Красноярское книжное издательство 1989 г.
Оцифровка и корректура: И.В.Капустин

Подвиг штурмана Альбанова

Владилен ТРОИЦКИЙ

Приготовление к зимовке

Спали мы, как убитые, и, должна быть, долго. После завтрака принялись за работу, которой было много. Прежде всего надо было подвести к поселку каяк, оставленный версты за две отсюда, вытащить его в безопасное место и взять в домик все остатки нашего снаряжения, которого, правда, осталось немного: компас, бинокль, хронометр, секстан, две книжки, паруса, топор, спички, да две или три банки, из которых одна была с почтой. После этого нам предстояло приняться за большую спешную работу: спасать провизию, валявшуюся в воде и грязи, которая с каждым днем портилась все больше. За провизию, вмерзшую в лед, мы особенно не беспокоились, она еще может ждать. Пока мы принялись собирать разбросанные везде банки, а их было много. Тут пришлось убедиться, что добрая половина банок, к сожалению, была уже негодных: иные были пробиты, иные проржавели насквозь, и провизия в них уже испортилась. Но оставшиеся были все собраны, просушены и рассортированы. Пока не была устроена нами кладовая для хранения провизии, мы эти банки расставили частью в нашем палисаднике, а частью прямо около амбара на досках.
После этого приступили к выкалыванию изо льда полуобнаженных ящиков и банок, сверху покрытых талой водой. Начались "раскопки Помпеи". Постепенно ящик за ящиком, банку за банкой, боясь повредить, работая ножами и топором, стали мы извлекать на свет божий различные консервы и вещи. Работа кропотливая, требующая терпения, но зато и интересная, полная самых неожиданных открытий и приятных сюрпризов.
Чего-чего мы не нашли только во время этих раскопок! Пеммикан, мясо, баранина, свинина, кролик, всевозможная рыба, масло, какие-то колбасы в запаянных банках, сушеная и прессованная зелень, сушеный картофель, большие плитки шоколада, но без сахару, какой-то яичный порошок, должно быть, для печения и пр. и пр. Многое из этого перечня было порченое, хотя и сохранилось под слоем льда. Должно быть, оно испортилось ранее, когда этого льда еще здесь не было, следовательно, не в этом году.
Во льду же, покрытом водой, мы нашли целые пуды чая в жестяных полуфунтовых коробках; почти весь чай был никуда не годен, так как коробки поржавели и чай отсырел и заплесневел. Тем не менее мы взяли несколько коробок наиболее сохранившихся и, просушив его, пили с удовольствием. В больших железных банках, открытых сверху и залитых водой, нашли мы несколько пудов кофе, который был окончательно испорчен. В железных бидонах, тоже под водой, было найдено много овса, по-видимому, для лошадей. Хотя он и отсырел, но мы пробовали из него сделать овсяной кисель, и получилась вполне съедобная вещь, так что мы решили этот овес еще использовать зимой. В амбаре же нашли мы два ящика с галетами, совершенно размокшими и превратившимися в кашу. Нашли несколько пудов керосину и ящик стеариновых свечей, что будет очень кстати длинной зимней ночью. Найдены были лохмотья уже совершенно истлевшей одежды. Найдены были шелковые легкие палатки, причем на каждой из них были шелковые же красные надписи .и номера каждой палатки, эти надписи, по-английски, поставили меня несколько в тупик: "Полярная экспедиция Циглера № 12". Подобные надписи или клейма были на многих найденных нами предметах: на топорах, на лыжах, на каяке, на приборах для варки пищи специально в санных экспедициях, на лопатах и пр. Все вещи были лучшего качества и каждая занумерована. Этот неизвестный нам Циглер (Американский миллионер Циглер снарядил в 1903 году экспедицию для достижения Северного полюса под руководством фотографа Фиала. Два года экспедиция на пони и собаках пыталась идти к полюсу с базы на о. Рудольфа, но дальше 82° широты продвинуться не смогла. Зиму 1905 года американцы провели в доме Джексона на мысе Флора, устроив в нем трехъярусные пары. Были вывезены прибывшим за ними судном "Терра нова".) совершенно сбил меня с толку.
Как я уже говорил, первоначально у нас составилось очень простое представление: мы еще не нашли зимовки Джексона и находимся в становище Седова. Немного смущало, правда, обилие разного старья п запущенность построек, но часть хлама была еще закрыта снегом, а кроме того, мы STO объясняли спешным уходом зимой, при вторичном посещении Флоры. Судно же Седова, должно быть, вернулось в Архангельск, высадив зкспедицию на мыс Флору, как это предполагалось в 1912 году. В этом году судно должно прийти; в тех банках, привешенных к дому, находится почта на случай, если бы санная экспедиция вернулась позже прихода судна. Как могло у меня составиться такое ложное представление, я, право, не могу себе объяснить. Дом, очень хорошо сохранившийся снаружи, которому, право, можно было дать на первый взгляд скорее год, чем двадцать лет, две надписи Седова, наше предвзятое ожидание найти только развалины становища Джексона, почта, составленная Седовым, две или три пустые банки из-под русских консервов, найденные в усадебке, где мы жили,- EOT те первоначальные причины моего заблуждения, в котором я был дня два. Однажды, забравшись в большой дом, который очень походил внутри на помойную яму н в котором слой грязи и льда был толщиною до двух футов, у одной стены, в закоулке, за грязными заплесневшими койками, мы нашли вместо обоев какой-то сгнивший лоскут. Он был невелик, и внутри дома нельзя было разобрать ни материала, из которого он сделан, ни цвета его. Но рассматривая эти лохмотья при свете солнца, мы увидели, что это сукно, совершенно истлевшее и когда-то зеленого цвета. Внезапно я припомнил, что Нансен, описывая жилище Джексона, говорит, что степы его были обтянуты зеленым сукном.
В середине большой комнаты стоит хорошая чугунная печъ, и к потолку над ней аккуратно прибиты дерезянкые планочки, назначение которых ясно: сушить над печкой намокшее платье. Нансен тоже про это пишет. Присмотревшись к стенам, потолку, кухне, отделенной переборкой от главного помещения, я уже нашел, что дом далеко не так молод, как показался мне первоначально, благодаря предвзятым ожиданиям. Конечно, это дом Джексона! А с другой стороны, и не похоже... У того было чистое, удобное помещение, "масса места", как говорил он Нансену при встрече, а людей с ним было немного. А здесь устроены койки в три ряда, одна под другой, человек на сорок или тридцать пять. Кз/чне-то переулки, закоулки, темнота. С одной стороны, как будто здесь было и хорошее помещение, а с другой стороны, и скверное. Койки сбиты даже из плохо строганных досок, кое-как, наспех, матрацы на них сгнили до того, что их приходится сбрасывать лопатой, а около стоит хорошее кресло.
Прекрасный удобный стол, может быть, когда-то служивший письменным, грубо починен обрезком нестроганой доски. К потолку привешены на проволоках и прибиты гвоздями против каждого паза между досками длинные, кое-как согнутые из жести желоба, так как, должно быть, крыша и потолск протекали. Весь потолок был увешан этими некрасивыми заржавленными желобами. У каждой койки наспех сделаны полочки и ящики, в которых во всех были грязные банки и пузырьки с различными лекарствами, и, должно быть, ими частенько пользовались. Нет, положительно, в таком грязном, запущенном, нездоровом помещении не мог жить Джексон, этот джентльмен, который, говорят, к обеду выходил во фраке. Ясно, что здесь было за двадцать лет двое, а то и больше хозяев. Сначала устраивалось удобное, светлое помещение, обставлялось с комфортом, обтягивали стены сукном, предусматривалась долгая, в течение нескольких зим, жизнь при приличных условиях. Такое помещение и застал Нансен.
Но вот, после уже, откуда-то появились какие-то другие люди: их было много, явились они поздно, надо было торопиться, чтобы как-нибудь устроиться поместиться всем до наступления зимы. И стали они наспех делать эти трехъярусные койки-гробы, приколачивать к потолку эти жестяные желоба, так как потолок к тому времени уже протекал. У них, должно быть, было несколько лошадей, скелеты и черепа которых мы видели в разных местах около амбара и "цирка". Поломанные нарты, которые мы видели на свалке, были слишком'велики для собак - они предназначались для лошадей. В доме, на стене, висит уздечка, тут же рядом нашли мы винтовку, заржавленную до того, что для употребления она не годилась. На этой винтовке, на прикладе выжжено клеймо: "Полярная экспедиция Цигле-ра". Такое же клеймо и на лежащем в доме топоре, на длинной ручке.
Нет, положительно, своим грязным запущенным видом дома обязаны не седовской экспедиции. Надо было много времени, чтобы сгнили эти матрацы и лохмотья одежды. Эта экспедиция была раньше седовской. Как спешно она пришла, так же спешно и ушла куда-то, не убрав грязи, не заколотив хорошенько окон и не закрыв крепко дверей. И, по всей вероятности, это была экспедиция Циглера, совершенно мне не известная. Откуда и куда шел этот таинственный Циглер или его экспедиция?
А вот, кажется, и ответ на этот вопрос. На одной из коек находим мы большой лист бумаги; по-видимому, это нечто вроде юмористической газеты, случайно изданной на мысе Флора по поводу наступления Нового года (Эта стенная газета хранится ныне в Музее Арктики и Антарктики.).
Первая картинка изображает двух джентльменов, сидящих за стаканом и пьющих виски. Они, должно быть, говорят между собой: "А хорошо бы открыть Северный полюс. Конечно, недурно". И вот корабль, по всей вероятности с этими джентльменами, уже в море. Но у какого-то высокого мыса, может, севернее Флоры, этот корабль от неизвестной причины идет ко дну и из воды видна только его корма. Следующая картина изображает путешествие обратно на юг по Земле Франца-Иосифа. Длинной вереницей растянулся обоз, запряженный и лошадьми, и .собаками, и, по-видимому, все приходят на мыс Флору. Потом эта компания, уже, должно быть, в наступающем году, каким-то образом очутится в обитаемых местах и поедет в железнодорожном поезде. Конечно, они доберутся благополучно до дома и, в один прекрасный день очутятся в кругу родных и знакомых.
Вот по каким "достоверным источникам" мы познакомились с экспедицией Циглера.
Около амбара среди нескольких порожних бочек мы нашли одну из-под вина. На ней было выжжено клеймо "Северный полюс". Не экспедиция ли Циглера предусмотрителыю запасалась этим вином, которое предстояло распить по прибытии на Северный полюс? В нашем представлении этот Циглер или, вернее, остатки снаряжения этой экспедиции и "свалка" около домов были неиссякаемым источником всяких сокровищ: нечто вроде "универсального" магазина. Когда нам нужна была та или другая вещь для хозяйства, то мы смело шли в дом, амбар, "цирк" или на "свалку" и всегда находили нужную вещь. "Надо сходить к Циглеру, не найдется ли там ложек",- и мы находили. "Александр, не поищешь ли ты у Циглера ситечко для протирания овса",-o и Александр шел и находил. Таким образом, мы "у Циглера купили" кофейную мельницу, хорошую лампу, ножи столовые и вилки, различные инструменты и всевозможную посуду. Циглеровская винтовка у нас была разобрана и отмачивалась в керосине, после чего мы надеялись привести ее в надлежащий вид.
Проходя как-то на восток, за одним из холмов я увидел высокий, узкий, очень правильный камень. Подхожу ближе и, к своему величайшему изумлению вижу великолепный памятник-обелиск. Из надписи на нем золотыми буквами я узнал, что этот памятник поставлен в 1900 году судном "Стелла Поляре", Полярной экспедицией герцога Абруццкого, своей пропавшей без вести санной партии. Конечно, эта вторичная экспедиция, привезя с дальнего юга этот памятник своим пропавшим товарищам, не позабыла с собой захватить и более существенное, все необходимое для существования на севере. Должно быть, она много чего привезла и сложила в амбаре, но кто-то уже после раскидал и перепортил это добро.
Так что, хотя мы и называли все наши находки полезных вещей "покупкой у Циглера", но ясно было, что не одному Циглеру мы были обязаны ими. Возможно, что экспедиция Циглера сама многим воспользовалась из склада в амбаре.
Недалеко от нашей усадебки, ближе к утесам, мы нашли могильный холм с деревянным крестом, окрашенным красной краской. Какой бедняга нашел себе здесь успокоение, это нам не было известно. Здесь была земля и все нужные инструменты для копания, а потому эта могила была лучше, чем могила нашего Нильсена. Там мы могли только сложить над телом его холм камней, а на крест у нас не было материала.
Постепенно из-под льда была выколота почти вся провизия. Оставалось немного несущественного, которое мы собирались разобрать после. Теперь же надо было убрать то, что уже было вынесено наружу.
В большом доме часть сеней была отгорожена переборкой под кладовую. Здесь, как и везде, была та же грязь, тот же лед. Очистив ее и добавив полок, мы сложили по сортам, рядами на полках, всю провизию. Вид получился внушительный и очень красивый. Длинные ряды банок различной.формы и величины, со свежими даже этикетками, напоминали хороший гастрономический магазин. Кладовая оказалась полной.
Большую часть этой работы, раскопки провизии и сортировки, сделал Конрад. Работа эта серьезная и очень кропотливая, но Александр добросовестно ее выполнил. С утра и до позднего вечера проводил он время "в Помпее", только иногда навещая меня, чтобы поделиться тем или другим приятным открытием.
Я же с самого прибытия на мыс Флору был болен и мне становилось все хуже. Жар и озноб не покидали меня. Большую часть времени я был в бреду, а иногда были какие-то кошмары. Мне все казалось, что нас на мысе Флора живет трое. Лежа в бреду, я вскакивал и бежал к раскопкам звать Александра. Я знал, что он там работает, и никак не мог припомнить, куда отправился "он, третий". Спрашивал Александра, где "он", но кто он, я и сам не мог припомнить. На свежем воздухе я приходил немного в себя, припоминал все происшедшее с нами, что нас осталось только двое, и с тоской шел обратно на койку. К общему недомоганию прибавилась опухоль и боль в ногах, и в минуты сознания я опасался плохого конца для себя. Положим, что опухоль в ногах была и у Александра.
Мысль о пропавших спутниках, в особенности о Луняеве и Шпаковском, не давала обоим нам покоя. Временами, когда мне было лучше, мы садились у дверей своей усадебки и смотрели на расстилающееся перед нами море, втайне надеясь, что покажется где-нибудь каяк с пропавшими. Разве это не может быть? Возможно, что их отнесло очень далеко на каяке или на льдине, на которую они предпочли перебраться. Но ведь там за горизонтом должен быть лед и большой лед. Трудно ожидать, чтобы это свободное море тянулось вплоть до Мурмана, или до берегов Новой Земли, вероятнее, что южнее есть широкая полоса льда, такого же плавучего, как и тот, по которому мы шли. Возможно, что наших спутников отнесло к этому льду, где они, конечно, могли убить несколько тюленей и, питаясь ими, при благоприятном ветре и погоде решили отправиться обратно к островам. Каяк у них крепкий, стойкий, и такой переход сделать возможно. Но напрасно мы всматривались в горизонт, напрасно рассматривали в бинокль отдаленные льдинки, ничего не было видно похожего на каяк. Медленно мимо нас проходили льдины, гонимые приливом и отливом то на запад, то на восток, часто на них мирно грелись на солнце моржи по нескольку зараз, но наших пропавших спутников не было.
15 июля, рано утром, Конрад решил ехать на остров Белл, а если будет возможно, то есть если лед не взломан, то доехать до мыса Гранта и посмотреть, нет ли там береговой партии или, по крайней мере, их следов.
В то время я ехать не мог, так как только временами мне было настолько лучше, что я мог ходить, больше же я лежал на койке и чувствовал себя плохо; на каяке я был бы только лишним грузом. Да и Александра к этой поездке побуждало отчасти опасение остаться на зиму одному.
Взяв с собой ящик с провизией, двустволку с патронами, Александр, при хорошей погоде и легком попутном ветре, отправился под парусом к острову Белл. Скоро каяк превратился в точку, а через час и точка исчезла. Я остался один. Это время одиночества было очень тяжелое для меня. Лежа почти в забытьи, я переживал различные эпизоды из нашего странствования, которые перепутывались с ужасными кошмарами, во время которых я слышал голоса за дверью, или даже мне казалось, что кто-то открывает дверь; я выскакивал из домика, но, конечно, никого не оказывалось там. На некоторое время я "приходил в себя, припоминал, что сейчас я один, но потом опять начиналось что-нибудь подобное.
На столе у меня стояли раскрытые банки с различной провизией, консервами, вода, галеты и лежала хина, взятая из аптечного сундука. Это все приготовил Александр для меня перед своим отъездом. Но. аппетита у меня не было; я только принимал хину, пил воду, подбрасывая дров в печку, и опять ложился. По прибытии на мыс Флора, мы переделали нары в нашем домике, так как они занимали очень много места. Вместо них мы сделали две койки, одну над другой, и находили это удобнее. Моя койка была нижняя.
Через двое суток я начал беспокоиться об Александре, не случилось бы какого-нибудь несчастья и с ним.
Вечером 17 июля я оделся в малицу и решил дожидаться Александра, сидя около дверей на ящике.
Этот неумолкаемый гвалт на утесах, временами прерываемый какими-то дикими завываниями, способен был и на здорового человека нагнать тоску. Беспрестанно льется со скал водопадами вода; временами она подмывает где-то наверху лед и снег, и происходят шумные обвалы. Невольно вскочишь с места от этого шума; кажется, что обвал случился где-нибудь недалеко от нашего домика, так силен этот грохот и сотрясение воздуха.
Я прождал Александра всю ночь, только иногда заходя в домик. Часа в 4 утра я увидел по направлению на остров Белл какую-то точку, похожую на каяк, но все еще не верилось. В то время как лед медленно плыл по проливу на юг, точка эта как будто подвигалась немного на север. Немного погодя стало заметно, как по сторонам черной точки что-то поблескивает с правильными промежутками времени, то с одной стороны, то с другой. Да, конечно, не может быть сомнения, что это каяк, а по сторонам его блестит на солнце двухлопастное весло, то опускаясь, то поднимаясь из воды. Через час он скрылся за высоким берегом, а в 6 часов утра я увидел уже Александра, идущего по берегу, и побрел ему навстречу.
Конрад шел один. Когда я подошел к нему, то он не мог сдержаться и заплакал. Нечего было и расспрашивать, я понял, что он никого не нашел и не видел следов. До самого мыса Гранта дойти он не мог, так как там был наносный лед, но мыс был виден хорошо в бинокль: можно было рассмотреть каждый камень. Александр стрелял, кричал и даже переночевал в виду мыса.
Но мы все еще не теряли надежды. Решили вторично отправиться к мысу уже вдвоем, как только устроим себе помещение для зимовки.
В этом маленьком домике мы не предполагали зимовать, так как, по всей вероятности, здесь будет очень холодно. Надо было привести в порядок большой дом, за что и принялись с утра. Эта работа была немалая. Для очистки дома следовало принимать меры энергичные. Прежде всего были оторваны от всех окон доски и выставлены рамы, потом мы принялись ломать все до одной койки и вынесли всю мебель. Мы решили оставить только одни стены и печи: только таким способом можно было сколько-нибудь высушить помещение. На стенах были прибиты кое-как какие-то мокрые лоскутья тряпок, кожи и бумаги, какие-то дранки, доски с прослойкой сгнившего мокрого войлока. Такая грязь, такая вонь, что трудно себе представить.
Чугунный камелек, который стоял посредине помещения, был разбит, а потому мы решили здесь сложить небольшую кирпичную печь, которая держала бы больше тепла и в которой одновременно мы могли бы готовить себе пищу. Кирпич, нужный для этой печи, нашелся частью от кузнечного горна, устроенного в нашем "палисаднике", а частью мы собрали его в разных местах около построек. За печником дело не стало. Конрад до поступления на "Св. Анну" работал печником, и, по его словам, был "дошлый" по этой части. Кроме того, нам предстояло починить потолок и крышу. Для этого надо было туда наносить побольше дерну и мху, а за этим материалом дело тоже не стало. Недалеко мы нашли большую кучу мха "ягеля", употребляемого для корма оленей. Должно быть, он был припасен еще Джексоном, который, кажется, делал попытку разводить здесь оленей. Часов в 7 утра мы аккуратно выходили на работу и проводили весь день в большом доме с перерывами только для обеда и чая.
Работая в большом доме, мы нашли под койками более тысячи патронов для "циглеровской" винтовки. Это была ценная для нас находка, так как мы надеялись привести в порядок винтовку, отсутствие которой для нас было чувствительно. Раза три нас уже навещали медведи, но они были осторожны, близко не подпускали, и потому мы не могли ни одного убить из двустволки. Медведи, видя за собой погоню, улепетывали o очень быстро к морю, бросались в воду и плыли ко льдам, проносившимся около острова. Там они забирались на одну из льдин и спокойно продолжали свое путешествие.
А между тем нам необходимо было еще до наступления зимы убить нескольких медведей. Во-первых, их свежее мясо никогда не могло быть лишним, хотя бы мы имели достаточно консервов. А во-вторых, наша одежда очень нуждалась в. ремонте и пополнении, а медвежьи шкуры не оставляли желать ничего лучшего для этой цели.
Кроме того, нам винтовка нужна была для моржей, мы еще предполагали за ними поохотиться как следует. Мясо и шкуры их для нас далеко не были бы лишними.
Различные обрывки одежды и оленьи шкуры, найденные нами п различных местах, мы акуратно собирали и сушили их на крыше дома. Этот хлам должен был нам пригодиться тоже для ремонта нашего гардероба. Иглы и нитки мы нашли в доме, а материалом для нашего будущего белья должны были служить несколько парусов от каяков, сохранившихся у нас и сделанных из больших простыней; для той же цели мы собирались употребить одну из наиболее рваных шелковых палаток Циглера.
Исправлением и шитьем одежды и белья мы должны были заняться после нашей поездки на мыс Гранта уже в "новом" доме, когда настанут темные вечера и все работы на дворе будут окончены.
В большом доме, "в мусоре", Конрад неожиданно нашел обыкновенный русский ситцевый кисет с махоркой. Как он попал сюда, не могу себе представить. Впрочем, его мог обронить кто-нибудь из команды Седова. Мы с Конрадом заядлые курильщики, но табак на "Св. Анне" вышел уже год тому назад, и могу сказать по личному опыту, что это слишком большой срок,для курильщика. Чем только не пробовали на "Св. Анне" заменить табак! Курили и сушеный хмель, и чай, и даже траву от матрацев, но, увы, эти суррогаты только раздражали курильщиков, но табак заменить не могли.
Можно себе представить, с каким наслаждением теперь, на мысе Флора, после обеда, мы свертывали из бумаги "козью ножку", насыпали ее просушенной махоркой и курили! После долгого перерыва мы чувствовали себя, как пьяные, и у нас кружилась даже голова.
Впрочем, по окончании работ в большом доме, после ужина, мы сидели в своей усадьбе, занимались различными мелкими работами, делились своими планами, надеждами и делали различные предположения. Должен упомянуть об одном странном обстоятельстве, рисующем наше душевное состояние по прибытии на мыс Флора.
В тот момент, когда я увидел надписи Седова и две банки с почтой (В жестяной запаянной банке находилась записка заместителя начальника Седовской экспедиции Кушакова о местонахождении и положении экспедиции. Записка была доставлена с места зимовка судна экспедиции "Св. Фока" в бухте Тихой на острове Гу-кера Н. В. Пинегиным на собаках в конце марта 1914 года. - Прим. Н. В. Пинегина.), привешенные над домом, у меня мелькнула мысль, что в этом году должно прийти судно из Архангельска за экспедицией Седова. Эта догадка с течением времени превратилась почему-то в твердую уверенность. Ждал я это судно в августе месяце.
Конечно, могло случиться, что ожидаемому судну не удастся пробиться в этом году к мысу Флора, вследствие большого скопления льда, который, безусловно, должен быть где-нибудь южнее этого мыса.
Только в таком случае приход судна мог быть отсрочен до будущего года. Это я допускал. На этот несчастный случай M7J готовились к зимовке: собирали провизию, устраивали большой дом, готовили одежду. Но мы видели свободное ото льда море от мыса Мэри Хармсуорт и далее на восток от мыса Флора на протяжении около 90 миль, и я полагал, что в этом году вообще не следует ожидать большого скопления льда южнее. Вероятнее всего, что судну удастся пробиться к мысу Флора. Уверенность моя в этом была так велика, что я до прихода судна не вскрыл банок с почтой, которые были привязаны проволокой над большим домом.
Из писем, помещенных в них, я много узнал бы очень интересного для меня, и я уверен, что всякий на моем месте первым делом открыл бы эти банки. Теперь, когда я оглядываюсь назад, мне самому кажется странной моя уверенность в ожидаемом приходе судна. Мне странно и самому теперь, почему я не открыл эти банки с почтой, которые для того и повешены, чтобы их открыли и прочли письма? Но тогда я спокойно проходил мимо них десятки раз в день и даже не обращал на них внимания. И очень, может быть, хорошо сделал, что не прочел содержимого банок. Многое узнал бы я из этих писем неожиданного для меня, что дало бы совершенно другое направление нашим планам и деятельности и, кто знает, может быть, сделали бы такой шаг, который мог быть для нас опасным.
Но так или иначе, мы спокойно ждали, а почта висела на своем месте. Работа по очистке дома приближалась к концу: оставалось только выбросить несколько десятков лопат льда и мусора, начать топить печи для просушки помещения и вымыть его.


В начало Продолжение->