А.И.Арикайнен

Оцифровка и корректура: И.В.Капустин

Центр притяжения - Северный полюс.

Введение
Все возвращается на круги своя. Каждый год с наступлением тепла тянутся на Север перелетные птицы. С ними все ясно - влекут природные инстинкты. А как быть с человеком? Что заставляло его бросать уютные дома, своих близких и уходить во льды Арктики, к полюсу, навстречу неизвестности и опасности?
Такой вопрос люди задавали давно, задавали и пытались найти на него ответ. Так, в старинном трактате "Королевское зерцало" причину влечения путешественников в страну льда и холода видели в "Трех свойствах человеческой натуры":
-соревнование и склонность к известности, т. е. стремление к большой опасности, благодаря чему можно приобрести известность;
-любознательность - стремление знать и видеть новые местности;
-любостяжание - жажда денег и наживы.
Как видим, формула проста, но если задуматься, то выяснится, что она справедлива не только для тех, кто стремился в полярные страны. С не меньшим основанием ее можно применить, например, и к первооткрывателям пустынь, труднодоступных вершин и т. д. Словом, хотя приведенная выше формула и носит общий характер, она дает ответ на вопрос о причинах влечения человека к Северному полюсу, но лишь частично.
Может быть, все дело в каких-то необычных свойствах самого Северного полюса как особой точки нашей планеты? Что мы знаем сегодня о полюсах? Вот только некоторые особенности этих точек:
- полюс - это условная математическая точка, через которую проходит воображаемая ось вращения Земли, и, как следствие этого, здесь отсутствует действие центробежной силы нашей планеты;
- на полюсе все меридианы сходятся в одной точке и нет такого понятия, как географическая долгота, a pas так, то нет и времени суток;
- на полюсе все звезды, оставаясь всегда на одной и той же высоте, никогда не заходят и не всходят, т. е. здесь они совершают свой видимый наблюдателю путь по строго горизонтальным кругам воображаемой оси мира, проходящей вблизи Полярной звезды;
- на Северном полюсе Солнце, показавшись над горизонтом 19 марта, не скрывается за горизонтом до 25 сентября, т. е. полярный день продолжительностью 189 суток сменяется полярной ночью продолжительностью 176 суток;
- на Северном полюсе Луна показывается над горизонтом только тогда, когда ее склонение меняется с южного на северное, т. е. "лунная ночь" продолжается 14 суток;
- земной шар приплюснут у полюсов - полярный радиус нашей планеты примерно на 20 км короче экваториального, и, как следствие этого, здесь наблюдается максимальная сила тяжести.
Таким представляется Северный полюс с позиций астрономии и геофизики. Как ни странно, при чтении литературы о путешествиях к полюсу бросается в глаза, что его покорителей больше всего увлекала мысль, что, куда ни посмотри, везде - юг, что можно в считанные минуты совершить кругосветное путешествие, и в этих свойствах полюса есть что-то магическое и завораживающее для человека.
Конечно, интересно увидеть незаходящие звезды и Солнце, циркулирующее круглые сутки над горизонтом, необычно почувствовать на себе аномалию силы тяжести и т. д., но при условии, что каждый градус широты будет даваться без титанических усилий человека, а тем более без трагических жертв. А именно этим отличалась ранняя история покорения Северного полюса. Возможно, все-таки разгадка тайны влечения к Северному полюсу кроется в словах одного известного полярника: "Жизнь на севере собачья, но работа достойна настоящего мужчины".
В этом, по-видимому, есть доля правды, ибо многие замечали, что Арктика заставляет человека быстро проявить свой характер: сильного человека - сильный характер, слабого - слабый. Вот почему выдерживают здесь только сильные.
А может быть, дело совсем в другом: "Лишает долгий зной здоровья и ума, а стужа в севере ничтожит вред сама". Эти слова принадлежат М. В. Ломоносову, а он, как известно, родился у Полярного круга, а значит, на себе испытал различия северных и южных Широт. По крайней мере, известна история полярника М. М. Ермолаева, заболевшего туберкулезом в 1924 г., которому врачи вынесли приговор: "Осталось жить два года". Молодой парень, махнув на все рукой, подался в северную экспедицию. И неожиданно для него и для всех легкие зарубцевались: арктический воздух сотворил чудо. Больной человек стал здоровым. Вот вам еще одно возможное объяснение магических свойств Арктики.
Правда, ничего сверхъестественного в этом нет, и все объясняется довольно просто. Еще в 1931 г. во время полета дирижабля "Цеппелин" были получены весьма любопытные замеры загрязненности воздуха: так, в одном кубическом сантиметре ленинградского воздуха оказалось 52 тыс. пылинок, архангельского - 26 тыс., североземель-ского - всего 200-300. Для сравнения: даже в Ялте, где традиционно лечат туберкулезных больных, число пылинок в том же объеме воздуха равно примерно 4 тыс. Как видим, чистота воздуха в Арктике - идеальная.
Сюда можно добавить захватывающие описания полярных сияний - великолепных красочных зрелищ, любоваться которыми не наскучило ни одному бывалому северянину. Эти перечисления можно продолжать, но, по-види-, невозможно одним словом, одной фразой, пускай же самой емкой, точно определить мотивы тех, кто шел курсом на север, шел, чтобы достигнуть Северного полюса. На наш взгляд, у разных людей были свои личные мотивы, но у всех у них было что-то общее, характерное для той эпохи, в которую они жили.
Данная книга повествует о главных этапах достижения человеком Северного полюса. Основное внимание в ней уделено освещению развития географических представлений о северной полярной области и описанию использования различных средств для достижения высоких широт Арктики. И конечно же, в книге читатель найдет ответ на вопрос: зачем же люди, страдая от холода и голода, шли к Северному полюсу? Но не будем опережать события.
Несколько слов о том, что заставило автора взяться за написание этой книги. Впервые мысль о ней зародилась в августе 1977 года, когда волею судьбы он оказался в штабе морских операций на Диксоне, где со своими товарищами обеспечивал гидрометеорологической информацией атомоход "Арктика", форсировавший льды на пути к Северному полюсу. В те дни, не раз пролетая на
ярко-оранжевом ЙЛ-14 над ледоколом, мы видели, как льды, которые веками мощным бастионом стояли на пути человека к полюсу, запросто отлетали влево и вправо от форштевня "Арктики". Глядя с высоты 200 м на стремительный ход атомохода, невольно подумалось: вот он заключительный аккорд многовековой эпопеи покорения Северного полюса. Об этом надо обязательно написать.
Время, как это бывает всегда, пролетело очень быстро. Прошли годы, которые были затрачены на сбор и изучение информации об истории покорения Северного полюса. К своему удивлению, автор обнаружил, что эта история далеко не простая, в ней есть неясности, противоречия, которые не может не заметить человек, знакомый с современными представлениями о ледовом и метеорологическом режимах Центральной Арктики. Сначала эти противоречия показались странными, а потом даже занимательными. Стало очевидным, что надо не только пересказать ход событий, связанных с покорением Северного полюса, но и высказать определенно свое суждение, отличающееся от традиционной трактовки этого вопроса. Не будем здесь уточнять, что имеется в виду - читатель сам узнает об этом, прочитав главы книги. Нам просто хотелось обратить внимание на то, что в книге нет какого-то тривиального пересказа событий, в ней автор постарался правильно расставить акценты, чтобы определить подлинное историческое значение тех или иных попыток покорения Северного полюса с учетом достижений современной науки и техники.
При подготовке книги к печати автору большую помощь оказали Н. В. Арикайнен, А. К. Дельвина и Т. С. Пояркова. Ряд замечаний сделали Г. Д. Бурков, Н. А. Волков, 3. М. Гудкович, О. А. Коссов, Б. А. Слепцов-Шевлевич, М. И. Шевелев, Ю. Н. Швембергер, А. Н. Яковлев. Автор выражает всем им искреннюю благодарность

От неизвестности к гипотезе открытого полярного моря
Рождение проблемы и первые рекорды
С некоторых пор геологи обратили внимание на исключительную сложность геологического строения и рельефа дна Северного Ледовитого океана. В чем причина этого? Используя палеомагнитные и палеоклиматические данные, ученые попытались рассмотреть историю образования Северного Ледовитого океана на общем фоне эволюции Северного полушария Земли и пришли к интересным выводам.
Оказывается, что, с одной стороны, 350-300 лет назад приполярная область Северного полушария располагалась не вокруг современного полюса, который при неизменном положении континентов на поверхности Земли должен был бы быть ее центром, а в стороне от него - на территории, протянувшейся от полуострова басса. С другой стороны древнейшая фауна и флора ре-Таймыр до Северной Монголии и от Колымы до Куз-гиона, наиболее близкого к современному полюсу (Шпицберген, Гренландия, Северная Чукотка и Аляска), оказались типично тропическими. По мнению ученых, это связано с тем, что, начиная с каменноугольного периода, (300 млн лет назад) в последующие геологические времена северная область нашей планеты, меняя очертания, постепенно приближалась к современному положению.
Была высказана гипотеза, что миграция Северного полюса обусловлена дрейфом континентов. Данные о древней намагниченности горных пород суши свидетельствуют в пользу такой гипотезы. На основании этих данных ученые попытались реконструировать прошлое Северного Ледовитого океана. По их мнению, геологические процессы могли развиваться следующим образом.
Примерно 700-350 млн лет назад все крупные массивы суши на Земле располагались в экваториальной зоне и медленно двигались на север. В этот период район, прилегающий к современному Северному полюсу, был частью Мирового океана. В процессе дрейфа массивов суши в середине карбона (примерно 300 млн лет назад) образовался единый материк Лавразии, в состав которого входили Северная Америка, Европа и большая часть Северной Азии. На севере древнего материка сформировался огромный залив, расположенный между азиатской и американской частью суперконтинента. Этот залив был на месте восточной части Северного Ледовитого океана. 150-140 млн лет назад, вероятно, произошел раскол единого материка, началось раздвижение Америки и Европы и, как следствие этого,- формирование Атлантического океана. Компенсируя этот процесс, в тихоокеанском секторе началось сближение Северной Америки, двигавшейся на запад, и Азии, двигавшейся на восток. Вследствие такого процесса 100 млн лет назад образовалась Чукотско-Аляскинская перемычка суши, отделившая Северный Ледовитый океан от Тихого. Атлантический океан продолжал расширяться, в результате чего 55 млн лет назад в северной части его возникла сложная система расколов и трещин. Наиболее значительные из них и стали продолжением Атлантики далеко на север - в Арктику.
Выдвигались и другие гипотезы причин смещения Северного полюса. Как бы там ни было на самом деле, но в наше время определенно доказано, что район Северного Ледовитого океана не всегда был страной вечного льда. Об этом красноречиво свидетельствуют самые разнообразные окаменелые растения, обнаруженные в Гренландии, на Шпицбергене и Земле Франца-Иосифа. Речь идет не просто о единичных растениях, а о буйной тропической растительности, произраставшей в этих районах. Поэтому мы здесь обнаруживаем залежи каменного угля. Как же развивались события в более близкие к нам времена? Еще в эпоху последнего оледенения, т. е. 10 тыс. лет назад, на месте Берингова пролива существовала суша, соединяющая Азию и Америку. Сейчас ученые называют эту землю Берингией. Она занимала огромные пространства Чукотского и Берингова морей протяженностью с севера на юг около 1,5 тыс. км. Этот "мост" активно использовали как мелкие, так и крупные животные для своего переселения из Старого Света в Новый, и наоборот. Вслед за ними двигались люди, так как звери были главной добычей первобытных охотников. Это были наиболее давние предки эскимосов, о чем свидетельствуют и антропологические исследования, указывающие на то, что эскимосы - типичные мон-голоиды. В культурных слоях двухтысячелетней давности в районе Чукотского и Берингова морей ученые нашли следы древних поселений (каменные ножи, скребки, копья, необычные жилища в виде построек, сооруженных из гигантских костей кита и т. д.). Обнаруженные великолепные наскальные изображения свидетельствуют о высоком уровне искусства древних северян.
Исследованиями советских археологов установлены и другие очаги древних поселений человека на евроазиатском Севере. На Кольском полуострове обнаружены временные жилища людей эпохи так называемого арктического палеолита (7-6 тысячелетий до нашей эры). На Северной Двине и Онеге найдены поселения эпохи неолита. Многочисленные поселения человека II тысячелетия до нашей эры обследованы учеными на Печоре, в Приобье, между Хатангой и Колымой. Из этого следует, что освоение суровых арктических окраин началось еще тогда, когда не существовали ни Афины, ни Рим.
Тем не менее именно греки назвали северную полярную область Арктикой: "арктос" в переводе с греческого означает "созвездие Медведицы". Первые письменные описания северных стран встречаются в трудах греческого историка Геродота, жившего в V в. до нашей эры. Правда, под северными странами тогда понимались далеко не заполярные области. У древних греков север поначалу был совсем рядом - во Фракии, т. е. не дальше реки Дуная. Северный ветер греки называли бореем, поэтому людей, живущих за Дунаем, они именовали гиперборейцами, т. е. живущими за бореем. Со временем выяснилось, что дальше к северу живут еще какие-то народы, и в результате возникали новые "гиперборейцы".
Несмотря на это, нельзя не отметить, что еще в священных книгах индусов ("Веды") и персов ("Авесте"), представляющих собой собрание песнопений и мифов, отмечаются характерные астрономические и климатические описания полярных стран, в частности явление полярного дня и ночи. Скорее всего, эти описания не только плод народной фантазии. По-видимому, каким-то образом сведения об этих местах достигли южных народов. Кстати, л знаменитой греческой поэме "Одиссея" также рассказывается о стране лэстригонов, в которой день был настолько долгим, что "возвращающийся вечером пастух мог перекликаться с выходившими в утро",
Первым представителем античного мира, посетившим район Полярного круга, был, судя по письменным свидетельствам, грек Пифей, живший в Массалии (нынешний Марсель на юге Франции). Миновав Гибралтарский пролив, Британские острова, Пифей около 325 г. до нашей эры дошел: д<Г страны, где "ночь была совсем короткая и продолжалась местами два часа, а местами три часа". По этой причине авторы отдельных публикаций называют Пифея даже первым полярным исследователем, хотя ясно, что это, как и все в нашем мире, весьма и весьма относительно. Безусловно, что, скажем, у викингов и лопарей были свои северные первопроходцы. Однако для нашего повествования это не имеет значения, поскольку движущей силой путешественников того времени была любознательность, страсть к познанию мира. Иногда просто судно, гонимое бурей, бросало якорь у неизвестной земли, и в результате появлялись новые сведения и географические границы познания мира раздвигались.
В те времена таких понятий, как Северный и Южный полюсы в современном их понимании, еще не было, так как эти понятия предполагают в первую очередь вращение Земли вокруг воображаемой оси. Сначала была открыта шарообразность Земли. Об этом, в частности, говорил в VI в. до нашей эры греческий математик и философ Пифагор. По мнению ученых того времени, ряд явлений указывал на выпуклость земной поверхности. Так, было замечено, что при удалении кораблей в море сначала скрываются их нижние части, тогда как мачты и паруса еще остаются видимыми над линией горизонта. Обращали также внимание и на круглую тень Земли, падающую на Луну во времена лунных затмений, и т. д. В III веке до нашей эры греческий астроном Аристарх высказал предположение о вращении Земли. Однако это было лишь философское размышление, и о нем мало кто знал, а вскоре оно было совсем забыто. Причиной такого забвения стало учение К. Птолемея, согласно которому Земля - это центр Вселенной, а Солнце, Луна, планеты и звезды вращаются вокруг нее. Геоцентрическое учение Птолемея особенно устраивало церковь, поскольку подтверждало легенду о сотворении Земли богом. В древнем мире и в начале средних веков мореплавание только начинало развиваться. Корабли были еще небольшие, плоскодонные, парусами пользовались лишь прп попутном ветре. Плавали исключительно вдоль берегов, при благоприятной погоде и в светлое время суток. Обстоятельную характеристику мореплавания того периода дал Ф. Энгельс: "Мореходные суда Финикии и Карфагена, Греции и Рима были плоскодонными баржами, не способными выдерживать шторм; морские просторы во время шквала были гибельны для них, они ползли вдоль берега, бросая на ночь якорь в какой-либо бухте или заливе... Компас еще не был изобретен, понятия широты и долготы были еще неизвестны; единственным путеводителем в навигации были в то время береговые вехи да Полярная звезда" с. Следует упомянуть, что в знаменитом астрономическом трактате Птолемея "Альмагест" уже приведено описание устройства и способа употребления астролябии - инструмента для определения углов на наблюдаемое светило. Это значит, что широту места и высоту светил люди научились определять уже в то далекое время.
В древних легендах говорится, что от берегов Европы продвижение на северо-запад первыми начали ирландцы, которые в VII-VIII веках достигли Оркнейских, Шетлендских и Фарерских островов. На рубеже VIII - IX веков ирландцы начали заселение Исландии. Норманны - предки шведов, датчан и норвежцев, в IX в. вытеснив ирландцев из Исландии, в конце X в. дошли до берегов Гренландии, где организовали свои поселения. Как повествуют саги, норманны в начале XI в. появились даже на берегах Северной Америки в районе современного полуострова Лабрадор и острова Ньюфаундленд. Как это было на самом деле, сейчас трудно сказать, поскольку речь идет о легенде, согласно которой норманнская колония полностью исчезла в начале XV в. Какие-то сведения об этих плаваниях доходили до европейских ученых, по представлениям которых норманны пересекали громадный "Западный залив", переходящий на севере в замкнутое "Замерзшее море". По тогдашним воззрениям, земли, открытые норманнами, располагались якобы в малопривлекательных районах Северо-Западной Европы.
В развитии мореплавания важную роль сыграло появление магнитного компаса в XI в. Поначалу это бывд просто намагниченная игла, укрепленная на пробке, плавающей в сосуде с водой. Исходя из круговорота Солнца, горизонт от восхода до захода поделили на четверти, румбы и градусы. В начале XIV в. компас по внешнему виду стал напоминать современный: магнитная стрелка стала укрепляться на острие шпильки в центре бумажного диска (картушки), поделенного на румбы. Мореплаватели знали, что Северный полюс находится в направлении Полярной звезды, а стрелка компаса отклонялась в сторону от этого направления. Так еще в XIII-XIV веках стало известпо о существовании магнитного склонения.
С изобретением компаса, изготовлением первых глобусов, созданием быстроходных и вместительных парусников возникают условия для организации плаваний в открытом море вдали от берегов. Организовывались эти плавания с целью захвата еще неизвестных земель и отыскания новых торговых путей в Индию и Китай, торговля с которыми была весьма прибыльной. Благодаря плаваниям каравелл Колумба и его последователей к концу 20-х годов XVI в. в Европе узнают об Америке, причем англичанин Д. Кабот открывает в 1497-1500 гг. остров Ньюфаундленд, а португалец Г. Кортириал - Лабрадор. К этому времени португалец Васко да Гама и испанец Ф. Магеллан открывают два южных морских пути в Китай и Индию: западный - минуя мыс Горн, и юго-восточный - минуя мыс Доброй Надежды. Следует подчеркнуть, что Д. Кабот, организовывая свое плавание, руководствовался уже стремлением найти путь в Китай и Индию "где-то на северо-западе" и тем самым впервые сформулировал идею Северо-Западного морского пути в своем самом "первобытном" виде. В дальнейшем эта идея пропагандировалась в 1527 г. англичанином Р. Торном. Постепенно она становится популярной.
В 1525 г. русский дипломат Д. Герасимов высказал предположение о возможности существования к северу от России морского пути из Европы в Китай, т. е. он впервые сформулировал идею Северо-Восточного морского прохода. Выдвигая такую гипотезу, Д. Герасимов руководствовался данными, полученными от поморов, которые к тому времени совершали плавания вдоль северного побережья Руси к Новой Земле и Груманту (Шпицбергену). В Европе с интересом встретили идею Герасимова. Английские и голландские мореплаватели в конце XVI - начале XVII века предприняли попытки найти этот путь, но безрезультатно. Дальше Новой Земли эти суда не смогли пробиться. К этому времени русские поморы уже успешно освоили морской путь в богатую пушниной Мангазею. В низовьях Оби и Енисея были возведены первые русские форпосты: Обдорск, Березов, Туруханск, которые стали трамплином для дальнейшего продвижения русских на восток.
Итак, ко второй половине XVI в. возникли две практические проблемы - отыскание Северо-Западного и Северо-Восточного морских путей, решение которых вынуждало мореплавателей направлять свои суда на север.
В 1576 г. X. Гилберт опубликовал работу "Рассуждения в доказательство существования Северо-Западного прохода в Китай и Индию", под ее влиянием у некоторых мореплавателей появилась навязчивая идея пройти этим путем. В 1576-1578 гг. М. Фробишер трижды пытался решить эту задачу, но безуспешно, хотя он на своих судах посетил Гренландию и положил начало открытию Баффиновой Земли. В 1585-1587 гг. на поиски Северо-Западного пути трижды отправлялись суда Д. Девиса.' Максимум, что удалось ему сделать - открыть на большом протяжении восточное и западное побережье Гренландии и обследовать юго-восточное побережье Баффиновой Земли между параллелями 62-67°.
Начиная с конца XV в. картографы стали изображать Северный полюс на своих картах, которые были, конечно, еще далеко не совершенны и на них помещались наряду с известными данными чисто умозрительные данные. На первом глобусе, появившемся в 1492 г., показан Северный полюс, окруженный большим морем. На карте Г. Меркатора 1569 г. в районе полюса располагается континент довольно значительной площади. Уже иную картину можно наблюдать на карте В. Баренца 1598 г.-здесь в районе полюса находится большое море. Другими словами, об околополюсной области строились только догадки, о правомерности которых можно было говорить с одинаковой степенью вероятности.
Следует отметить, что на рубеже XVI-XVII веков постепенно меняется представление о Северном полюсе как о просто точке, в которой сходятся меридианы. Николай Коперник, наблюдая за движением звезд, пришел к выводу, что наша планета за сутки поворачивается вокруг самой себя, как вращающийся волчок, и тем самым стал первым человеком, узнавшим о полюсах как особых "; точках оси вращения Земли. Как известно, Н. Коперник, ^опасаясь суда инквизиции, опубликовал свою знаменитую книгу "О вращении небесных сфер" лишь в 1543 г. за несколько дней до своей смерти. Поэтому этот год можно условно считать годом рождения как Северного, так п Южного полюса в их современном понимании. Однако в действительности, как мы знаем, истина еще долго с трудом пробивала себе дорогу. Этому усердно и жестоко противилась церковь. За пропаганду гелиоцентрической системы в 1600 г. в Риме на костре сожгли Д. Бруно. В 1633 г. церковники под страхом пыток заставили отречься от своих взглядов Г. Галилея, развивавшего учение Н. Коперника. Несмотря на противоборство церкви, постепенно факт вращения Земли становится общепринятым, хотя строго это явление было доказано Л. Фуко только в 1851 г., когда он блестяще продемонстрировал свой опыт с маятником в здании парижского Пантеона.
Однако еще задолго до полного утверждения гелиоцентрической системы произошел ряд других событий, позволивший раздвинуть границы географических представлений человека о Северной полярной области. В 1590 г. Г. Меркатор, анализируя величину магнитного склонения в различных пунктах, вычислил положение северного магнитного полюса.
Значительного успеха в 1607 г. добивается Генри Гудзон, который в поисках пути в Тихий океан направил свой 180-тонный барк "Хоупуелл" прямо в сторону Северного полюса. В начале мая судно вышло в плавание и в середине июня достигло восточных берегов Гренландии. Следуя вдоль них на север, Г. Гудзон на широте 73° встретил непроходимые льды и вынужден был изменить курс на северо-восток. Через пять дней "Хоупуелл" подошел к берегам Шпицбергена, в районе которого он сделал попытку пройти дальше на север и достиг широ-ты 80°23'. Дальнейшему продвижению судна препятст-вовали льды. Г. Гудзон предпринял попытку найти ка-кой-то проход на север в пространстве между Гренландией и Шпицбергеном, но в конце концов вынужден был развернуться и направиться в Англию. Хотя цель, которую поставил себе Гудзон, и не была достигнута, но ему удалось установить рекорд свободного продвижения судна на север, продержавшийся 158 лет.
Попытки открыть Северо-Западный морской путь со стороны Атлантического океана, предпринятые в XVII в., были безрезультатными в смысле достижения цели, но почти каждое из предпринятых плаваний расширяло знания о севере Американского континента. В 1610 гЛ известный уже нам Г. Гудзон открыл пролив, названный впоследствии его именем, и море, ставшее его могилой. ; Теперь мы называем его Гудзоновым заливом. В результате экспедиций под командованием английских мореходов Т. Баттона (1612-1613 гг.), Р. Байлота и В. Баф-\ фина (1615 г.) более подробно, хотя и далеко не до конца, был обследован Гудзонов залив. В 1616 г. Р. Байлот и В. Баффин, стремясь найти путь на запад, направляют судно "Дискавери" в Девисов пролив и, следуя вдоль западного берега Гренландии, достигают широты 78° и открывают южный вход в пролив Смита, через который впоследствии не один раз будут штурмовать Северный полюс.
К тому времени дальнейшее развитие получают способы определения долготы места. В XVII в. распространен ние получил способ "лунных расстояний". Открытие в 1610 году Г. Галилеем спутников Юпитера позволило разработать способ определения долготы по их затмениям. Это было исключительно важно, поскольку способ, практиковавшийся ранее (по положению звезд Малой Медведицы), давал большую ошибку. Тем самым постепенно создались условия для более точного определения координат местонахождения судна в море.
Когда англичане и французы пытались найти путь в Тихий океан на севере Америки, русские, двигаясь на восток, открывали северное и восточное побережье Азии.
к 20-м годам XVII в. русские промышленники прочно обосновались на р. Пясине, в начале 30-х годов вышли в Хатангский залив и в 1648 г. достигли р. Анабар.
К тому времени уже было образовано новое Сибирское воеводство с центром в Якутске, что способствовало выводу русских казаков через р. Лену до устьев рек Оленек, Яна (1637 г.), Индигирка (1638г.), Алазея (1642 г.), Колыма (1643 г.). К этому времени отряды русских казаков И. Москвитина и В. Пояркова вышли к побережью Тихого океана. В 1648 г. отряд С. Дежнева на своих ко-чах вышел с Колымы и, следуя вдоль берега океана, достиг северо-восточной оконечности Азии, ныне носящей имя замечательного первопроходца. Благодаря походам Вл. Атласова стало известно о Камчатском полуострове (1696 г.). В результате к концу XVII в. стала известна в первом приближении протяженность Северо-Восточного морского пути. Неизвестным оставалось побережье Таймырского полуострова, хотя, как свидетельствуют остатки лагеря мореходов в районе залива Симса и острова Фаддея, русские в. то время предприняли попытку достигнуть и этого участка арктического побережья.
Как видим, к исходу XVII в. проблема достижения Северного полюса была, образно говоря, в самом зачаточном состоянии. По-настоящему было сформулировано только две задачи: отыскание Северо-Западного и Северо-Восточного морских путей. Для решения первой создались только начальные предпосылки проникновения со стороны Атлантического океана, вопрос о Северо-Западном пути оставался по-прежнему весьма робкой гипотезой.
К этому времени более уверенно можно было говорить о существовании Северо-Восточного пути, хотя и здесь по-прежнему загадочным оставался район Таймырского полуострова. В принципе в то время еще можно было предполагать о соединении Авии и Америки по современной линии: Таймырский полуостров-Северный полюс-север Американского континента.
Хотя Г. Гудзон и направил свой "Хоупуелл" в сторону полюса, но, как мы знаем, только с целью отыскания пути в Тихий океан. Тем не менее парадокс состоит в том, что, хотя задача достижения Северного полюса и не ставилась до XVIII в., два серьезных рекорда были установлены: первый принадлежал Г. Гудзону (80°23', 1607 г.), второй-Р. Байлоту и В. Баффину (78°00', 1616 г.). Тем самым начало стремлению к Северному полюсу было положено. К этому следует добавить, что уже в те времена хватало всякого рода вымыслов в отношении рекордов свободного плавания судов на север. Так, английский географ Д. Баррингтон, опрашивая китобоев, которые занимались промыслом в районе Шпицбергена, услышал много хвастливых заявлений. Одни утверждали, что достигали 88° с. гл., другие - 89Ф с. ш., а третьим даже удавалось якобы пройти на два градуса южнее по другую сторону полюса. В результате этих морских вымыслов, которым некоторые ученые того времени верили, было положено начало формированию концепции открытого полярного моря. Вместе с тем можно уверенно полагать, что китобои, активно промышляя возле Шпицбергена, в летний период, безусловно, достигали, по крайней мере, широты 80°. Возможно, кому-нибудь из них даже удавалось "побить" достижение Г. Гудзона, но определенно говорить об этом трудно. Таким образом, уровень географических знаний к концу XVII века позволял практически с одинаковой вероятностью предполагать существование в районе Северного полюса и суши, и моря.