходил из мелкопоместной дворянской семьи. Попав какими-то судьбами в Ливонию, он изучил там немецкий и латинский языки. В 80-90-х годах XV века Дмитрий Герасимов жил в Новгороде, в доме архиепископа Геннадия, человека для своего времени передового и начитанного. В 1491 году, по заданию архиепископа, Герасимов направился в Рим и привез оттуда много книг, направленных против ересей. Как раз в те годы борьба с ересями приобрела в Новгороде исключительную остроту, поэтому поездка Д. Герасимова имела особую актуальность.
В конце XV века Москва стала культурным ("книжным") центром всей Руси. В начале XVI века Дмитрий Герасимов переехал в Москву и стал служить при великокняжеском дворе переводчиком в звании дьяка. Политические убеждения заставили его примкнуть к придворному "кружку Максима Грека, начавшего борьбу с реакционным духовенством, которое стояло за усиление авторитета церкви в ущерб самодержавию.
Кружку Максима Грека принадлежит ряд переводов на русский язык произведений духовной и светской литературы Западной Европы (А. И. Соболевский, Переводная литература Московской Руси XIV-XV вв., СПб., 1903, стр. 39-42; В. С. Иконников. Максим Грек и его время. Киев, 1915, стр. 32, 174, 227, 296, 301, 574, 587; С. Герберштейн. Записки о московитских делах, СПб., 1908, стр. XXI-XXII, 133, 185, 188; И.У.Будовниц, Русская публицистика XVI в., М., 1947.). Из этого кружка вышли также переводы новейших географических сочинений, в частности об открытии Америки Колумбом. Возможно, что Дмитрий Герасимов услышал об открытии Колумба в бытность свою московским посланником в Германии. Да и позднее Герасимов часто посещал Западную Европу и, конечно, знал об открытия Америки. Сам Герасимов перевел с латинского Толковую Псалтырь и дал к ней комментарии из произведений немецких духовных писателей.
Своей выдающейся просветительной деятельностью, живым, разносторонним умом Герасимов обратил на себя внимание при дворе великого князя. Еще в 1519 году Василий III "милостиво похвалил" его и даже наградил за окончание очередного перевода. Поэтому, когда в 1524 году от папы Климента VII в Москву к великому князю прибыл итальянец Чентурионе с предложением перейти в католичество и принять королевский титул, Василий III с ответной грамотой в следующем году послал в Рим Дмитрия Герасимова. По отзыву итальянского историка Пауло Джиовио, Герасимов проявил себя в Италии как человек опытный в государственных делах и хорошо разбирающийся в церковных догматах. В московском посланнике итальянцев поражали также его начитанность и широкий кругозор: он интересовался и остатками исторических памятников, и церковной музыкой. Джиовио замечает, что "посол Дмитрий веселый и остроумный человек".
В одной из бесед с Джиовио Герасимов поведал ему свою сокровенную мысль о возможности морского пути из Европы в Китай. "Двина,- говорил Герасимов,- увлекая бесчисленные реки, несется в стремительном течении к Северу... море там имеет такое огромное протяжение, что, по весьма вероятному предположению, держась правого берега, оттуда можно добраться на кораблях до страны Китая, если в промежутке не встретится какая-либо земля" (С. Герберштейн. УК. соч., стр. 262.).
В подтверждение своих слов Герасимов показал Джиовио чертеж севера России, который дошел до нас в незначительной переделке итальянского картографа и гравера Баттиста Агнезе (Д. Багров. История географической карты. "Вестник археологии и истории", XXIII, Птгр., 1918, стр. 26.). Чертеж Дмитрия Герасимова считается сейчас самой древней картой Северного Ледовитого океана.
Рассказ Дмитрия Герасимова был опубликован в 1525 году и стал достоянием всего света. Однако карты Дмитрия Герасимова, как это обещал издатель, при книге Джиовио не оказалось. Она была обнаружена в одном итальянском архиве только в конце XIX века и тогда же впервые опубликована.
На карте Герасимова на севере показано сплошное водное пространство - Ледовитый океан, которым предполагалось пройти в Китай. К сожалению, листов карты, изображающих Восточную Сибирь и Китай, в архиве не нашли, хотя они должны были быть, судя по рисунку сохранившейся части карты Герасимова, где показана лишь Западная Сибирь (Великая Татария Западная). Но даже в таком виде карта Дмитрия Герасимова достаточно убедительно отражает идею Северо-восточного морского прохода.
Проект Герасимова после публикации Джиовио стал широко известен и был принят с большим интересом прежде всего теми европейскими странами, которые считали себя обделенными в грабеже Китая, Индии и Америки, т. е. Англией и Голландией. С появлением проекта Герасимова возникла надежда достичь вожделенных восточных стран Северо-восточным проходом, через север России.

Вопрос о возможности пройти морским путем из Европы в Китай вызвал интерес и на Руси. На этот счет высказывались различные суждения, свидетельством чему может служить опубликованная В. А. Корд-том в 1931 году так называемая карта России Антония Вида. Карта А. Вида является первой подробной картой всей Руси; она выполнена при участии русских картографов, что подтверждает сам А. Вид. На этой замечательной карте имеется, кроме легенды на латинском языке, легенда на русском, в которой сказано, что карта представлена А. Виду московским окольничим Иваном Лядским. Карта выполнена и издана А. Видом в Польше или Голландии в 1555 году (В. А. Кордт. Матерiали по icтopii картографii Украiyи. У Киiвi, 1931.).
Так же, как и на чертеже Д. Герасимова, на ней обозначено одно сплошное водное пространство, лежащее к северу от границы Руси с Норвегией и до впадения в океан реки Оби. Это изображение отражает широко распространенные тогда представления русских людей о Северном Ледовитом океане. На чертеже Руси А. Вида (правильнее его называть так) имеется ценное указание: к востоку от Обской губы показано надписью "Китайское" озеро, конечный пункт морского пути; недалеко от этого пункта, по представлению географов XVI века, находилась столица Китайского царства - Пекин.
Чертеж 1555 года расходится с картой Герасимова в вопросе о протяженности морского пути в Китай. По Дмитрию Гераоимову, этот путь значительно протяженнее и не оканчивается на Оби, тогда как по чертежу 1555 года мореплавание в Китай завершается с достижением Оби.

Эти различные точки зрения, первая из которых основывалась на более правильных сведениях, свидетельствуют о широком интересе на Руси к проблемам Севера и торговым морским путям на Восток.

В начало <-Назад Продолжение->