А.И.Арикайнен

Оцифровка и корректура: И.В.Капустин

Центр притяжения - Северный полюс.

Кольцо незнания сжимается
В начале XIX столетия были организованы экспедиции, которые позволили изменить географические представления о северной полярной области. В 1816 г. русская экспедиция на бриге "Рюрик" под командованием О. Коцебу, пройдя Берингов пролив, уточняет положение северо-западного побережья Аляски. Английская экспедиция Д. Росса и В. Парри в 1818 г. впервые вошла в пролив Ланкастер и дошла до меридиана 80°37' з. д. На следую-щий год корабли "Хекла" и "Грайпер" под командованием В. Парри прошли проливы Ланкастер, Барроу и Мелвилл и достигли 112° з. д. Прозимовав у острова Мелвилл, Парри со своими спутниками в 1820 г. попытался пробиться дальше на запад, но сумел достигнуть только меридиана 113°48' з. д. В 1819-1822 гг. англичане организовали сухопутную экспедицию Д. Франклина, которая обследовала северное побережье Америки от залива Коронейшеп до залива Батерст. Как видим, кольцо неисследованной области севера Американского континента постепенно сжималось.
Одновременно в эти годы расширяются и углубляются знания о полярной области к северу от России. Существенно уточняется географическое положение занад-,ных участков Северо-Восточного морского пути. В 1821- 1827 гг. экспедиция И. Иванова описала побережье от устья Печоры до полуострова Ямал, включая и южные берега острова Белый. Русские экспедиции Ф. Литке (1821-1824 гг.), П. Пахтусова (1832-1835 гг.) обследовали западное, восточное и южное побережье Новой Земли. Неизвестной пока оставалась северная оконечность этого архипелага.
Продвинулось вперед изучение центрального участка Северо-Восточного прохода. В 1800-1806 гг. Я. Санников открыл острова Столбовой, Фаддеевский, Новая Сибирь. В 1808 году промысловик Бельков обнаруживает остров, который впоследствии был назван Бельковским. В 1809- 1812 гг. русская сухопутная экспедиция во главе с М. Геденштромом составляет опись открытых островов, материкового берега между устьями Яны и Колымы, и в результате появляется первая карта Новосибирского архипелага. Во время своей экспедиции Геденштром увидел "на северо-востоке синеву" и, пытаясь до нее добраться, встретил огромную полынью, которая, по предположению ученого, является окраиной "открытого северного океана". В 1820-1824 гг. русская экспедиция во главе с П. Анжу, обследуя район Новосибирских островов, неоднократно пыталась пройти к северу от них, но всякий раз первопроходцев останавливало море. Походы Геденштрома и Анжу послужили основанием для возрождения концепции о существовании вокруг Северного полюса открытого моря.
В 1821-1824 гг. русская экспедиция во главе с Ф. Врангелем завершила исследование северного побережья России: на карту был нанесен сибирский берег от устья Индигирки до Колючинской губы, причем к востоку от мыса Шелагский съемка была выполнена впервые. В период этой экспедиции произошло два события, повлиявших на формирование гипотезы о пространствах, окружающих Северный полюс. Первое - Врангель трижды отправлялся от мыса Большой Баранов на север в поисках "Земли Андреева", но, достигнув широты 72° 02', так ее и пе увидел. Второе - обобщив сведения чукчей, он пришел к выводу, что к северу от мыса Якан располагается какая-то земля. Исследователь нанес ее на карту с надписью: "Горы видятся с мыса Якан в летнее время". Это давало основание верить в то, что к северу от Чукотского полуострова располагается какая-то суша. О ее размерах, о характере ее простирания пока можно было только догадываться.
Как видим, к концу первой четверти XIX в. на карту было положено все северное побережье России. Из крупных островов не были пока известны Земля Франца-Иосифа, Северная Земля. На месте современного острова Врангель предполагалось наличие какой-то суши. К северу от Новосибирских островов обнаружены огромные пространства чистой воды. Такова была географическая ситуация в евроазиатском секторе Арктики.
Во второй четверти XIX в. север Американского кон-'ипента активно начали исследовать англичане. В 1826 г. морская экспедиция Ф. Бичи, следуя по мелководью вдоль побережья Чукотского моря, достигает меридиана мыса Франклин (158°55' з. д.), откуда, используя небольшой бот, они дошли до мыса Барроу (71°2Г с. ш., 156°40' з. д.). Обследование американского побережья Чукотского моря было завершено. Тем временем два отряда экспедиции Д. Франклина, двигавшиеся от устья Мак-кензи на лодках в западном и восточном направлениях, в 1826 г. положили на карту американское побережье от меридиана 149° з. д. до устья реки Коппермайн. Неисследованным пока оставался участок побережья между меридианом 149°-157°07' з. д., а также район, прилегающий к современному полуострову Бутия. В этих районах можно было допускать, правда больше чисто теоретически, чем практически, возможность простирания Американского континента к северу.
В 30-х годах XIX в. пробелы в северной линии контура Американского континента были почти ликвидированы. Экспедиция Д. Росса, предпринятая в 1829- 1833 гг., преодолев бесконечную вереницу бедствий, практически ничего не дала для расширения географических знаний. Более удачной оказалась экспедиция П. Диза и Т. Симпсона, которая окончательно ликвидировала пробел в изучении береговой линии материка к западу от устья Маккензи. Годом позже эти же исследователи попытались нанести на карту побережье от залива Батерст до полуострова Бутия. Им удалось достигнуть меридиана 169° 20' з. д. Летом 1839 г. П. Диз и Т. Симпсон повторили свою попытку и сумели закартировать залив Чантри. Небольшой участок материкового побережья - от залива Чантри до полуострова Бутия - оставался пока загадкой. В начале XIX в., когда географические представления о северной полярной области существенно пополнились, высказывается мысль о попытке достигнуть Северного полюса. Об этом повествует, в частности, публикация в известном русском периодическом издании того времени "Дух журналов" (1818 г., № 21). Оказывается, в русских академических кругах в то время активно обсуждался вопрос о возможности осуществить поход к полюсу, используя сани, запряженные собаками. С этой целью были опрошены архангельские промышленники, часто посещавшие Шпицберген. Вопрос был задан ясно и конкретно: "Нельзя ли зимой по льду дойти до полюса? и для чего нельзя?" Ответ был дан не менее ясный и конкретный: "Мы этого никогда не пробовали и почитаем за невозможное по причине множества высочайших ледяных гор; а притом во многих местах нельзя было бы пройти через заливы, где море не совсем замерзает и где льдины плавают. Наши товарищи взбирались на самую высокую гору Северо-Восточного острова и оттуда видели море совсем чистое, так далеко, как только глазом окинуть можно. Но таково ли оно и далее, того ни один из нас не испытал..."
Как следует из журнала, архангельские промышленники отнеслись отрицательно к идее достижения Северного полюса на санях. Когда их спросили, могли бы они перевезти несколько изб на лед, чтобы установить их на 50, 100 и 150 миль друг от друга, промышленники ответили: "Так как мы считаем это за невозможное, то и наняться никто не захочет". Весьма характерна постановка самого вопроса об установке изб на дрейфующих льдах. Она свидетельствует о том, что сами опрашивающие имели смутное представление о движении льдов в Полярном бассейне. Публикация в "Духе журналов" завершилась добрым напутствием: "Итак, если по льду нельзя дойти до полюса ни пешком, ни доехать на санях, а вся надежда на корабли, то пожелаем, чтоб они нашли открытое море до самого полюса". Сама публикация свидетельствует о том, что идея о новом средстве достижения Северного полюса - по льду на санях и пешком - была высказана русскими.
Однако первыми опробовали этот способ англичане. В. Парри, прославивший себя при поисках Северо-Западного пути, когда он во время зимовок приобрел определенный опыт езды на собачьих упряжках, решил попытать счастья в достижении Северного полюса. В апреле (827 г. экспедиция В. Парри на судне "Хекла" вышла в iope и направилась к берегам Шпицбергена. Отсюда от еверо-западной оконечности архипелага Парри в сопро->ждении 27 человек 23 июня направился на север. В их 1споряжении находилось два небольших бота, к днищу oторых были прикреплены полозья. Англичане с собой (яли продовольствия на 71 сутки, т. е. рассчитывали эеодолеть расстояние до полюса и обратно со средней ;оростью около 14 миль в сутки. На первый взгляд по-;авленная задача выглядела вполне реальной. f Когда англичане ступили на лед, они столкнулись с 1умя неприятными неожиданностями. Оказалось, что |Д в этом районе далеко не ровный, как полагали они, 'сильно торошен. Кроме того, он беспрерывно дрейфует в генеральном направлении с востока на запад. Вследствне этого задача усложнялась, причем существенно. В довершение ко всему ледяные поля чередовались трещинами, каналами и разводьями. Выбору пути мешали частые непроглядные туманы. Лодки-сани с трудом передвигались на север. 23 июля Парри и его спутники достигли 82°4Г с. ш. Здесь их заметно стало сносить к югу. Поняв безнадежность дальнейшего продвижения к полюсу, В. Парри повернул назад и 19 августа прибыл к месту стоянки своего судна. Осенью англичане вернулись домой. Хотя цели не удалось достичь, Парри сумел поставить рекорд достижения северной широты, который продержался длительное время.
В 1828 г. В. Парри опубликовал в Лондоне книгу, в которой, хотел он того или нет, прозвучали мотивы, призывающие к межгосударственному соперничеству в достижении Северного полюса: "Наши флаги и вымпелы развевались в течение всего дня. И хотя мы искренне сожалели, что не смогли водрузить британский флаг на самой высокой широте, нас, вероятно, можно извинить за то, что мы испытывали некоторую гордость, донеся флаг до этой параллели и оставив далеко позади все достоверные рекорды". Нетрудно увидеть в приведенной цитате вызов представителям других наций: вот, мол, мы - британцы-дошли до широты 82°40', а кто может пройти дальше?
Немедленной реакции на вызов не последовало. Тогда в 1845 г. В. Парри выдвинул новый план достижения Северного полюса, по которому предполагалось достичь цели от Шпицбергена, использовав оленьи упряжки. План этот был подвергнут критике, в том числе русскими учеными. Так, Ф. Врангель в своем докладе "О средствах достижения полюса" обратил внимание на то, что "олени для езды по шероховатым глыбам льдов весьма не способны, а для тяги сколько-нибудь тяжелых вещей слабосильны". Ф. Врангель, опираясь на свой опыт походов по льдам, предложил использовать для движения к Северному полюсу собачьи упряжки. По его мнению, на экспедиционном судне следовало доставить 10 нарт с собаками к западному берегу Гренландии на широте 77°. Здесь Ф. Врангель рекомендовал "по замерзании вод... приискать в пгироте 79° на берегу Гренландии или в долине между горами удобное место для склада части запасов". Далее, как считал исследователь, "в феврале экспедиция может передвинуться на это место, а к началу марта основать другой склад запасов еще на 2° севернее". Отсюда полярному отряду следовало бы идти к полюсу. Хотя план Ф. Врангеля так и остался планом, но тем не менее, как мы видим, ему принадлежит идея использования собачьих упряжек и вспомогательных баз для достижения Северного полюса, идея, изложенная весьма конкретно.
К началу 40-х годов XIX в. англичанам казалось, что достаточно еще небольших усилий и Северо-Западный проход будет несомненно открыт. 128 отборных офицеров и матросов под командованием Д. Франклина на судах <Эребус> и <Террор> в мае 1845 г. направились на поиски этого пути. Больше их живыми никто не видел. Они бесследно исчезли. На поиски Д. Франклина и его спутников был снаряжен ряд экспедиций, которые существенно продвинули вперед решение проблемы Северо-Западного прохода и Северного полюса.
В 1850 - 1851 гг. экспедиция Г. Остина обследовал берега островов Принца Уэльского, Батерст, Байам-Мартин. Одновременно экспедиция В. Пенни изучала побережья проливов Веллингтон и Куинс-Чаннее. В 1850 г. экспедиция Р. Мак-Клура впервые за одну навигацию прошла от Берингова пролива вдоль побережий Чукотского и Бофорта морей и в течение ряда лет обследовала побережья островов Банкс, Виктория. В этом же районе расширению географических знаний способствовала экспедиция Р. Коллинсона, проведенная в 1850 - 1854 гг.
Важное открытие сделала экспедиция В. Кеннеди, которая в 1852 г. открыла пролив Белло и тем самым окончательно установила северные контуры Американского континента. Флотилия из пяти судов под командованием Э. Белчера в 1852 - 1854 гг. обследовала побережье Земли Гринелла, остров Корнуолл, северное побережье Батерста, острова Принс-Патрик и Эглинтон.
В 1852 году Э. Инглфилд на судне <Изабелла> впервые вошел в пролив Смита и достиг широты 78'10', т. е. превысил рекорд Девиса, установленный им еще в 1616 г. Попутно Инглфилд открывает берега Гренландии и Элсмира. Таким образом, трагедия Франклина и его товарищей привела к небывалому до сих пор штурму североамериканской Арктики, в результате которого произошло географическое открытие Северо-Западного прохода.
Во время поисков экспедиции Франклина произошел ряд событий, повлиявших на организацию дальнейших походов к Северному полюсу. Так, отряды В. Пенни в 1851 г., исследуя побережья пролива Веллингтон, на широте 76° увидели водное пространство без льда, простирающееся до горизонта. Конечно, в то время это было весьма неожиданно. Экспедиция Э. Инглфилда, обнаружившая в проливе Смита "необозримое море, свободное ото льда", образно говоря, "подлила масла в огонь", и в результате в некоторых ученых кругах стало возрождаться учение об открытом полярном море.
Находясь в плену указанной идеи, американец И. К. Кейн на судне "Эдванс" в мае 1853 г. направился в сторону пролива Смита, откуда он намеревался поставить рекорд достижения северной широты. Попутно экспедиция намеревалась искать следы Франклина и его товарищей в этом районе. На борту судна находились 104 собаки. В начале августа "Эдванс" вошел в пролив Смита. Дальнейшему движению препятствовали льды, и 28 августа, достигнув широты 78° 37', экспедиция Кей-на вынуждена была зазимовать на берегу Гренландии. Во время зимовки ее участники, используя сани, организовали вдоль берега по пути на север продовольственные склады. 4 июня матрос Мортон и эскимос Хендрик на санях отправились на север и 24 июня 1854 г. достигли широты 80°40' и водрузили здесь американский флаг. Отсюда к северу увидели свободное от льда водное пространство. Это обстоятельство, а также наличие обильной живности в виде гусей, ласточек, сравнительно высокая температура воды (+2,5°) заставили путешественников поверить в "открытое полярное море". По возвращении из сапного похода об этом доложили Кейну.
Учитывая ограниченный запас продовольствия и топлива на борту судна, Кейн стал готовиться в обратный путь. Судьбе было угодно, чтобы экспедиция зазимовала вновь: льды блокировали бухту и Кейн не сумел вывести "Эдванс" из нее. В результате экспедиция оказалась в тяжелом положении. Началась цинга. Когда закончилось топливо, в ход пошли отдельные части судна. Наконец наступила полярная весна 1855 года. Казалось бы, спасение близко, по Кейн, опасаясь, что и этим летом не удастся вывести судно из бухты, бросил его, и 17 мая, захватив с собой сани и лодки, американцы направились на юг. Через 83 суток, потеряв по пути одного из членов экспедиции, американцы достигли Упернавика. Отсюда они были доставлены на родину.
Таким образом, к середине XIX в. благодаря информации, полученной от полярных исследователей М. М. Геденштрома, П. Ф. Анжу, В. Пенни, Э. Инглфилда и И. К. Кейна, мысль о Центральном полярном бассейне, свободном от льда, овладела умами отдельных ученых, причем довольно влиятельных ученых того времени. И, как мы увидим дальше, не только ученых. В результате на рубеже 60-70 гг. была организована экспедиция, о которой следует рассказать более подробно.